СЛЁЗНЫЕ РЕКИ И СОПЛИВЫЕ БЕРЕГА 3 часть

- Ну, уж нет, хмырь, - завизжала я, тяня за тонкий галстук прифигевшего бармена к себе поближе. - У него парень есть, я не дам тебе испортить его чистую любовь так же, как сегодня ворона испортила мою! - я звучно чмокнула бармена в щёку. Тот немного покраснел толи от того, что я несла, толи от того, что галстук на его шее превратился в петлю.

Брюнет призагадочнейшей внешности искоса взглянул на меня. Его черты лица казались мне очень резкими, не смотря на то, что всё вокруг вибрировало в такт музыке. Тогда мне, пьяной дурре, было невдомёк, что это не мир дёргается под музыку, а я, перевалившаяся грудью на барную стойку и тянущую бармена на себя за галстук. Наверное, только особая печать на руке не позволяла им вышвырнуть меня за дурное поведение. Но вообще я об этом не задумывалась. В тот момент была слишком пьяной, после было слишком стыдно.

- Не задуши пацана, - криво усмехнулась загадочнейшая личность на соседнем стуле. Я хотела было покрутить пальцем у виска, но не стала отпускать бармена-сокровище, а то вдруг этот мерзкий тип ещё обидит моего симпапулечку?

- Он умрёт во имя чистой любви! - решительно заявила я. - Симпапулечка, а сделай мне ещё разочек тот котельчик? - я выразительно захлопала глазиками. Бармен как то растушевался, но воспользовавшись тем, что я ослабила хватку, принялся выполнять накопившиеся заказы многочисленных зрителей шоу. Пока мой подопечный, за чью голубую любовь я сражалась, делал коктейль, я, приземлив пятую точку на стул и свесив подбалтывающиеся ноги, ткнула наманикюренным пальцем в темноволосое исчадие, от которого я и защищала вышеуказанную любовь.

- Ты, - пропыхтела я, стараясь удержать равновесие. Чёрноволосый на минуту поплыл. Но потом я опёрлась на барную стойку, искоса глядя, выполняет ли мой заказ симпатюлечка. - Ты чего прицепился к нему?

- Девушка, боюсь вас огорчить, - голос звучал чуть грубовато, но в тот момент мне вообще показалось, что этот тип на меня орёт! - Но, по-моему, это вы прицепились к бедному парню, - ой какие мы начитанные. Тьфу ты, аристократ хренов!

- Тьфу, ну ты и гааад, - протянула я, выставив ногу вперёд, получилось так, что острый нос туфель пронзил пятую точку черноволосого. Тот не издав не единого звука, медленно повернул голову ко мне. Ой! Да он посимпатичнее симпапулечки!

- Ваш коктейль, милая, - подмигнул бармен. Я, воспользовавшись моментом, хотела потянуть его за галстук, но тот уже отсутствовал. Не теряясь, я взяла его за майку и резко потянула, да так, что он чуть не перевалился через стойку.



- Эй, крошка, а ты горячая, я тоже так хочу! - раздался возглас с другого конца стойки.

- Плюнь себе в харю и захлопнись, - пропела я как мне казалось ангельским голоском, хотя на самом деле рявкнула, как цепной пёс на вора. - Симпапулечка, смотри, а тот приставучий красавчиком оказался, - я попыталась указать на чёрноволосого пальцем, но тот почему-то постоянно отказывался наводиться на цель, видимо, объект прыгал на своём стуле, раз уж я не могла поймать его пальнем. Ну не я же шаталась, в самом деле? - Может, всё-таки предашь свою чистую любовь ради него? - я активно захлопала ресницами, когда тёмненький взглянул на меня и фыркнул. В тот момент все мысли напрочь выветрились. Осталось лишь только настоящее: прошлое с ужасной вороной и будущее с ужасным стыдом - не существовали.

- Милая, - бармен терпеливо пытался один за другим отнять мои пальцы от своей майки. - Симпапулечка, может ты сама с ним повеселишься? - в искристых карих глаза бармена что-то плясало, но я никак не могла вспомнить эту эмоцию...Наверно он хотел заплакать! Да, он отказался от новой любви ради моего счастья с этим темноволосым симпатюлечкой! (Примеч. автора: симпапулечка бармен сдерживал откровенный ржач.)

