Высвобождение мышечного напряжения 2 часть

В действительности люди находят приятными определенную степень и тип напряжения. Они находят удовольствие в ситуациях, требующих напряжения, например, в спортивных состязаниях, поскольку напряжение усиливает возбуждение. Нарастание возбуждения является само по себе приятным ощущением, если существует перспектива его высвобождения. В сексе такое усиление возбуждения называется прелюдией, предварительным удовольствием, в противоположность конечному удовольствию, состоящему в удовлетворении от разрядки, или оргазме. Если же перспектива разрядки отсутствует или достижение удовлетворения чрезмерно затягивается, то влечение и потребность становятся болезненными состояниями. Таким образом, и потребность, и удовлетворение можно считать аспектами переживания удовольствия при отсутствии конфликта и нарушения.

Поскольку базовые потребности организма непосредственно связаны с сохранением его целостности, удовольствие ассоциируется с ощущением благополучия, которое возникает при обеспечении этой целостности. В своей простейшей форме удовольствие отражает здоровое протекание жизненно важных процессов организма. Ту же мысль подчеркивает Лесли Стивен (Leslie Stephen): «В таком случае мы должны полагать, что удовольствие и боль есть корреляты определенных состояний, которые можно рассматривать как нормальную и искаженную работу физического механизма, и, описывая данные состояния, необходимо опираться на сопровождающие их ощущения». Нейтрального состояния не бывает. Человек может чувствовать себя или хорошо, или плохо, в соответствии с его физическим состоянием. Если же его чувства подавлены, то возникает состояние депрессии. В таком случае удовольствие можно определить как ощущение, рождающееся из ровной, беспрепятственной работы организма, непрерывного процесса жизни.

Однако непрерывный процесс жизни — это нечто большее, чем просто выживание, то есть больше, чем сохранение физической целостности организма. Способность к выживанию свойственна и индивидам с эмоциональными расстройствами, которые жалуются на отсутствие удовольствия в своей жизни. В этих случаях прекратилось поступательное движение жизненных процессов. Удовольствие и выживание не идентичны друг другу. Жизнь не стремится к статическому равновесию, ибо это есть смерть. Жизнь включает в себя такие явления, как рост и творчество. Вот почему новизна является важным аспектом удовольствия. Повторяющийся, однообразный опыт скучен, и распространенное выражение «смертельная скука» иллюстрирует, насколько жизнеотрицающим является недостаток возбуждения.



С биологической точки зрения, удовольствие тесно связано с феноменом роста, который является важнейшим выражением непрерывного жизненного процесса. Рост осуществляется благодаря контакту с окружающей средой, которая питает человека как физически, так и психологически. Расти — значит тянуться, добиваться, вбирать в себя воздух, получать пищу и впечатления. Мы наслаждаемся экспансией и расширением нашего существа: увеличением силы, развитием двигательной координации и навыков, расширением социальных отношений, обогащением жизни. Здоровому человеку свойственна жажда жизни, познания, стремление получать новые впечатления, впитывать новый опыт.

Взаимосвязь между удовольствием и ростом объясняет, почему молодость, период активного физического и психического роста, ближе к удовольствию, чем старость. Удовольствия пожилых людей принимают более интеллектуальную форму, поскольку в этом аспекте они как личности все еще способны к росту. Как известно, способность молодых людей к возбуждению выше, чем у представителей старшей возрастной группы.

Секрет удовольствия кроется в феномене возбуждения. Живой организм отличается умением удерживать и увеличивать уровень своего возбуждения; он не переключается из инертного состояния в активное подобно машине, двигатель которой заводится поворотом ключа зажигании. В живом организме постоянно сохраняется возбуждение, которое нарастает или снижается в ответ на стимулы, исходящие из окружающей среды. Грубо говоря, усиление возбуждения ведет к удовольствию, а снижение — к скуке и депрессии.

