Короткая история 2. История о зонтах. 5 часть

Будь он посторонним зрителем, Ёкодзава, возможно, был бы шокирован, обнаружив, как изменились его чувства меньше, чем за шесть месяцев, - и, честно говоря, он несколько удивлял сам себя. Он сосчитать не мог, сколько раз думал: «Да быть не может…» - но это ни капли не меняло того факта, что его чувства к Киришиме росли день ото дня.

—…И я все еще не спросил его…

Хотя у него были десятки подходящих моментов, чтобы узнать, он так и не заставил себя поднять вопрос о так называемом «брачном интервью» Киришимы.

—Так ты действительно участвовал в брачном интервью?

Все, что ему было нужно, это сказать нечто подобное, но каждый раз, когда он пытался, голос перехватывало. Он не был уверен, что сможет сохранить лицо, если Киришима признает, что это правда, - равно как и не мог вообразить, как следует отреагировать, если Киришима ответит неопределенно.

Если бы кто-нибудь пришел к нему за советом с такой проблемой, Ёкодзава, несомненно, посоветовал бы:

—Возьми себя в руки и просто спроси, - но сам заговорить не мог, разочарование и колебания взрастали в его душе.

Противоречие порождало стресс, а тот в свою очередь вовлекал мужчину в пучины отчаяния.

Да и поведение Киришимы в последние дни играло большую роль в неспособности Ёкодзавы заговорить. Лицо Главного Редактора, проверявшего список неотвеченных звонков на телефоне, становилось странным, недовольным, и Ёкодзава заметил, что этот парень даже специально скрывал почту.

Киришима утверждал, что ничего не произошло, но будь все в порядке, он не вел бы себя так. У него точно было что-то, что он не хотел показывать Ёкодзаве.

Ёкодзава попытался спросить у Хиёри, даже как бы невзначай поинтересовался у Като, но, кажется, Ёкодзава был единственным, кто заметил странности в поведении Киришимы в последнее время. Но, не доверяя самому себе, он не мог подозревать, что Редактор ему изменяет. Киришима был не настолько низок, поэтому, если бы у него были чувства к кому-то еще… Ёкодзава был уверен, он бы сказал прямо.

Он хотел быть рядом с Редактором в любом случае, пусть бы у того были проблемы – но раз Киришима вел себя так, будто ничего не случилось… значит, в данном случае Ёкодзаве он не доверял.

Чем больше он обо всем этом думал, тем тяжелее становилось на душе, и в отличие от распростертого перед Ёкодзавой чистого голубого неба, на сердце становилось все темнее.

—… Наверное, надо переодеться.

Он заставил себя переключить внимание на что-нибудь другое, избавляясь так от темных мыслей. У него не было времени просто так тут стоять – он и семья Киришима собирались прямо сейчас пойти на пляж.



Он расстегнул молнию на дорожной сумке и вытащил полотенце и плавки. Было излишне проблематично копаться в кладовке у родителей дома, так что он просто пошел и купил пару новых плавок и пляжные сланцы. Изо всех сил пытаясь казаться спокойным, он все-таки был чуть смущен тем, как, наверное, будет выглядеть, но, пока Киришима ничего не узнал, это не было важно.

Только Ёкодзава собрал все необходимое в полиэтиленовый пакет, раздался стук в дверь и голос:

—Ты готов, братик?
—Да-да – еще секунду, - ответил он Хиёри с нерадостной улыбкой, а голос девочки звучал так, будто она дождаться не может, когда они уже пойдут.

Набросив на плечи тонкую пляжную футболку и подхватив пакет, что лежал в комнате на кресле, он вышел из номера – и обнаружил Хиёри в очаровательном купальнике, который ей купила бабушка перед летними каникулами, и с пляжным мячом в руках.

—Извини, что пришлось ждать. Уверена, что ничего не забыла?
—Ага, все с собой! Папа помог мне собраться!
—А где, кстати, твой отец?
—Он сказал, что придет сразу же после меня, но…

Только мужчина и девочка обратили свои взоры на дверь по соседству с номером Ёкодзавы, как эта дверь открылась, и вышел Киришима, на нем были плавки, гавайская рубашка и пара солнцезащитных очков – такое обмундирование Главного Редактора нельзя было вообразить при всем желании. Разумеется, то, как этот мужчина держал плечи, подарило Ёкодзаве некое узнавание, но не развеяло полностью чувство непривычности.