- Блин, - из глаз потекли слёзы, - Симпапусечка, ты такой хороший, ради моего счастья отказываешься от своего, - я горестно вздохнула и смачно чмокнув бармена в щёку, окончательно отпустила добросердечного парнишу и стала пить свой коктейль, покусывая трубочку и не сводя глаз с тёмноволосого. Раз симпапулечка сказал надо, значит надо.

- Эм...молодоооооой человееееек, - во время обращения я зевнула, наклонившись к темноволосому, уставившемуся в тёмное пространство, близко-близко, рискуя свалиться со стула. Тут этот шизанутый как вскочит, как махнёт рукой, коктейль, разумеется, не удержался в моих слабеньких женских ручках, подлетел вверх, в воздухе сделал эффектный кульбит и его жёлтое содержимое опрокинулось на тёмненького.



- Оооой, - пискнула я, давясь от смеха и ткнув в облитую тягучей жёлтой жидкостью рубашку незнакомца, - На тебя как будто бы яйцо разбили! - я в голос расхохоталась, еле-еле удерживаясь на стуле. К моему смеху прибавился хор других самых различных смехов и вскоре получился всеобщий ржач. Только вот что-то тёмноволосому симпапулечке не смешно.

- Эй, тебе не смешно? - явно чем-то раздосадованный, только вот непонятно чем, брюнет сидел и не смеялся. - Чего всем настроение портишь, а ну смейся? Смотри как нам весело! - в доказательство я обвела рукой всех людей, узревших сногсшибательную постановку у бара. Я так крутанулась, что снова чуть не свалилась со стула, но во время схватилась за липкого невесёлого симпатюлечку. Ух, зануда! - Эй, ржи давай, балбес, а то больше не буду считать тебя симпапулечкой! - пригрозила я, - Смотри как всем смешно! - это я уже орала ему в ухо. Медленно, очень медленно, продляя момент, брюнет повернулся ко мне, и я встретилась с его по-стальному ледяными голубыми глазами. Меня аж замутило, у него взгляд был как у убийцы! Перед глазами тут же пронеслись хроники о сбежавших маньяках. Мама дорогая!

- Ик, - только и вырвалось у меня, сердце спряталось где-то в области поясницы и велело не беспокоить, пока я не выберусь из неприятностей, а у меня их хоть отбавляй!

- Будет очень смешно, когда я тебя убью, - прорычал он. И даже моя пьяная дурья башка незамедлительно испугалась. В долю секунды до того как тёмный вытянул руки, чтобы меня схватить, я юркнула вниз, приземляясь на каблуки. Он немного прифигел, и я, воспользовавшись моментом, полетела к выходу, почему-то неравно хихикая. Игра в догонялки была моей самой любимой.

Вот только проигрывать мне совсем не нравилось. Поэтому я издала дикий вопль ужаса, когда разъярённый как кастрированный кролик, симпатюлечка схватил меня за плащ и дёрнул вперёд. Ткань разошлась по шву на спине, но даже плащ за 350 у.е. не мог заставить меня остановиться. Зато этот быстробегающий недоголубой парень, пристающий к барменам, быстренько настиг меня, припёр к стеночке недалеко от выхода и стал поливать нецензурными обзываниями.

- Обалдел? Ты как с леди разговариваешь? - рычала я, извиваясь всем телом, чтобы оттолкнуть этого грубого мужлана. Но тот крепко обхватил мои руки и меня словно к стене приклеило.

- Ты дибилка конченная, совсем ошалела? Из психушки давно выпустили, овца долбанутая? - и это было самым необидным из того, что орал мне в ухо темноволосый. А я, почему-то пропуская мимо смысл его слов, отметила, что у него отличненькая туалетная вода, в примеси с дорогим алкоголем произвела на меня сумасшедший эффект. А я взяла и лизнула этого вкусняшку в ухо. Ну не сдержалась, человеченки попробовать захотелось...Мне тут же подурнело от самой себя. Докатилась!

- Ты чего? - тут он совсем ошалел, такого распускания языка (в прямом смысле) он от меня не ожидал.