Явления возбуждения встречаются и в неживой природе. В физике считается, что электрон направляется к внешней орбите, переходя в «более возбужденное» состояние. Электрон меняет свое положение при захвате протона, частицы световой энергии. Когда электрон высвобождает эту энергию, он возвращается на прежнюю орбиту, в менее возбужденное состояние. Свечение земной атмосферы является еще одним примером происходящего в природе процесса возбуждения. Когда солнце встает над горизонтом, его энергия бомбардирует газообразную оболочку нашей планеты. Эта энергия улавливается электронами атомов атмосферы, которые переходят в возбужденное состояние и излучают свет. Тот факт, что в космосе темно, подтверждает, что дневной свет — это результат процесса возбуждения в нашей атмосфере, вызываемого солнечной энергией. Свечение электрической лампочки можно рассматривать как следствие того же процесса. Проходя через нить накаливания, электрический ток возбуждает находящиеся в ней электроны, заставляя их излучать свет.



Свечение является также признаком возбуждения в живых организмах. Наши лица излучают удовольствие, мы сияем от радости и пылаем в экстазе. Свечение человека, полного жизни, проявляется в блеске глаз, иногда об этом говорят пылающие щеки. Я помню слова моего сына, сказанные в ответ на замечание матери о том, что он не улыбается на фотографии класса. «Но, мама, — сказал он, — посмотри на мои глаза, они блестят, как бриллианты». При интенсивном удовольствии, вызванном полной сексуальной разрядкой, в теле растет ощущение, которое воспринимается как жар. Сияние, излучаемое влюбленным, является не чем иным, как прямым выражением его радости.

Слова о свечении человеческого тела — не просто красивая метафора. Человеческое тело окружено «силовым полем», которое получило название ауры. Наблюдения и комментарии по этому поводу можно найти у многих авторов, в том числе у Парацельса, Месмера, Килнера и Райха. Мой коллега, доктор Джон К. Пьерракос последние пятнадцать лет посвятил специальному исследованию этого феномена. Поле, или ауру, в определенных условиях можно увидеть невооруженным глазом. В картинах раннего Возрождения оно изображено в виде светящегося нимба над головами святых.

С точки зрения нашей дискуссии, явление поля интересно тем, что оно отражает уровень возбуждения тела. Когда внутреннее возбуждение нарастает, цвет поля приобретает более насыщенный синий цвет, а его ширина увеличивается. В болезненном состоянии наблюдается общее угнетение поля, по-видимому, вследствие действия симпатоадреналовой системы, вызывающей отток крови от поверхности тела. Поле также пульсирует, то есть появляется и исчезает с частотой пятнадцать-двадцать пять циклов в минуту в нормальных условиях. Ритм пульсации, подобно цвету поля, связан с уровнем возбуждения в теле. При развитии непроизвольных вибрирующих движений тела в результате углубления дыхания и усиления чувств, частота пульсации может возрасти до сорока-пятидесяти циклов в минуту, в то время как поле расширяется, а цвет его становится ярче.

Вообще, возбуждение в живом организме отличается от возбуждения в неживой природе тем, что происходит в пределах границ закрытой системы. Тело облачено в кожу, которая служит как защитой организма от подавляющих внешних стимулов, так и оболочкой для сдерживания внутреннего заряда. Живой организм обладает способностью не только поддерживать более высокий уровень возбуждения, чем в окружающей среде, но и увеличивать его за счет среды. Жизненный процесс противоречит второму закону термодинамики, закону энтропии. Развитие и рост каждого индивида свидетельствуют о том, что жизнь является непрекращающимся процессом, направленным в сторону совершенствования организации и увеличения энергии.

Индивиды различаются по способности возбуждаться и в умении сдерживать возбуждение. Некоторые люди отличаются угрюмым нравом, излишней серьезностью и сдержанностью. Кажется, ничто не может их взволновать. Другие чрезмерно возбудимы, натянуты, как струна, беспокойны и гиперактивны. Они не способны сдерживать возбуж­дение и поддаются любому импульсу. Различия эти могут быть связаны с паттернами мышечного напряжения в теле, которые определяют структуру характера человека. Я исследовал и развил этот тезис в книге «Физическая динамика структуры характера».

Поскольку живое тело — это закрытая система, содержащая внутренний заряд, или возбуждение, ему свойственна подвижность. Независимо от состояния, будь то бодрствование или сон, движение не прекращается. Сердце бьется, течет кровь, легкие расширяются и сужаются, непрерывно происходит процесс пищеварения и так далее. Тело совершает независимое движение в пространстве, или, другими словами, живет. Потеряв свойственную ему подвижность, оно умирает.