—Простите, что заставил ждать. Задержался, надувая плавательный круг.
—Папа, ты уверен, что ничего не забыл? Я побегу и вызову нам лифт!
—Будь осторожна, не споткнись! – озабоченно крикнул Ёкодзава вслед уже умчавшейся Хиёри, наверное, ей не терпелось оказаться в море.



А споткнуться на ковре в холле, зацепившись, например носком сандалии, было легче легкого.

Ёкодзава смотрел девочке в след, в голосе его была тревога, а Киришима осмотрел его тем временем с головы до ног и с ноткой неодобрения поинтересовался:

—Тебе не кажется, что ты выглядишь бледненько?
—А тебе не кажется, что ты выглядишь яркенько?
—А? Думаешь? Но люди на курортах именно так и одеваются? Что – хочешь, я дам тебе свою одежду? У меня есть еще одна гавайская рубашка другого цвета.
—Боюсь, мне придется любезно отказаться. Почему, черт возьми, я мог бы хотеть одеться в твою одежду…?

Ёкодзава редко беспокоился о том, что люди думают о его внешнем виде, но дрожь пробежала по всему его телу при мысли, как он будет выглядеть в подобном наряде. Больше того, если он наденет гавайскую рубашку и солнцезащитные очки… он был уверен, его сочтут каким-нибудь мафиози.

—А не думаешь, что мы должны дать ясно понять всем, что мы по уши влюблены друг в друга? Да и на пляж мы идем в середине лета, знаешь ли. Тебя же может хватить солнечный удар.
—Ах да. И кому же, говоришь, мы должны дать это понять?

Он прекрасно знал, что его раздражение лишь потешит Киришиму еще больше, поэтому фишка была в том, чтобы оставаться абсолютно бесстрастным.

—Как это кому, всем без исключения, разумеется.

Ёкодзава прохладно посмотрел на якобы серьезного Киришиму и зашагал вперед.

—Что, ты мне не веришь? Чтоб ты знал, я сейчас абсолютно серьезен.
—Да-да, разумеется. Я запомню.

Он позволил словам Киришимы пройти мимо и просто прогуливался вперед, когда услышал, как Хиёри их зовет.

—Папа, братик! Лифт уже здесь!
—Ладно, ладно! Идем мы, не спеши так!

От ее оклика мужчины прибавили шагу. Наверное, не только радуясь тому, что они идут на пляж, девочка была еще и в восторге от того, что они все втроем вместе. Всю дорогу сюда она только лишь и восклицала, как «Было бы еще веселее, если бы с нами была и Сора-тян!».

—Братик, ты намазался солнцезащитным кремом? Хочешь, поделюсь своим? – девочка протянула бутылку лосьона Ёкодзаве, когда они вошли в лифт.
—Не успел, но не думаю, что сгорю.

За то время, что по работе он провел под солнцем на улицах, он уже несколько загорел, так что не мог представить, что ему понадобится защитный крем. Те участки кожи, что были под футболкой, все-таки были белыми, но пока он не станет снимать ее, проблем не должно быть.

—Но все-таки чуть-чуть надо. Хочешь, намажу тебе спинку?
—Все нормально.

Если бы он попросил Киришиму о таком, кто знает, куда бы все зашло.

—Я бы на твоем месте не недооценивал пляжное солнце. Что если потом ты начнешь вопить, как болит твоя сгоревшая кожа?
—Кто, черт побери, будет вопить? Все будет нормально, пока я эту футболку не сниму. Что, скажешь, что сам в креме?
—Конечно. На солнце я сгораю вмиг, ненавижу это. Плюс – это было бы неловко, приходить к авторам, которые сидят в четырех стенах постоянно, когда по мне ясно видно, что я только из отпуска.
—Вы, редакторы, разумеется, так и поступаете – но мне о таком переживать не надо, и загораю я нормально.

Вообще-то, это могло бы быть прекрасной темой для разговора, а большинство его коллег уже прекрасно загорели от дней, проведенных на поле для гольфа. Так что и ему не было резона прятаться от солнца.

