ГЛАВА ВТОРАЯ НЕОЖИДАННАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ

Долгое время западный человек считал свою цивилизацию даром Рима и Греции. Но сами греческие философы постоянно писали о том, что черпают вдохновение из более древних источников. Впоследствии возвращавшиеся домой европейские путешественники стали рассказывать о величественных пирамидах Египта и наполовину занесенных песком храмовых комплексах, похожих на города и охранявшихся странными каменными животными, которые получили название сфинксов.

Когда в 1799 году Наполеон отправился в Египет, он взял с собой ученых, чтобы те исследовали древние памятники и объяснили их происхождение. В окрестностях Росетты один из его офицеров нашел каменную стелу, на которой была высечена надпись, датируемая 196 годом до нашей эры, древнеегипетским пиктографическим письмом, а также двумя другими неизвестными шрифтами.

Расшифровка древнеегипетской письменности и последовавшие за этим археологические раскопки открыли для европейцев египетскую цивилизацию, которая существовала задолго до того, как сформировалась греческая культура. Египетские надписи рассказывают о царских династиях, ведущих отсчет от 3100 года до нашей эры – за два тысячелетия до зарождения эллинской цивилизации. Древняя Греция, расцвет которой приходится на четвертый-пятый век до нашей эры, была скорее наследницей, чем основательницей цивилизации.

Значит ли это, что истоки человеческой цивилизации следует искать в Египте?

Каким бы логичным ни казался этот вывод, факты свидетельствуют против него. Греческие ученые действительно описывают путешествия в Египет, но упоминаемые ими источники знаний расположены совсем в другом месте. Изучение доэллинских цивилизаций Эгейского моря – минойской на острове Крит и микенской в материковой части Греции – позволяет сделать вывод, что их основой послужила культура Ближнего Востока, а не Египта. Именно Сирия и Анатолия были главными источниками, из которых греки черпали знания о более древней цивилизации.

Ученые обратили внимание, что вторжение дорийских племен в Грецию и вторжение израильтян в Ханаан после Исхода из Египта удивительным образом совпадают по времени, а затем стали находить все больше сходных черт между семитской и эллинской культурами. Профессор Сайрус X. Гордон («Forgotten Scripts: Evidence for the Minoan Language») открыл новую область исследований, показав, что древний минойский шрифт, получивший название «линейного А», относится к группе семитских языков. Он пришел к выводу, что «по форме (в отличие от содержания) древнееврейская и минойская культуры имеют очень много общего», и указывал, что название самого острова Крит, которое в эпоху минойской цивилизации произносилось как «Ке-ре-та», совпадает с древнееврейским словом «Ке-ре-эт» (обнесенный стеной город) и нашло отражение в древнееврейской легенде о царе Керете.



Даже греческий алфавит, послуживший основой латинского и многих современных алфавитов, пришел с Ближнего Востока. Сами древнегреческие историки писали о том, что письменность к ним принес финикиец Кадм («древний»), позаимствовав количество и порядок букв из древнееврейского алфавита; именно этим алфавитом пользовались в Греции во времена Троянской войны. Число букв было увеличено до двадцати шести поэтом Симонидом Кеосским в пятом веке до нашей эры.

Тот факт, что греческий и латинский алфавиты, составляющие основу западной культуры, были позаимствованы с Ближнего Востока, несложно продемонстрировать сравнением названия, написания и даже численного значения букв исходного ближневосточного алфавита, его наследника древнегреческого алфавита, а также еще более поздней латиницы (рис. 4).

Естественно, ученые знали о контактах Греции с Ближним Востоком, кульминацией которых стала победа Александра Великого над персами в 331 году до нашей эры. Греческие источники содержат массу информации о персах и подвластных им землях (примерно в границах современного Ирана). По именам персидских царей – Кир, Дарий, Ксеркс – и богов, которые, судя по всему, происходят из индоевропейской группы языков, ученые определили, что персы являются одним из племен так называемых «ариев», которые пришли из окрестностей Каспийского моря в конце первого тысячелетия до нашей эры и расселились на территории от Малой Азии на западе до Индии на востоке и областей на юге, которые в Библии называются «землями мидийцев и парсов».