- А ты чего обзываешься, козлина? - нахмурилась я, склонив голову на бок и стараясь не очень расшатываться, чтобы внимательнее рассмотреть симпатюлечку.

- Да тебя за такое надо... - а дальше пошёл поток нецензурных слов, описывающих истязания, которые нужно применить к моей скромной персоне. Я слушала всё это с широко распахнутыми глазами и фигела. Такого я даже от Лильки не слышала! Хотя будь она на моём месте, то нашла бы что сказать.

- Эй ты, - мне каким-то чудом удалось высвободить руку и я ткнула пальцем в твердый пресс. Ну а дальше я сказала все слова, которые мне когда-либо удавалось услышать от пьяных бомжей на улице, из фильмов в переводе гоблин, я даже не побрезгала воспользоваться парочкой выражений гнусной Таисии. И когда я была посередине своей речи, уже так увлёкшись, что позабыла о симпатюлечке, этот самый почти позабытый объект взял и заткнул мне рот рукой. Я, не растерявшись, хорошенько цапнула его и победно улыбнулась. Он, взревев и нелестно отозвавшись о моей маме, взял и поцеловал меня!

Ошалев, я замерла, допирая, что это извращённое чмо и вправду меня целует. Да ещё как! Это вам не хухры-мухры в детском саде N5 в маленькой беседке! Это был страстный напор, во время которого он почти до боли сжал моё лицо своей горячей ладонью и практически вдавил в стену. Видимо уж очень хотел заткнуть!

Ну а я, и не думая отбиваться, вспомнив благословение бармена, взяла и поцеловала его в ответ! Поняв, что он тоже немного ошалел, я, усмехнувшись, на последок дрозняще укусив его за губу, хорошенько врезала извращенцу между ног.

Какой был вой! Похлеще чем у голодного волка! Темноволосый очень эстетично согнулся в форме буквы "s" и сполз по стеночке. Ну а я, бросив ему напоследок оставшиеся оскорбления, не оборачиваясь, спотыкаясь, летела на встречу к милому Ванечке. Его подведенные глаза округлились, а у меня в голове пронеслась мысль о том, что не он ли является настоящей гейской любовью бармена?

- Ванюша, ты прелесть, ты супер, спасибо тебе большое, мой здоровяк, это был обалденный вечер! У бабки Таисии глаза на лоб полезли бы! Знала бы она, не посмела бы обозвать меня скучной! - рассыпалась я, активно жестикулируя руками и прыгая вокруг охранники как дети вокруг новогодней ёлки. Что-то звякнуло, но я не обратив никакого внимания, продолжала.

- Стой коза, убью на...- понеслось откуда-то. Я побелела, увидев, что спотыкаясь и хромая, держась за поврежденное жизненноважное для следующего поколение место, бежит темноволосый, напоминающий восставшего из ада выражением лица.

- Ванюшечка, друг мой добрый, задержи этого сквернослова, - я перепрыгнула через цепочку так, что любой профессиональный спортсмен очумел бы, и успела чмокнуть охранника в щёку.

Перебежав дорогу, я убедилась в том, что Иван всё-таки задержал темноволосого. Оглядевшись по сторонам как воровка, готовящаяся к преступлению, я показала средний пальчик брюнету вместе с языком и, хихикая как ненормальная, запахнула плащ. Потом я понеслась вдоль слабо освещённой дорожке парка, до дома было идти недолго, а я летела как кот от пылесоса, поэтому оказалась у знакомого подъезда в мгновение ока, хихикая как обкуренная.

Холодный воздух, адреналин и физическая нагрузка слегка выгнали из меня алкоголь, но не настолько, чтобы я покаялась в совершённом. Довольно задрав голову, я вытащила из кармана ключи и вошла в подъезд. Теперь от меня бегала лестница, которую я пыталась поймать одной ногой, медленно опуская носок. Наконец, мне это удалось и я, довольно хмыкнув, дошла десять проклятых вредных ступенек, отделяющих меня от лифта. Время потеряло счёт, мне было так легко и хорошо как никогда.