—… Да на здоровье, только потом мне не плачься.
—Беспокойся о себе; Хиё! Давай сначала займем нам место на песке. Ты что-нибудь еще хочешь сделать?
—Хмм – я хочу прокатиться на «банане»! А потом…

Ёкодзава пропустил предупреждение Киришимы мимо ушей, занявшись вместо этого планированием дня с Хиёри.


Часть 9.

—Вот, пожалуйста, спасибо за ожидание! Один со вкусом ягод, один с зеленым чаем и один ананас-манго. Осторожнее, не уроните!
—Спасибки!

Юноша, что работал в магазинчике на берегу, протянул стаканчики с колотым льдом, и Хиёри радостно взяла их в обе руки. Наконец, удалось купить то, что они ждали так долго.

—Хиё – думаешь, удержишь сразу два в одной руке?
—Ага, все отлично! Хорошо, что их не успели продать до нас!
—И правда.

Хиёри выбирала все три вкуса. Когда Ёкодзава сообщил ей, что ему без разницы, лишь бы было освежающее, она выбрала за него. Учитывая, что в лакомстве был не только лед и сироп, а еще и фрукты и ягоды, один неверный шаг мог привести к потере равновесия, и все упадет. Похоже, что сиропы сезонных вкусов уже были распроданы, но, поскольку ягодный, который Хиёри хотела попробовать, был в наличии, все закончилось хорошо.

—Если мы не поторопимся, наверное, все растает.
—О-ох, тогда надо поспешить! Папа мог уже уснуть, пока ждал нас!

Хиёри в последнее время стала называть Киришиму «отец», но часто около нее был Ёкодзава, и она иногда возвращалась к привычному ему «папа». Она, наверное, еще и сама не привыкла к новому имени. Это была очаровательная привычка, а девочка продолжала думать о Киришиме, который спал под арендованным зонтиком.

—Он же спит с тех пор, как мы сюда пришли?

Киришима был оставлен следить за вещами, раз уж предпочел вздремнуть вместо того, чтобы идти плавать. Ёкодзава поразился тому, как этот парень смог заснуть на такой жаре, но, наверное, это лишь показывало, насколько он вымотался.

—Ну, кажется, отец был очень занят на работе на этой неделе…
—В точку. Он взял выходные в дни Обона, так что, наверное, работал усердно.

Перед тем, как они втроем все-таки уехали в отпуск, Киришима работал не покладая рук. Он даже попросил родителей несколько дней подряд присматривать и заботиться о Хиёри, заявив, что до позднего вечера не появится дома.

И, разумеется, Ёкодзава тоже был занят, он съездил к родителям и спешил, чтобы закончить работу, дабы после отпуска не разгребать все сразу, поэтому это, в общем-то, был первый раз, когда у всех троих был шанс расслабиться и провести время вместе с тех пор, как они ходили в тот тематический парк.

—Я вот думаю… может, это я виновата? Ведь это я очень просила поехать отдыхать вместе…
—Ну – он упорно работал не только из-за тебя, знаешь ли. А потому, что он и сам хотел в отпуск – с тобой. И я тоже. Собственно, я сам работал изо всех сил потому, что хотел приехать сюда с вами.
—Правда??
—Ага. Он так много спит – как думаешь, он ведь скоро восстановится? Давай поторопимся и принесем ему этот лед.
—Точно! Пойдем, братик!
—Осторожно – спешить хорошо в меру, но не увязни в песке.

Но Хиёри уже убежала вперед, держа стаканчики со льдом обеими руками.

Поскольку пришли на пляж эти трое относительно поздно, все более-менее хорошие места уже были заняты. Поэтому они оказались довольно далеко от пляжного магазинчика, в котором только что были, и, проигнорировав Киришиму – который улегся подремать – Ёкодзава согласился поиграть с Хиёри. Их ошибочно принимали за отца и дочь, но это было чертовски лучше, чем если бы кто-то подумал, что жуткий педофил гоняется за маленькой девочкой, он и Хиёри, прежде чем рассмеяться, каждый раз обменивались многозначительными взглядами, когда она звала его «отец».