Однако все не так просто. Несмотря на предполагаемое иноземное происхождение этих пришельцев, в Ветхом Завете они являются активными участниками описываемых событий. Так, например, царь Кир называется в Библии «помазанником Яхве» – имеет крайне необычные взаимоотношения между еврейским богом и неевреем. Согласно Книге Ездры Кир знал о своей миссии восстановить храм в Иерусалиме и утверждал, что действует по поручению Господа, которого он называл «Бог Небесный». Кир и другие цари этой династии называли себя Ахеменидами – в честь титула, который взял себе основатель этой династии Хашам-Аниш. Это был не арийский, а чисто семитский титул, означавший «мудрец». В целом ученые не исследовали многочисленные нити, которые позволяли провести параллели между иудейским богом Яхве и персидским божеством эпохи Ахеменидов, который имел титул Мудрый Владыка и изображался парящим в небе внутри крылатого шара – как, например, это изображено на царской печати Дария (рис. 5).

Теперь нам доподлинно известно, что культурные, религиозные и исторические корни персидской империи уходят к более древним царствам – Вавилону и Ассирии, расцвет и крах которых описывается в Ветхом Завете. Значки, из которых состоят надписи на памятниках и печатях эпохи Ахеменидов, поначалу были приняты за декоративный узор. Энгельберт Кампфер, посетивший древнюю персидскую столицу Персеполис в 1686 году, описывал эти значки как клиновидные углубления. С тех пор такой шрифт получил название клинописи.

При первых же попытках расшифровать древнепер-сидские надписи выяснилось, что они написаны тем же шрифтом, который был найден на артефактах и глиняных табличках Месопотамии, долин и нагорий между реками Тигр и Евфрат. Заинтересовавшись разрозненными находками, Поль Эмиль Ботта в 1843 году предпринял первые крупномасштабные плановые раскопки. Он выбрал городище Хорсарбад в северной Месопотамии вблизи современного города Мосул. Вскоре Ботта обнаружил, что на глиняных табличках это место называется Дур Шаррукин. Надписи были сделаны на языке семитской группы, близком к древнееврейскому, и название города переводилось как «обнесенный стеной город справедливого царя». В учебниках истории этот царь упоминается под именем Саргона П.

В центре столицы ассирийского царя располагался величественный дворец, стены которого были украшены барельефами; если их выстроить в ряд, то они растянутся на целую милю. Над городом и царским дворцом возвышалась ступенчатая пирамида, называвшаяся «зиккурат»; она служила «лестницей в небо» для богов (рис. 6).

Планировка города и многочисленные статуи свидетельствовали о жизни на широкую ногу. Дворцы, храмы, дома, конюшни, склады, стены, ворота, колонны, украшения, скульптуры, башни, бастионы, террасы, сады – все это было построено всего за пять лет. По словам Жоржа Контено («La Vie Quotidiennne a Babylone et en Assyrie»), «можно себе представить могущество империи», которая около 3000 лет назад «могла осуществить такой грандиозный проект за такое короткое время».

Стараясь не отстать от французов, к раскопкам приступили и англичане – в лице сэра Остина Генри Лэйарда, который выбрал место, расположенное в десяти милях от Хорсабада вниз по течению реки Тигр. Городище, которое местные жители называли Куюнджик, оказалось ассирийской столицей Ниневия.

Библейские названия и события начинали обретать плоть и кровь. Ниневия была столицей ассирийского царства в эпоху трех его великих правителей – Сеннакериба, Эсархаддона и Ашурбанипала. «В четырнадцатый год царя Езекии, пошел Сеннахирим, царь Ассирийский, против всех укрепленных городов Иуды», – свидетельствует Ветхий Завет (IV Книга Царств 18:13). А после того, как Ангел Господень уничтожил войско захватчиков, «возвратился Сеннахирим, царь Ассирийский, и жил в Ниневии».

Курганы той части Ниневии, которая была построена Сеннакерибом и Ашурбанипалом, скрывали дворцы, храмы и произведения искусства, превосходившие все, что было найдено в столице Саргона. На территории, где по предположениям археологов находились развалины дворцов Эсар-хаддона, вести раскопки не представлялось возможным, потому что теперь здесь стояла мечеть – на предполагаемой могиле пророка Ионы, который был проглочен Китом, когда отказался доставить послание Яхве в Ниневию.

Из древнегреческих источников Лэйард знал, что один из военачальников армии Александра Македонского видел пирамиды и остатки древнего города, – города, который лежал в руинах еще во времена Александра! Лэйард провел раскопки в этом месте, и оказалось, что это был Нимруд, военный центр ассирийского царства. Именно здесь Салманасар II воздвиг обелиск с записями всех его походов и завоеваний. В настоящее время обелиск выставлен в Британском музее, и в списке царей, плативших дань завоевателям, был «Ииуй, сын Омры, царь Израиля».