Буквально вломившись в свою квартиру (замочная скважина ловко отпрыгивала от моих попыток пронзить её ключом), я стягивала с себя предметы одежды на ходу. Неожиданно веки сильно потяжелели, спать захотелось нереально.

- Ох, утомил ты меня, симпатюлечка, - устало потянулась я, стягивая через голову платье, которое несколько часов назад боялась помять. Разве это главное в жизни? Не а, главное отрыв и адреналин, как сегодня в клубе! Главное, быть самой собой!

- Ммм, какая я всё-таки классная, - не удержав себя от похвалы, брякнула я, смотрясь в зеркало в полный рост. Мир перестал от меня бегать, и я разглядела свою стройную загорелую фигурку.- Повезло кому-то, - отчего-то мысли совсем отказывались напоминать мне об Артуре, которого я так жестоко опозорила. Плюхнувшись на кровать, я улыбнулась сама себе и обняла подушку, от которой веяло знакомым ароматом горных трав кондиционера для белья.

- Томка - ты крутая, - пропыхтела я, чувствуя, что сейчас вырублюсь. Последней мыслью было желание ещё раз увидеть тёмненького симпатюлечку, которым так любезно поделился со мной бармен.

Сон пришёл быстро, постепенно стирая алкоголь из крови и выедая дыру на сердце.

У СИМПАТЮЛИЧКИ ЕСТЬ ИМЯ

или

ПРИВЕТ, ЭТО ИРАКЛИЙ

Первой мыслью после пробуждения было удавиться. Потом, немного подумав, я решила, что первой мыслью всё же были воспоминания, пулей проскочившие в голове, последняя, к слову, раскололась на миллионы осколков и бедной Танечке придётся собирать её по мелким крупицам. Может, до свадьбы заживёт?

Я откашлялась, чувствуя, как изо рта неприятно пахнет перегаром. Вот ужас. Я еле слышно застонала, ощущая боль во всём теле: правая лодыжка ныла, словно вчера я её подвернула, а потом ещё и кросс на шпильках пробежала; все мышцы выли, в особенности на ногах; спина трещала. Но самое главное - мой мозг опух до невиданных размеров, какой-нибудь гений наверняка бы позавидовал.

Хотелось оттянуть момент воспоминаний, но деваться было некуда, ведь судя по тому, как отвратительно мне было на душе и как виновато-гулко билось сердце, я натворила много дел.

Утро вчерашнего дня было обычным: учёба, переписка с Артуром. Потом я стала собираться на ужин...Ох! Чёртов ужин! Я почти физически ощутила ту боль, что пронзила моё сердце. Бабушка Таисия...Хотя какая она мне бабушка! Абсолютно чужая тётка, потому что с этого дня я приняла обед молчания относительно этой бестии. Как же она вчера взбесила меня своей речью! Мои щёки тут же стали пунцовыми от воспоминания, как я отвечала этой рыжеволосой даме, пропахшей клубничными сигаретами.

Но это оказалось не самым страшным. Смутные воспоминания о том, как я изливала душу охраннику, называла бармена симпатюлечкой и душила его галстуком, о том брюнете, которому досталось больше всего и, который обещал меня убить. Брюнет...

Я икнула, потом снова и снова, разразился приступ икоты. Если бы не добродушный охранник (правда, теперь, вспоминая лицо здоровяка я бы не сказала, что ему нравились мои жалобы), то, быть может, моё холодное мёртвое тело лежало бы за скамейкой в парке.

И главное - это было бы абсолютно заслуженно!

Я обхватила сотрясающуюся от боли голову руками и в перерывах между иканьем тихо стонала, вспоминая обрывки фраз, которые я говорила брюнету. Подумать только, я спасала чистую голубую любовь! Что за бред? И почему я решила, что тот парень принадлежит к сексуальным меньшинствам? И тот коктейль у него на голове, как все смеялись...Мужчины ненавидят, когда смеются над ними. Как я живой выбралась непонятно. Наверное, везенье.

Но как оказалось, тот "симпатюлечка" гонявшейся за мной как обезумивший Джек-Потрошитель, не был голубым. Мои губы неожиданно запылали, в такт уже давно пылающему лицу. Чёрт побери, за те три года, что мы встречаемся с Артуром, я всего второй раз целовалась с другим мужчиной! Можно сказать первый, потому как другой поцелуй был осуществлён в целях, чтобы заревновать девушку моего хорошего друга.