Они запланировали назавтра устроить барбекю, когда поняли, что могут зарезервировать место, и посуда и ингредиенты тоже будут подготовлены заранее – весьма удобно.

—Эмм… простите, но… Вы один?

Ёкодзаву позвали, когда он с любовью наблюдал, как бегает и радуется Хиёри. Когда он обернулся через плечо, увидел пару брюнеток, обе были очень загорелыми, которые стояли рядом. Их глаза были обведены черной подводкой, на веках были накладные ресницы, они медленно моргали, глядя на мужчину.

—Ох – нет, не один.
—Тогда – Вы с друзьями или…?
—Ах, что-то… вроде того…

Вообще-то, чисто технически семья Киришима и он были не друзьями, но Ёкодзава не считал нужным разъяснять. Будучи уверенным, что девушки просто ищут приключений, он попытался от них отвязаться, но замер от слов, что последовали далее:

—Ну, мы тут одни, так что… не хотите выпить с нами пива? Мы, похоже, принесли слишком много~

По этому предложению Ёкодзава, наконец, догадался, что они с ним заигрывают. Мысленно качая головой в недоверии, он вежливо отказался:

—Простите, но – я, вообще-то, с ребенком, так что не могу.
—Хах? Ребенок? У Вас есть ребенок?!

Хиёри фактически не была его ребенком, но сказать, что он с ней, не было ложью. Мужчина слегка кивнул и снова вернулся взглядом к Хиёри, что бежала впереди него. Она выиграла немножко времени, когда он тут остановился, и теперь расстояние между мужчиной и девочкой было значительным.

—Вот черт…

Он сумел найти ее в толпе и поспешил следом – но в тот момент, когда хотел позвать девочку, чтобы она его подождала, компания молодых людей, что шли навстречу, врезались в Хиёри.

—Кьяя!—
—Хиё?!

От крика Хиёри и того, как она отскочила, кровь Ёкодзавы устремилась ему в голову. Мужчина сунул стаканчик со льдом в ближайшую урну и бросился к девочке.

—Ты в порядке?
—Б-братик…

В ее взгляде было беспокойство, мужчина попытался ее успокоить, осматривая, нет ли синяков и шишек.

—Где-нибудь болит?
—Нет, я в порядке – но наш лед…

Ёкодзава посмотрел в сторону и увидел, что лед полностью рассыпался, когда девочка взмахнула обеими руками, чтобы не упасть. Хоть большую часть Хиёри опрокинула на себя, немного попало на футболку одного из компании.

—Эй, чувак – это твой детеныш? И что ты с этим будешь делать? Она уронила эту хрень на меня!
—Ох, но я…
—Оправдываться пытаешься?!
—Кьяя!

Ёкодзава спрятал Хиёри за себя, девочка стояла, съежившись. Компания, что стояла перед ними, состояла из юношей, у которых детскость с лица еще не вся пропала – но, хоть выглядели они как дети, вели себя, очевидно, как хулиганы. Просто кучка испорченных школьников средней – или старшей школы.

Их небрежно обесцвеченные волосы явно были повреждены, а в ушах у каждого было по несколько дырок. Счастье, что Хиёри не зацепилась за какой-нибудь браслет из тех, что щедрой рукой были развешаны по их запястьям.

—И кто вы, черт возьми?
—Этот детеныш врезался в нас и пролил всю эту хрень на мою футболку! Ты же возьмешь за это ответственность, да?
—Хах? Это вы врезались в нее. Вам бы лучше извиниться, – ответил Ёкодзава, пытаясь запугать сопливых детей, что напрашивались на драку, и пусть чуть-чуть ему это удалось, они продолжали цепляться за свои претензии.
—Чувак, да ты даже не видел, что произошло!
—Я говорю сейчас именно потому, что я все видел. И в любом случае, вам должно быть стыдно, что пытались запугать такую маленькую девочку.
—Заткнись нахер! Харе мямлить и гони деньги за химчистку!
—Ох, так теперь ты вымогательством занялся?

Мужчина тяжело вздохнул, понимая, что попал в неприятную ситуацию, и напомнил себе, что этого бы не произошло, если бы он не позволил себе отстать от Хиёри.