В высших организмах, особенно у человека, движения тела разделены на два класса: произвольные, которые совершаются сознательно и находятся под контролем эго, и непроизвольные движения, которые человек может сознавать, а может и не сознавать. Однако четкой границы между этими двумя типами не существует. Решение идти, к примеру, принимается на сознательном уровне, движения же, из которых состоит ходьба, главным образом непроизвольны и бессознательны. Если наши реакции на раздражители или ситуации содержат значительный бессознательный или непроизвольный компонент, то мы описываем их как спонтанные. Высокая степень подвижности и спонтанности характеризует здоровую личность. В состоянии депрессии уменьшается доля, как подвижности, так и спонтанности.

Эти соображения демонстрируют прямую связь между разворачивающимся процессом жизни и удовольствием.

Жизнь (энергетический процесс) > возбуждение > движение > удовольствие. Можно наблюдать непосредственное проявление этих связей у ребенка, который в возбужденном состоянии буквально прыгает от радости. Находясь в возбуждении, человек не может усидеть на месте. Он чувствует потребность танцевать, бегать или петь. Внутренний импульс, побуждающий к движению, в противоположность намеренному движению, является основанием всех чувств.

Спектр удовольствие - боль

Чувства удовольствия или боли отражают качество непроизвольных телесных движений. Последние, в свою очередь, служат выражением типа и уровня внутреннего возбуждения. Наряду с приятными, существуют и болезненные состояния возбуждения. Каждое состояние проявляется в определенных непроизвольных движениях, которые и позволяют провести разграничение.

То, что субъективно чувствует человек, испытывая удовольствие или боль, определяется качеством его телесной подвижности. Именно это подразумевается под слаженной или нарушенной работой физического механизма. Лежащая в основе этой концепции гипотеза гласит: чувствовать можно лишь то, что движется. Чувство — это сенсорное восприятие внутреннего движения.

Анализ движений, составляющих основу различных ощущений в спектре удовольствие — боль во многом проясняет эти концепции. Спектр этот показан ниже. Он простирается от агонии, как крайнего проявления боли, до экстаза, как крайнего проявления удовольствия. Средняя точка спектра, «хорошее самочувствие», представляет собой нормальное состояние телесного функционирования.

АГОНИЯ - БОЛЬ - НЕДОМОГАНИЕ - ХОРОШЕЕ САМОЧУВСТВИЕ - УДОВОЛЬСТВИЕ - РАДОСТЬ - ЭКСТАЗ

А) Агония означает болезненное состояние, выходящее за пределы того, что может вынести организм. В агонии тело скручивается и искривляется в череде

судорожных движений. Агония смерти представляет собой именно такую конвульсию.

Б) Боль, в противоположность агонии, подразумевает, что нарушение не превысило уровень толерантности тела. При агонии целостность организма находится в опасности; боль является лишь угрозой. Боль также может выражаться в конвульсивных движениях, но меньшей амплитуды, чем при агонии. Различие заключается только в степени.

В) Недомогание — более легкая форма болезненного возбуждения. Тело может изгибаться или скрючиваться, однако движения не столь конвульсивны, как в вышеописанных состояниях.

Г) «Хорошее самочувствие» — это состояние легкости и расслабленности тела, которое выражается в мягких и гармоничных движениях. Это базовое состояние удовольствия, описываемое словами: «Я чувствую себя хорошо».

Д) По мере возрастания возбуждения в сторону позитивной части спектра, движения тела становятся более интенсивными и выразительными, сохраняя, тем не менее, координацию и ритм. Испытывающий удовольствие человек чувствует мягкость, легкую вибрацию и бодрость; его глаза блестят, кожа теплая. Можно сказать, что его тело урчит от удовольствия.

Е) Радость характеризуется таким нарастанием приятного возбуждения, что тело, кажется, танцует. Его движения полны жизни и грации.

Ж) В экстазе, наивысшей форме приятного возбуждения, проходящие через тело токи настолько сильны, что человек начинает «излучать свет», подобно звезде. Он чувствует, как уносится его тело (с земли в космос). Человек испытывает экстаз во время полного сексуального оргазма, когда движения принимают конвульсивный характер, но при этом остаются согласованными и ритмичными.