Но это, чёрт побери, ужас! Тот незнакомец поцеловал меня так...Если бы он целовал меня когда бы ла трезвой, то этот поцелуй пробрал бы меня до дрожи в костях! И самое главное я ответила ему...с не меньшей яростью и страстностью...

- О-о-о-о-о! - только и смогла взвыть я.

Ещё покарав себя, я замолчала и, поразмыслив над тем, как я буду смотреть Артуру в глаза, выползла из спальни, предварительно открыв окно, чтобы разогнать неприятный запах. Я поморщилась от отвращения к себе, глядя в зеркало. Хорошо, что хоть вчера догадалась стереть косметику с заплаканного лица, иначе можно было бы без проб пойти в массовку на роль зомби в каком-нибудь фильме ужасов. Мои тёмные волосы, которые вчера я два часа старательно завивала щипцами, теперь висели как пакля, едва завиваясь, цвет лица был зелёными, что не удивительно, учитывая то, что творилось у меня на тот момент в животе.

Спустя час, я более или менее отойдя, сидела на кухне с огромной чашкой самого крепкого в мире кофе и пыталась успокоиться. Знакомых я вроде бы в том клубе не видела. Больше сказать, что я была в том клубе некому. Вот и отлично. Артуру, перед которым я чувствовала себя безмерно виноватой, я расскажу краткую версию, не распространяясь о всяких там "симпатюлечках" и "симпапусечках". От любимого у меня секретов не было, меня слишком мучила совесть, если я что-то скрывала от него. Разумеется, это касалось лишь моих тайн, что касается подруг, то я хранила их тайны свято, и Артур понимающе относился к моей молчанке.

- Какой же ты у меня идеальный, - пролепетала я, поглаживая экран мобильника. Артур вчера звонил 19 раз и прислал несколько сообщений примерно одного и того же содержания, в которых говорилось о том, чтобы я не воспринимала близко к сердцу слова старой вороны и успокоилась. По сути, я уже это сделала. Только я ненавидела собственную бабушку ни сколько за то, что она не одобрила моего брака с Артуром, сколько за то, до чего она меня вчера довела своими словами. Я в жизни так не срывалась, а уж после встречи с любимым и подавно.

Отпив ещё глоток невыносимого напитка, который взорвал мозги и заставил неприятную тошноту отступить, я принялась печатать сообщение Артуру.

"Любимый, умоляю, прости меня за отвратительное поведение, я не знаю, что на меня нашло, когда я сорвалась на Т. и убежала от тебя. Прости, пожалуйста, мне следовало провести эту ночь рядом с тобой, я не бежать от выжившей из ума бабки, - задумавшись, я стёрла характеристику Таисии, - ...от Т. Прости меня, если сможешь, жутко скучаю и люблю тебя. Позвони" - я отправила готовый текст, тем временем размышляя над тем, что наговорила мне старая ворона. Я всегда знала, что она хотела, чтобы мы были похожи, но я не знала до какого фанатизма достигло это её желанием. Она даже сказала, что я скрываю свою истинную сущность, притворяясь миленькой. Но я всегда была почти всегда была такой...

- Совсем из ума выжила, - прошипела я, чувствуя, что снова начинаю заводиться. Глубоко вздохнув, я всё-таки решила проверить наличие Таньки в квартире. Как оказалось её не было, и я выдохнула. Значит она не увидела того беспорядка, что я оставила в коридоре.

Но где бы она могла быть? Осталась у моих родителей или решила оставить меня одну и переночевать у своих знакомых? Ответа от Артура всё не было и я уже решилась ему позвонить, как раздался звонок в дверь. Я вздрогнула и подбежала к глазку. Он стоял там, мой светловолосый возлюбленный с букетом белых рост.

- Артур! - голос мой прозвучал и восторженно и виновато одновременно. Я бросилась к нему на шею, не зная как загладить свою вину. Кажется, из-за моей вчерашней истерики он совсем не злился, но что будет, когда он узнает про клуб?