—Ты презрительно на нас смотришь – настолько хочешь получить, хах?

Парень, что, видимо, был лидером компании, явно пытался сурово посмотреть на мужчину, но более, чем десятисантиметровая разница в росте оставила Ёкодзаву с ощущением, что на него пытается лаять мелкий песик.

—Ты же понимаешь, что это шантаж, да?

Ёкодзава не хотел быть слишком угрожающим перед Хиёри, но и не мог допустить, чтобы девочка еще больше испугалась этих детей. Будь поблизости полицейский или спасатель, дело уладилось бы быстрее, но, к сожалению, в зоне видимости никого полезного не наблюдалось.

И – когда мужчина быстро размышлял, что же делать, к нему присоединился Киришима:

—Что происходит, Ёкодзава? Что-то случилось?
—Папа!

В своей гавайской рубашке и фирменных солнцезащитных очках Киришима был не слишком похож на обычного посетителя пляжа, Хиёри бросилась к нему и прижалась изо всех сил.

—Какого черта – разве вы двое не покупали это?

Опрокинутый колотый лед уже растаял, окрасив песок в яркие цвета.

—Я уронила их…
—Нет, она не уронила – вот эти дети толкнули ее.
—И кто они, черт побери?
—Да если бы я знал. Они врезались в нее и обвинили в этом ее. Такое чувство, что хотели вытянуть из нее денег.
—Нихрена – она врезалась в нас! Чем докажешь обратное?!
—Я свидетель.
—Тот, кто ее знает, не может быть свидетелем. Да и вообще, хватит ныть и ответь за это!
—Все сойдет после купания, это раз, и ты должен прекратить ныть, это два. Плюс, тебе бы стоило оплатить наши три порции колотого льда.
—Черта с два я буду платить!
—Ах, ясно – так тебе не хватает? Как вас зовут? В какую школу вы ходите и в какой класс? Можно нам телефоны ваших родителей, м?
—Хах?! Причем тут вообще наша школа?!
—Ну, вы несовершеннолетние. Нам будет проще уладить вопрос о вашей ответственности с вашими учителями и родителями.
—Они не имеют к этому отношения…! Стоп – эй, какого хрена ты фотографируешь?!
—Ну, мы обратимся с заявлением в полицию, так что будет лучше, если они смогут идентифицировать тех, о ком это заявление будет, правда? Это лишь на всякий случай, мало ли вы решите соврать, вот и все.

Через мгновение раздались три звука нажатия кнопок, и юноши, казалось, наконец, осознали, кому звонит Киришима.

—Э-это нечестно! Только потому, что вы взрослые, вы–!
—А ты не думаешь, что сейчас тебе вести себя, как невинный ребенок, тоже нечестно? Ты толкнул девочку, которая учится в начальной школе, а потом вымогал у нее деньги – и все еще называешь себя мужчиной?
—… С-сука, несет какую-то херню и смотрит на нас сверху вниз…!

Один из компании огрызнулся и бросился вперед, занеся кулак для удара.

—Ой-ёй, ты никогда не ударишь нормально, если будешь так размахивать рукой.
—Черт, отвали!
—Ауауауауауауу!! От-отпусти! Да больно же, черт побери!

Киришима схватил того парня за руку и завернул ему за спину, в этот момент Ёкодзава вспомнил, как сам однажды оказался именно в такой же ситуации. Это было адски больно.

Оставшиеся немногочисленные юноши расступились, не желая быть вовлеченными.

—На этот раз мы вас, так и быть, прощаем, так что пошли вон отсюда. И лучше бы вам не пытаться повторить эту фигню.
—Это мы вам позволили легко отделаться! Вам лучше быть готовыми, когда мы снова встретимся!

Очевидно, считающие себя обиженными двумя взрослыми, детки-хулиганы огрызнулись и сбежали. Ёкодзава наблюдал за этим, детки чуть не спотыкались друг о друга, а затем вздохнул.

—Боже, что за кучка тупых детишек. Я бы хотел узнать, как их родители за это отвечали бы.
—Вряд ли они что-то сделали бы. Ты в порядке, Хиё? Должно быть, они тебя напугали.