Различие между движениями на разных концах спектра состоит в наличии или отсутствии координации и ритма. Во всех болезненных состояниях движения тела нескоординированы и судорожны; в удовольствии движения плавны и ритмичны. Движение — это язык тела. По качеству движений человека можно определить его самочувствие. Матери по выражению и движениям тела младенца различают, находится ли он в состоянии дисгармонии или чувствует комфорт и удовольствие. Логическое основание указанных выше различий заключается в том, что человек борется и прилагает усилия, чтобы избежать боли, тогда как, двигаясь к удовольствию, он просто отдается течению.

Из этого анализа, очевидно, что удовольствие нельзя определить как отсутствие боли. Хотя облегчение, приходящее с прекращением боли часто вызывает чувство удовольствия, оно подобно отдаче, которая возникает при стрельбе из оружия. Боль пробудила у человека осознание своего тела, и последующее за ней облегчение человек в течение короткого времени переживает как очень интенсивное чувство. Как только боль забыта, от удовольствия, вызванного ее облегчением, не остается и следа. Попав под влияние нашего эго, побуждающего к достижению успеха и статуса, мы быстро теряем осознание своих тел. Мы оказываемся под ярмом желаний, и наши подвижность и спонтанность снижаются. К сожалению, совокупный опыт показывает, что, как сказал Самюэль Джонсон, «жизнь состоит в движении от желания к желанию, а не от удовольствия к удовольствию».

Логичнее определять боль относительно удовольствия, а не наоборот. Удовольствие в виде хорошего самочувствия является базовым состоянием здорового тела. Боль указывает на некое нарушение, расстройство этого базового состояния. Боль, следовательно, представляет собой утрату удовольствия, точно так же как болезнь есть потеря здоровья. Психологически мы переживаем боль как утрату удовольствия, когда, например, говорим: «Твой отказ причиняет мне боль». С другой стороны, если отношения не содержат обещания удовольствия, разрыв не переживается так болезненно.

В природе не существует нейтрального состояния, и в человеческом организме тоже нет нейтрального состояния, которое соответствовало бы отсутствию и удовольствия, и боли. Отсутствие чувства является патологическим признаком. Состояние это, встречающееся не так уж редко, указывает на то, что чувство было подавлено. Подавление чувства осуществляется хроническими мышечными напряжениями, которые ограничивают и сдерживают подвижность тела, снижая, таким образом, интенсивность ощущений. В отсутствие движения ощущать или чувствовать просто нечего.

Характерологическая и физическая ригидность как результат хронического мышечного напряжения развивается из потребности подавлять болезненные ощущения. Очевидно, что приятные ощущения не нуждаются в подавлении. Когда в ходе биоэнергетической терапии происходит снятие хронических мышечных напряжений, ожидается, что в сознании возникнут болезненные воспоминания и чувства. Способность пациента принимать и переживать эти болезненные чувства будет определять его способность испытывать удовольствие. Изречение «Нет удовольствия без боли» следует интерпретировать так, что способность испытывать удовольствие связана со способностью чувствовать болезненность тревожной ситуации.

Нервная регуляция реакции

Человеческий организм снабжен двумя нервными системами, чье назначение состоит в интегрировании и регулировании его реакций. Одна из них, спинномозговая система, координирует деятельность произвольно сокращающихся мышц на основе проприоцептивных и экстероцептивных сенсорных данных. Она также регулирует мышечный тонус и поддерживает позу тела. У разных людей контролируемые этой системой движения в разной степени подчинены сознанию. Одни, например, обладают способностью шевелить ушами; другие заставляют бицепсы сокращаться усилием воли. Мышцы, на которые воздействует эта система, относятся к поперечнополосатой скелетной мускулатуре тела.

Вторая нервная система — автономная, или вегетативная, регулирует такие базовые-телесные процессы, как дыхание, кровообращение, работа сердца, пищеварение, выделение, деятельность желез, а также реакции зрачков. Находящиеся под ее воздействием мышцы называются гладкими, поскольку они выглядят гладкими, а не полосатыми — как более крупные скелетные мышцы. Действие системы не подчинено сознательному контролю, отсюда и название «автономная». Она состоит из двух подразделений, известных как симпатический и парасимпатический отделы, которые действуют как антагонисты. К примеру, симпатические нервы ускоряют работу сердца, в то время как парасимпатические замедляют ее.