Кое-как взяв себя в руки, я пригласила жениха в квартиру.

- Любимая моя, - он протянул мне букет из девяти роз, - Прости за то, что тебе вчера пришлось испытать подобное.

- О чём ты, Артур? Заметь, это моя чокнут...- я осеклась, - Это моя бабушка была против нашей свадьбы! Она, наверное, совсем из ума выжила, бедняжка, - я отобрала у парня цветы и бережно положила их на маленький столик. Артур притянул меня к себе и ненастойчиво поцеловал. Я почувствовала укол совести, вспомнив, что мне, кажется, уж очень приглянулся поцелуй брюнета в клубе.

- Арти, прости меня, прости, - шептала я, откинувшись любимому в плечо. С ним было так хорошо, спокойно, как за каменной стеной.

- Тома, сейчас же перестань извиняться, ты ни в чём не виновата. Я вообще предлагаю вырезать из вчерашнего чудесного вечера период от речи Таисии и далее, - деловито сказал он, а я, благодарно улыбнувшись, провела рукой по щеке милого.

- Какой же ты у меня всё-таки понимающий, - вздохнула я. Кажется, идиллия была восстановлена, но во мне всё равно что-то было не так, вчерашнее состояние на грани экстаза не давало покоя. Мы с Артуром пили кофе на кухне, и он весело шутил на тот счёт, у кого больше всего из присутствующих гостей округлились глаза. В конце прихода любимого я уже почти с иронией начала относиться к выходке Таисии, а вот моя собственная выходка всё не давала мне покоя.

- Милый, я тут тебе кое-что рассказать хотела, - прикусила я губу, свернувшись калачиком на диване. Я по-прежнему решила не рассказывать о поцелуе с брюнетом. Это ведь не измена...так...Он поцеловал меня первым! А я ответила для уловки, чтобы он был обескуражен, и я хорошенько врезала ему по промежности! Примерно такими мыслями я оправдывала себя и будущую ложь. Тем более это для меня ничего не значит, поэтому об этом не стоит упоминать.

"Ну да, не значит, зато вчера ты к нему намертво прилепилась!" - отозвался голосок внутри, который, вероятно, был совестью. Мне хотелось взвыть.

- Да? - Артур поглаживал мои волосы и задумчиво смотрел на нашу фотографию в рамке. Все считали нас идеальной парой, по крайней мере, внешне: я смуглая брюнетка с зелёными глазами и он светлокожий блондин с серыми глазами. Такое противоположное сочетание нравилось людям.

- Я вчера...- мой голос утонул в звонке мобильника Артура.

- Прости, - извинился он, ответив. - Алло? Нет...А-а-а-а! Ирка, - он как-то весело рассмеялся, и я, нахмурившись, взглянула на него в тихорца, мой возлюбленный не знал о том, как я ревнива.

"А ещё он не знает, что ты вчера целовалась с другим" - прошипела совесть голосом противной Таисии. Уж кому-кому, но не ей быть моей совестью!

- Ладно-ладно, - это прозвучало из уст Артура примирительно, - Буду называть тебя Ираклий, - я со свистом выдохнула и тихо хохотнула, подумав, что хорошее сокращение придумали для такого солидного имени. - Да-а-а-а, я сейчас со своей Мышкой, - он так ласково посмотрел на меня, что я не смогла упрекнуть его за то, что назвал меня Мышкой. Наверное, я ближайшие лет двадцать не могу ругать его, чувствуя угрызения совести за клуб "Нил". - Что ж, я не против, Тома, думаю, тоже. Хорошо, через часик будем. Давай, брат, - Арти улыбнулся телефону и бросил его в дальний угол дивана.

- Кто это был? - поинтересовалась я.

- Это Ирка...Ну Ираклий то есть, мы с ним вместе учились, мой лучший друг, - последнее прозвучало с горечью. - Его потом за границу отправили учиться.

- Припоминаю, ты рассказывал, - кивнула я. - А он что, приехал?

- Да, совсем недавно связался со мной и сказал, что хочет вернуться в родной город. Вот у меня счастливая неделя выдалась! Сначала ты согласилась стать моей женой, потом Ирка приехал...