Киришима присел на корточки перед дочерью, посмотрел ей в лицо, девочка едва сдерживала слезы. Он погладил ее по голове, девочка чуть расслабилась.

—Чуть… чуть-чуть. Но – братик сразу пришел, так что я в порядке. Но… теперь из-за меня мы не поедим наш лед…

Она подняла пустые стаканчики, плечи девочки разочарованно опустились. Лишь на песке остались цветные лужицы от сиропов.

—Не переживай; это не твоя вина. Я тут приберу и вернусь за другой порцией. У тебя было что-то с ягодами, верно?
—Но – тебе снова придется стоять в длиннющей очереди, да?

Девочка посмотрела в сторону пляжного магазинчика.

—Я уверен, что все пройдет быстро. Мы ведь прошли в одно мгновение тогда, правда? А теперь – чтобы твой купальник не окрасился, бери своего папу и беги в душ.
—Тогда ладно… Могу я на тебя положиться?
—Я обо всем позабочусь. Забудь об этих глупых детях. Ты совсем ни в чем не виновата.
—Оки.

Но улыбка ее была все еще напряженной, наверное, в глубине души она все еще винила себя.

Надеясь отвлечь ее хоть чуть-чуть, Ёкодзава заговорил:

—Ой да, Хиё – я забыл кое-что упомянуть?
—Что же?
—Ты же знаешь, что сказала «папа» недавно?
—Ай…!

Ее угрюмое личико моментально вспыхнуло, определенно, она сказала это неосознанно. Ёкодзава лишь указал на это в попытке заставить ее забыть, как она была напугана, и, поддерживая его намерение, Киришима добавил:

—Признаю, быть «папой» так очаровательно и мило…
—Э-это было случайно, вот и все!
—И раз Хиё все еще меня так зовет… Я аж остолбенел! Я думал, она выросла, но она все еще маленькая папина дочка.
—Я же сказала, я просто разволновалась, правда! А теперь – пошли в душ, отец!

Может, потому, что она не хотела, чтобы кто-нибудь видел, какое красное у нее лицо, девочка надулась и отвернулась от обоих мужчин.

Когда Ёкодзава наклонился, чтобы поднять стаканчики, Киришима негромко ему сказал:

—… Спасибо, что присмотрел за ней.
—Это само собой – и иди уже.

Ёкодзава ответил кратко, пытаясь скрыть собственное смущение, но Киришима, должно быть, видел его насквозь, за плечом раздался смех.


Часть 10.

—Вот черт… это плохо… – вздохнул мужчина, глядя через плечо в зеркало ванной – тут раздался стук в дверь, оповещающий о неожиданном госте. Торопливо накинув рубашку, Ёкодзава посмотрел в глазок и обнаружил по другую сторону Киришиму.
—Вот и я~!
—… Тогда, может, войдешь?

Он хотел было сразу же закрыть дверь, когда Киришима только возвестил о своем появлении, но, понимая, что в таком случае Редактор может устроить незнамо какую сцену, в конце концов, с несильным недоверием пригласил его войти.

—Да брось, я только хотел попробовать так себя вести, впервые в жизни, между прочим. Но раз уж я тут – давай выпьем.

Одетый в юкату, что предоставлялись отелем, Киришима поднял руку, чтобы продемонстрировать принесенную бутылку сётю. Пакет, что он держал в другой руке, казалось, был полон минеральной воды, чтобы делать мидзувари.

Прим.перев. Мидзувари – способ пить алкогольный сётю, заключается в разбавлении его водой в соотношении 5:5 или 6:4 или подогретой водой (5:5, 6:4, 7:5). Пропорции зависят от крепости сётю, чем больше градус – тем меньше доля.

—И что это, черт побери?
—Купил днем в магазинчике на первом этаже. Видимо, местного приготовления.
—А ты подготовился.

Он знал, что Киришима заходил в магазин, но не думал, что он на самом деле купил выпивку. Редактор, наверное, использовал свой шанс, когда Ёкодзава был занят, помогая Хиёри выбрать и купить сувениры.