В книге «Функция оргазма» Вильгельм Райх указал, что «парасимпатическое активно там, где имеет место экспансия, расширение, гиперемия*[5], тургор** и удовольствие. И наоборот, функционирование симпатического обнаруживается везде, где организм сокращается, отгоняет кровь с периферии, демонстрирует бледность, проявляет тревогу или боль».*** Идентичность парасимпатической иннервации с чувством удовольствия очевидна. В удовольствии тело расширяется, поверхностные ткани наполняются жидкостью и насыщаются кровью, зрачки глаз сужаются, обостряя фокус. Симпатический отдел через иннервацию надпочечников мобилизует тело на противостояние чрезвычайным обстоятельствам, вызываемым болью или возможной опасностью. Такие приготовления обычно происходят в теле перед боем или полетом в самолете; все чувства обострены (зрачки расширены), усилена деятельность сердечной мышцы, кровяное давление повышено, увеличено потребление кислорода.

Эти два отдела оказывают противоположное воздействие на направление кровотока. Парасимпатическая деятельность расширяет периферические артериолы, увеличивая приток крови к поверхности тела и продуцируя ощущение тепла. Сердце замедляется, переходя к спокойному и легкому ритму сокращений. Симпатическое действие сокращает поверхностные артериолы, заставляя кровь приливать к внутренним органам тела, чтобы доставить больше кислорода жизненно важным органам и мускулатуре. Таким образом, работа парасимпатического отдела способствует экспансии организма и обращению к окружающей среде, то есть вызывает приятную реакцию. Симпатическая деятельность продуцирует сокращение и отдаление от окружающей среды, болевую реакцию.

Любая болезненная ситуация является чрезвычайным состоянием, на которое человек реагирует посредством симпатоадреналовой системы, повышая напряжение и осознание окружающей среды. Подобное напряжение — результат состояния гипертонии в мышцах, возникающего при подготовке к действию. Оно отличается от описанного в предыдущем разделе хронического мышечного напряжения, которое является бессознательным и представляет собой застывшее состояния готовности, возникшее в результате прошлой чрезвычайной ситуации. Повышенное сознание подразумевает активное участие воли. В чрезвычайной ситуации индивид не действует спонтанно, каждый шаг рассчитан и направлен на устранение опасности.

Воля является вспомогательным механизмом. Она активируется в той ситуации, когда обычного усилия для выхода из кризиса недостаточно. К примеру, нужно иметь силу воли, чтобы напасть на вражеские укрепления во время боя, поскольку естественная реакция в этот момент — бежать как можно дальше. Точно так же сила воли необходима для того, чтобы выстоять в тяжелом испытании, поскольку обычно человек склонен отказаться от риска и вернуться к спокойному существованию. Воля — это то, что способствует нашему выживанию в ситуациях, когда шансы на это невелики. Когда активизирована воля, мобилизуется произвольная мускулатура тела, точно так же как происходит всеобщая мобилизация граждан во время войны. Естественное поведение исключено, функции управления берет на себя сознательное эго. В экстренной ситуации у человека нет ни желания, ни времени на удовольствия. Ритмичные и грациозные непроизвольные движения, являющиеся выражением удовольствия, должны уступить место контролируемым движениям, которые выражают решимость человека. Разницу можно проиллюстрировать на примере всадника, который наслаждался верховой ездой, предоставляя своей лошади самой выбирать шаг. Столкнувшись с опасностью, всадник полностью подчиняет лошадь себе, заставляя ее скакать во весь опор, на грани ее возможностей; в этой ситуации верховая езда перестает быть удовольствием — как для всадника, так и для лошади.

Воля прямо противоположна удовольствию. Ее применение подразумевает, что человек находится в сложной ситуации, требующей мобилизации всех ресурсов организма. Даже если воля призвана для достижения незначительной цели, тело реагирует так, будто находится в экстремальной ситуации: происходит стимуляция симпато-адреналовой системы для получения дополнительной энергии, необходимой для совершения усилия. Если задача неотложная, атмосфера чрезвычайности отражается на телесном уровне: выделяется больше адреналина, нарастает мышечное напряжение, происходит отток крови от поверхности тела. Независимо от того, носит ли задача физический характер, например, поднятие большого веса, или психологический, например, срочное написание статьи в номер, она создает состояние напряжения, которое относится к негативной части спектра. Знакомая картина: журналист, сидящий за пишущей машинкой, напряженный, нервный, расстроенный, курящий одну сигарету за другой, четко отражает интенсивность физического напряжения, которое может быть вызвано психологической задачей.