- Не забудь про бабу Таисию, - грустно усмехнулась я. На это Артур томно поцеловал меня. - Мы куда-то вроде собирались, - пробормотала я, следя за тем, как любимый пытается стянуть с меня немногочисленную одежду. Из-за тяжких мыслей я даже как обычно не затрепетала под нежными прикосновениями парня.

- Да, точно, - он прикусил губу, - Ладно, после ресторана ко мне поедем? - прозвучало как-то одновременно и утвердительно и вопросительно. Меня сегодня слегка мутило, поэтому я была не уверена в точности ответа.

- Если без ЧП, то конечно, - под ЧП в данном случае у нас с Артуром понимались красные дни календаря, но ему не стоит знать, что они у меня ещё относительно не скоро. Поцеловав дорогого человека, я поднялась и пошла собираться ресторан, сопровождаемая нежным взглядом парня.

Так как выглядела я ужасно, то привести себя в порядок мне стоило больших усилий. Мне повезло, что я вымыла волосы, поэтому оставалось лишь убрать их назад красивой заколкой, которую подарил мне Арти. Втиснувшись в узкое платье-футляр тёмно-синего цвета и немного подкрасившись, я с удовлетворением отметила, что выгляжу сносно. Конечно, Ираклий вряд ли бы позавидовал такой невесте своего друга, но и дурнушкой меня назвать нельзя. Я нервно сглотнула, припомнив, как вчера расхвалила себя пред зеркалом, стоя в одном белье.

- Я готова, - вошла я в гостиную, Артур уже натягивал куртку, зная, что я всегда пунктуальна.

- Прекрасна как всегда, - вздохнул он, и мы пошли обуваться. Погода немного испортилась, поэтому я обула чёрные батильоны, надела утеплённый плащ в тон платья (мой светлый плащ вчера умер страшной смертью и теперь разодранный на две части валялся в шкафу) и прихватила чёрную сумочку. Артур как всегда был на машине, и я не почувствовала непогоды.

Приехали мы в тот самый ресторан, где Артур делал мне предложение, от чего моё сердце забилось быстрее, и я взглянула на палец безымянной руки. Сердце ухнуло вниз. Проклятье, кольца не было! Что ж, единственное радует, что Артур не заметил отсутствия. Вот идиотка, придурочная идиотка! Я еле-еле удержалась от того, чтобы не обхватить голову руками.

- Что с тобой? - поинтересовался Артур.

- Волнуюсь, что не понравлюсь твоему другу, - пробормотала я, хотя мне на самом деле было всё равно. Столик был зарезервирован и нас быстро к нему сопроводили, официант был тот же, что и неделю назад, и мы получили поздравления с грядущей свадьбой.

- Какой внимательный, - пролепетала я. - Твой друг скоро придёт?

- Он всегда опаздывает, совсем не изменился, - отчего-то голос моего жениха стал совсем радостным. Я устало подняла глаза и увидела того самого Ираклия. В тот-то момент я и поняла, что моя жизнь кончена, хотелось застрелиться или хотя бы повеситься. За руку с Артуром здоровался высокий парень в хорошей физической форме, одетый в тонкий чёрный пуловер, серые брюки, его тёмные волосы были зачёсаны назад с помощью едва заметного геля для волос, а голубые глаза смеялись. И всё бы ничего...НО Ираклий оказался тем самым симпатюлечкой из "Нила", которого я назвала голубым и облила коктейлем, с которым я целовалась...

Мои глаза чуть не вывелись из орбит, сердце забилось с бешеной скоростью, ладони вспотели. Я пыталась не подать виду, но как? Я ТАК опозорилась перед лучшим другом своего жениха! Он расскажет ему и конец, прощай Артур! Меня затрясло от страха, и я стала мять салфетку, разложенную у меня на коленях. Где-то на заднем плане голосом старой вороны хихикала Таисия.

- А ты изменился, где твои длинные пакли? - Ираклий весело ударил Артура в плечо и взъерошил его волосы.