—Я еще и лед купил. И взял на себя смелость позаимствовать у Хиёри немного той быстрой еды, что она взяла с собой.
— Не забудь ей возместить. Она уже спит? – спросил Ёкодзава, достав два стакана.
—Ага; из ванной вышла уже почти уснувшая. Кто угодно вымотался бы после таких активных игр. Судя по всему, она не проснется до утра.

И правда, засыпающую девочку во время ужина в ресторане отеля качало как кораблик на волнах.

—Она, похоже, устала уже к ужину. И ты тоже – ты, должно быть, устал на работе. У нас есть еще и завтра; что ж ты не лег спать пораньше?
—Ну, благодаря кое-кому я замечательно вздремнул сегодня днем и прекрасно отдохнул. Вообще-то – наверное, я даже перестарался; не чувствую ни капли усталости.
—Вот идиот – ты уже не ребенок.

Видимо, пока Ёкодзава и Хиёри играли, Киришима действительно заснул.

—Да ну, все нормально. Но давай-ка – составь мне компанию. Приказ начальника.
—Ты не мой непосредственный начальник, знаешь ли.

Разумеется, учитывая их положения на служебной лестнице, Киришима был выше, но они работали в абсолютно разных отделах, поэтому Редактор не мог отдавать ему приказы.

—Ладно, а как насчет убедительной просьбы от твоего любовника?
—Боже, ты бесишь; если бы я не хотел, чтобы ты тут был, я бы тебя в принципе не впустил.
—О-оу, вот оно как? Я верю, свою сердитую цун-часть ты сдерживаешь сегодня вечером.
—Отвали.

Прим.перев. Цун – это отсылка к цун-цун и дере-дере и их смеси цундере, вроде того.

По правде говоря, Ёкодзава заснуть не смог. Шло время, его загоревшую кожу начало саднить, и теперь малейшее прикосновение причиняло боль. Хоть лицо и руки, уже несколько загоревшие, не пострадали так сильно, спина же – впервые открытая солнцу с начала лета – была чувствительна от и до. Мужчина не думал, что сможет сегодня нормально заснуть.

—И эй – почему ты не надел юкату? Я с нетерпением это ждал…
—Она мне мала – ничего не могу поделать. Почему ты всегда такое «с нетерпением ждешь»? И – почему, черт возьми, твоя такая большая?

Ёкодзава крайне редко получал в гостиницах или отелях юкату своего размера, поэтому всегда брал сменную одежду с собой. Но, оглядев Киришиму еще раз, он заметил, что его юката достает до лодыжек, и рукава не короткие.

—Та, что была в нашем номере, оказалась мала, поэтому я поменял ее. Это хорошо, потому что я не взял никакой сменной одежды. Хочешь, пока мы тут, спрошу и о твоей?
—Нет смысла напрягаться. Мы, наверное, только зря их побеспокоим в такое время но–ауу!

Мужчина пытался устроиться на диване, когда вскрикнул от боли. Стоя тут и болтая с Киришимой, он совсем забыл про свой неудачный загар.

—Вот, а я говорил тебе намазаться кремом!

Киришима рассмеялся, выпив свой мидзувари, краем глаза наблюдая за страдальческим выражением лица Ёкодзавы.

—Я думал, все будет нормально, пока я не сниму футболку…
—Верно – но ты почти сразу ее скинул, потому что тебе было жарко. Шея сзади у тебя тоже красная. Но – я знал, что это случится, и посему у меня есть для тебя прекрасный дар, – Редактор вынул из пакета флакон с охлаждающим гелем для лечения солнечных ожогов. – Я захватил с собой на отдых немного всяких детских штук, но Хиёри, похоже, не нужно. Хочешь, спинку тебе помажу?
—Все нормально – я сам.

Он выхватил флакон у Киришимы – если он попросит Редактора это сделать, кто знает, куда это все заведет.

Поскольку загар – это результат воздействия ультрафиолетовых лучей, единственным способом облегчить свою участь было простое охлаждение обожженной кожи. Задрав футболку, мужчина принялся наносить гель. Учитывая, что предназначено средство было для детей, в составе отсутствовал ментол, но для охлаждения и так было неплохо. Все же мужчине пришлось постараться, чтобы обработать ту часть спины, которая обгорела сильнее всего.