Любая цель сама по себе создает чрезвычайную ситуацию, поскольку в ней не было бы никакого смысла, если бы она не бросала вызов и не вынуждала бы действовать. Однако постановка задач и целей является также функцией творческого процесса. Как только идея кристаллизовалась в концепцию, формулируется цель, которая выражает концепцию в соответствующей форме. Постановка целей является также частью принципа реальности, который под управлением эго модифицирует принцип удовольствия. Принцип реальности гласит, что индивид способен отложить немедленное получение удовлетворения или претерпеть боль ради получения большего удовольствия в будущем. В сущности, принцип реальности — не что иное, как иная формулировка творческого процесса. В обоих случаях более полное удовольствие и наслаждение жизнью видятся как результат усилий, требующихся для достижения цели. Если, однако, утратить такое видение реальности, то цель становится бессмысленной.

Для огромного числа людей достижение целей становится критерием жизни. Не успела реализоваться одна цель, как немедленно возникает другая. Каждое достижение дарит момент трепетного удовлетворения, которое в скором времени увядает, требуя постановки новой цели: новую машину, дом получше, больше престижа, больше денег и так далее. Наша культура одержима достижениями. Стремясь постоянно к цели, живя в состоянии стресса, люди неизбежно сталкиваются с такими последствиями, как высокое давление, язвы, напряжение и тревожность. Мы гордимся своей энергичностью, забывая при этом, что каждый рывок вперед требует активации симпатоадреналовой системы.

Не всякая цель требует отсрочки удовольствия. Мы уже убедились в том, что состояние напряжения само по себе может быть удовольствием, если имеет перспективу разрядки и реализации лежащей в его основе потребности. Предвкушение удовольствия становится источником приятных переживаний. В этих условиях необходимое усилие дается легко и спокойно, работа продвигается гладко и движения тела сохраняют высокую степень координации и ритмичности. Разумеется, все это приносит удовольствие. Однако действовать в такой манере возможно лишь тогда, когда отсутствует давление, нет чувства безысходности, когда деятельность важна не меньше, чем цель, и когда последняя не доминирует над средствами. Мы живем не для того, чтобы создавать, мы создаем для того, чтобы жить. Чрезмерная озабоченность целями и их достижением свойственна людям, испытывающим страх перед удовольствием.

Боязнь удовольствия

Когда речь заходит о страхе перед удовольствием, то это может показаться нонсенсом. Как можно бояться того, что желаемо и благотворно? И все же многие люди избегают удовольствия; у одних в ситуациях наслаждения развива­ется острая тревога, другие даже испытывают боль, когда приятное возбуждение становится слишком сильным. Как-то раз во время лекции на эту тему один из студентов задал вопрос: «Как вы объясните фразу "Приятно до боли"»? Я тут же вспомнил о замечании, сделанном одним пациентом: «Это хорошая боль». Всем известен факт, что некоторые люди находят в боли удовольствие. Эта с виду мазохистская реакция требует некоторого объяснения.

Представим себе человека, мышцы которого затекли от длительного нахождения в одном положении. Вытягивать занемевшие мышцы больно, и все же, поскольку тем самым человек восстанавливает кровообращение, у него возникает приятное чувство. Другой пример — когда человек выдавливает фурункул на теле, чтобы ослабить давление. Процедура болезненная, однако, как только фурункул вскрывается и его содержимое изливается наружу, возникает чувство удовлетворения. В обоих случаях удовольствие происходит из разрядки напряжения, которой нельзя было бы достичь без испытания боли. Почти любой визит к врачу, особенно к дантисту, не обходится без боли, однако она добровольно принимается ради улучшения самочувствия. Поддержание боли в интересах удовольствия объясняется принципом реальности. В этом нет ничего мазохистского. В конечном счете, мы стремимся к удовольствию, а не к боли.

Схожа мотивация сексуального мазохиста, который получает удовольствие от побоев. Боль ему необходима, чтобы освободиться от давления. Его тело настолько зажато, а мышцы ягодиц и таза так напряжены, что сексуальное воз­буждение, которое проходит через гениталии, не обладает достаточной интенсивностью. Нанесение побоев, помимо своего психологического значения, помогает снять напря­жение и расслабить мышцы, высвобождая поток сексуаль­ного возбуждения. Райх в своем исследовании мазохизма установил, что мазохист не заинтересован в боли как тако­вой, а стремится к удовольствию, которое становится дос­тупным через боль.