- Нет уж, не надейся, я не лысею, - на лице Артура играла такая улыбка, что мне стало совсем дурно. Мне конец. Всё, прощай счастье! - Знакомься, это моя невеста Тамара, можно просто Тома, - улыбнулся любимый, переводя на меня взгляд. Наконец, я была замечена симпатюлечкой, то есть Ираклием, он как в замедленном действии переводил на меня взгляд. В этот момент я поднималась из-за стола и, больно ударившись коленкой, скривилась. Вот наши глаза встретились...Кажется, он меня не узнал.

- Здравствуйте, Ираклий, - вежливо представилась я и протянула дрожащую руку. Мои глаза, кажется, всё так же норовили вывалиться на тарелку и испугать посетителей. Но вот, его зрачки резко расширились. Он быстро пробежался по мне взглядом, лицо парня вытянулось, но не стало недовольным. Я почти облегченно выдохнула, но тут он улыбнулся...Именно в этот момент я поняла, что мне не жить. Эта была улыбка прирожденного убийцы и садиста, он так просто не оставит меня в покое. На мне живого места не останется. Он не расскажет Артуру. Он будет использовать эту информацию против меня.

- О! Рад, наконец, познакомиться с твоей Мышкой, - он крепко обхватил мою руку и поднёс к губам. - Вы произвели на меня необыкновенное впечатление... - я чуть было не врезала ему этой самой рукой в вылепленную челюсть. Несмотря на кипящую ярость, я уставилась на его губы и мои тут же загорелись. Необычайно активная сегодня совесть весело потёрла ручки, затягиваясь клубничной сигаретой.

- Гм, вы встречались раньше? - предположил Артур.

- Нет, конечно! - бросила я, отдёргивая руку прочь.

- А у меня такое впечатление, что я вижу твою невесту насквозь, - темная бровь изогнулась, снова намекая на вчерашний вечер. Я почувствовала, как лицо заливается краской, а внутри вспыхивает гнев.

На дрожащих ногах опустившись на стул, я не сводила глаз с Ираклия, моя правая рука застыла на ноже, готовясь порезать этому мерзавцу горло при малейших признаках доноса на меня. Но он молчал, растянув ноги под столом так, что мне пришлось спрятать свои под стул. Артур, казалось, не замечал, какие издевательский взгляды бросает на меня его дорожайший друг, задавал симпатюлечке, тьфу, то есть Ираклию, различные вопросы.

- А ты я смотрю всё ещё холост? - дошёл Артур до вопроса личной жизни. Меня стало подташнивать и я стала отпивать воды.

- Да, но вчера в клубе "Нил" я познакомился с такой горячей штучкой, - прозвучало мечтательно. У меня тут же сработал рвотный рефлекс, и я прыснула водой, окатив скатерть. Немногочисленные посетители странно уставились на меня, как и Артур. Лишь Ираклий с улыбкой довольного кота по-хозяйски развалившись на стуле, отпивал красного вина и лукаво смотрел в мою сторону.

- Дорогая, с тобой всё в порядке? - искренне обеспокоился Артур. А мне хотелось взвыть от напряжения переполняющего меня. А ещё оторвать холёную голову этого хлыща! Он не просто будет молчать, он будет меня мучить.

- Да, - кивнула я, старательно вытирая рот салфеткой. Ах, чёрт, как жаль, что вода не угодила прямо в лицо этому идиоту! Совесть довольно захихикала моим чёрным мыслям. Я поняла, что это была вовсе не совесть, а те слова Таисии о моей личности, плотно застрявшие в моей голове, образующие мою вторую личность. Ведьма!

- Ну, так что там с девушкой? - обхватив мою бледную руку, поинтересовался Артур.

- Она...ой, - Ираклий подскочил на стуле, когда мой каблук попал прямо ему по пальцам. Я почти зашипела от удовольствия, когда он скривился от боли. - Осторожнее, Томочка, прошу вас, я вчера так долго гонялся за той барышней, что у меня болят ноги, - не растерялся пижон. Но на этот раз я была подготовлена и отнеслась почти спокойно. Ну, если не считать что я нарисовала себе картину искалеченного трупа Ираклия, который поедают шакалы и над которым летают стервятники с головой Таисии.

refalen.ostref.ru wlu.deutsch-service.ru uei.deutsch-service.ru referatvvr.nugaspb.ru Главная Страница