—Я же сказал, я помогу – дай сюда.
—А я сказал, все нормально.
—Боже, ты такой застенчивый.
—Я не застенчивый, в который раз тебе говорю!

Он одернул футболку и повернулся, чтобы не показывать спину. Это смешно – он весь день провел вокруг Редактора в одних лишь плавках, а сейчас чувствует себя неловко? Пытаясь скрыть смущение, он сменил тему:

—Но все-таки с теми хулиганами нам стоит уладить дело. Черт, я собираюсь найти их и передать в полицию.
—Не думаю, что мы это можем. Я не знаю, разыскивают ли их за другие преступления.

Мужчины сообщили о произошедшем полиции и узнали, что было еще несколько похожих случаев. Похоже, та компания выбирала своей целью детей, что приходили на пляж с семьями, и хулиганы пытались вымогать у них деньги. А не поймали их пока лишь потому, что все жертвы были туристами и, желая избежать неудобств, не обращались в полицию.

Хиёри была напугана, без сомнения, но, поскольку физически она не пострадала и денег не лишилась, привлекать полицию вряд ли имело смысл. Но офицеры взяли ту фотографию, что снял Киришима.

—Надеюсь, их скоро поймают…
—Учитывая, как они действовали, я уверен, в ближайшее время они снова появятся. В полиции сказали, что увеличат число патрульных, так что я сомневаюсь, что эти дети долго пробудут безнаказанными.
—… Хиё ничего не говорила?

Только это действительно его волновало. Даже если физического вреда ей не причинили, могла остаться моральная травма. Опасаясь, что может быть только хуже, Ёкодзава избегал этой темы до конца дня.

—Ты быстро появился, так что я сомневаюсь, что она слишком сильно испугалась или что-то такое. Наоборот, она все время восхищалась тем, какой же у нее потрясающий братик. Честно говоря, я даже немного приревновал, признаю.
—Прости, что? Какого хрена ты ревнуешь к своей собственной дочери? – он, шокированный признанием, уставился на Киришиму.

Хотя сначала он подумал, что это просто неудачная шутка, все-таки это его немного раздражало. Правда, есть же пределы такому детскому поведению.

—Обвинишь меня? Я так хотел бы увидеть, как ты сурово себя вел.
—Сурово…? Знаешь, я ничего не сделал. Вообще-то, если бы я внимательно за ней следил…

Если бы он не позволил себе отстать от Хиёри, ей не пришлось бы приобрести такой ужасный опыт, напомнил мужчина себе уныло. Такое происшествие в поездке, которую девочка с таким нетерпением ждала, определенно было последним, что он бы хотел.

—Может и так, но ты ее спас, поэтому все закончилось хорошо, так? Да и – я ее родитель, я должен был следить за ней сам. Если уж на то пошло, это только моя вина.
—Это– – Ёкодзава попытался возразить, но тут же осознал, что разговор пойдет по кругу.

ПО ТЕМЕ «СОЗДАНИЕ GIF-АНИМАЦИИ В «BENETON MOVIE GIF»
Отримання рослинних олій екстрагуванням
Смерть, признаки смерти, посмертные изменения
Важливість
Методика розв’язання.
Преподаватель: К.э.н.,доц. Петрулевич Е.А.
Тема: Речові права на чуже майно
Література
Література
Электронная почта. Основные возможности.
В некоторую точку пространства приходят два пучка когерентного излучения с оптической разностью хода 2,0 мкм. Определить, произойдет усиление или ослабление в этой точке света с длиной волны 400 нм.
ВОПРОС 12. СРЕДНЕВЕКОВАЯ ФИЛОСОФИЯ. ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ СТИЛЯ МЫШЛЕНИЯ
Завдання 1
Способы завершения транзакций
Алгоритм, формирующий атомарные связки «протон-электрон».
Основные истоки этой ситуации определяют (вместе с объективной сверхсложностью объекта познания).
МОВНІ СІМ’Ї
Реакции организма во время action
Решение систем линейных уравнений по формулам Крамера
Предмет теорії пізнання. Істина в філософії.
THE UNITED STATES POLICE SYSTEM
Молли Магуайерс (The Molly Maguires; США, 1970) художественный фильм
Привибійна зона пласта
Главная Страница