Мазохиста от нормального человека отличает эта посто­янная потребность в боли, позволяющей испытать удоволь­ствие. Снова и снова он прибегает к одним и тем же болез­ненным состояниям в отчаянных попытках получить удо­вольствие. Он не учится на собственном опыте и его подход нельзя считать творческим.

Мазохистское поведение в большей степени мотивиро­вано желанием получить одобрение, чем жаждой удоволь­ствия. Одобрение требует подчинения, которое является для мазохиста необходимым условием испытания удоволь­ствия. Лежащая в основе личности мазохиста установка подчинения подрывает любую творческую деятельность. В свою очередь покорность вынуждает его к провокативному поведению, чтобы навлечь на себя наказание. Если не разрешить глубоко укоренившиеся и преобладающие в его личности вину и страх, то мазохист будет продолжать двигаться по этому порочному кругу, постоянно ища боли ради получения удовольствия, но в результате находя больше боли, чем удовольствия.

Важно обратить внимание на то, что травмы не всегда воспринимаются как болезненные в момент их получения. Часто порез, нанесенный острым ножом, некоторое время не ощущается, пока резкая боль волной не нахлынет на пораженный участок. Порез ножом вызывает локализованный шок, из-за которого травмированная часть тела на короткое время немеет. То же самое случается и при психологических травмах. Оскорбительные слова далеко не всегда воспринимаются нами как таковые в момент их произнесения. Боль обиды приходит позднее, и тогда мы реагируем приливом гнева. Возможно, оскорбление просто застало нас врасплох, и мы были не готовы отреагировать. Подобная интерпретация, тем не менее, не объясняет запоздалой реакции на физическую боль.

Боль, как и любое другое чувство, является восприятием движения. В противоположность удовольствию, когда движение происходит плавно и ритмично, характер движения, вызывающего боль, прерывист, конвульсивен и неравномерен. Порез причиняет боль до тех пор, пока не будут выстроены новые каналы, которые позволят крови течь свободно через травмированную область. Тогда боль утихает. Оскорбление болезненно, поскольку вызывает гнев, который не может получить немедленного выражения. Высвобождение гнева успокаивает боль. Пока не восстановлен нормальный поток чувств, имеет место давление (движущая сила или энергия скапливается из-за препятствия), и это давление, или напряжение, воспринимается как болезненное.

Історія виникнення місцевого самоврядування
Вопрос 37. Правовое положение унитарных предприятий.
Positive form — Regular verbs
Почему при преждевременном возбуждении желудочков интервал PR укорочен?
Загальна характеристика законодавства України про інтелектуальну власність
Чим врівноважується надлишковий тиск або вакуум в рідинних манометрах?
Модуль 4. Розвиток капіталізму та суспільно-політичне життя в Україні другої половини ХІХ – поч. ХХ ст.
Грошовий оборот і система розрахунків на підприємстві
Особливості лінійної організаційної структури управління.
Понятие обязательства. Виды. Классификация.
НЕЗАВЕРШЁННЫЕ КОМБИНАЦИИ ПРИ СВОБОДНОЙ ИГРЕ
Место и роль государства в политической системе общества.
КАК ОБРЕСТИ КОНТАКТ С СОЗИДАТЕЛЬНОЙ СИЛОЙ ВСЕЛЕННОЙ
Бог наш на небесах; творит все, что хочет.
Погашение кредита за счет прибыли
ЛИЦЕМЕРИЕ, ДВУЛИЧИЕ, НЕИСКРЕННОСТЬ
Информация. Свойства Информации
Тема: Проектування технологічних процесів відновлення деталей.
ВЫТЯЖНОЕ УСТРОЙСТВО ДЛЯ УДАЛЕНИЯ ПАРА И ЗАПАХОВ ИЗ СПЕЦКУХНИ
Робота над граматичним матеріалом. Revision.
Глава 4. Психосоматическая медицина
Организационный сбор отряда.
Пеня как способ обеспечения исполнения обязанности по уплате налогов
Главная Страница