И вновь надписи из Месопотамии совпали с библейскими текстами!

Удивленные тем, что археологические находки все чаще подтверждают реальность описанных в Библии событий, ассириологи (так стали называть ученых, специализировавшихся на Ассирии) обратились к десятой главе Книги Бытия. Основателем всех царств Месопотамии в ней назывался Нимрод – «сильный зверолов пред Господом»:

Царство его вначале составляли: Вавилон, Эрех, Аккад и Халне, в земле Сеннаар.

Из сей земли вышел Ассур и построил Ниневию, Реховофир, Калах.

И Ресен между Ниневию и между Калахом; это город великий.

Между Ниневией и Нимрудом действительно высились курганы, которые местные жители называли Калах. Раскопки, проведенные здесь с 1903 по 19Н год Уолтером Андре, позволили обнаружить руины Ашура, первой столицы Ассирии и религиозного центра царства. Из всех упоминавшихся в Библии ассирийских городов ненайденным оставался только Ресен. Его название переводится как «уздечка», и это дает основания предполагать, что в городе располагались царские конюшни.

Примерно в то же время, когда был найден Ашур, экспедиция под руководством Р. Колдуэя заканчивала раскопки упоминавшегося в Библии Вавилона – огромного города с дворцами, храмами, висячими садами и обязательным зиккуратом. Вскоре найденные артефакты и надписи раскрыли перед учеными историю двух соперничавших государств Месопотамии – Вавилона и Ассирии, занимавших соответственно южную и северную части Междуречья.

Расцвет сменялся упадком, за которым снова следовал расцвет, войны чередовались с мирным соседством – в общей сложности высокоразвитая цивилизация этих двух царств просуществовала около полутора тысяч лет, зародившись примерно в 1900 году до нашей эры. В конечном итоге Ашур и Ниневия были захвачены и разрушены вавилонянами соответственно в 614 и 612 году до нашей эры. Сам Вавилон – как и предсказывали библейские пророки – нашел свой бесславный конец в 539 году до нашей эры, разоренный персидским царем Киром из династии Ахеменидов.

Несмотря на то что Вавилон и Ассирия на протяжении всей своей истории оставались соперниками, найти культурные различия между ними чрезвычайно сложно. Верховным богом у ассирийцев был Ашур («всевидящий»), а у вавилонян Мардук («сын чистого холма»), в остальном же пантеоны их богов практически не отличались друг от друга.

Многие музеи мира с гордостью выставляют церемониальные ворота, крылатых быков, барельефы, колесницы, инструменты, утварь, украшения, статуи и другие предметы, изготовленные из самых разных материалов и откопанные в курганах Ассирии и Вавилона. Но самым главным богатством этих государств можно считать письменные источники: тысячи тысяч надписей клинописным шрифтом, среди которых есть космологические мифы, эпические поэмы, деяния царей, храмовые записи, торговые контракты, книги регистрации браков и разводов, астрономические таблицы, астрологические пророчества, математические формулы, списки географических названий, школьные учебники грамматики, а также – что не менее важно – тексты с именами, генеалогией, эпитетами, деяниями, возможностями и обязанностями богов.

Общим языком, обусловившим культурные, исторические и религиозные связи между Ассирией и Вавилоном, был аккадский. Это древнейший язык семитской группы, похожий на древнееврейский, арамейский, финикийский и ханаанский языки, но предшествовавший им. Тем не менее, ни ассирийцы, ни вавилоняне не утверждали, что изобрели этот язык или клинопись. И действительно, многие их таблички были снабжены примечанием, что это копия с более древнего оригинала.

Кто же тогда изобрел клинопись и сам язык с его выверенной грамматикой и богатым словарем? Кто написал эти «более древние оригиналы»? И почему ассирийцы и вавилоняне называли свой язык аккадским?

Попробуем в очередной раз обратиться к Книге Бытия: «Царство его вначале составляли: Вавилон, Эрех, Аккад…» Что такое Аккад – столица, предшествовавшая Вавилону и Ниневии?

Руины Месопотамии дают нам убедительные доказательства того, что давным-давно здесь действительно существовало царство под названием Аккад, основанное древним правителем, который называл себя шарру-кин («справедливый правитель»). В его записях утверждалось, что подвластная ему империя – по милости бога Энлиля – простиралась от Нижнего Моря (Персидский залив) до Верхнего Моря (считается, что речь идет о Средиземном море). Он хвастался, что к пристаням Аккада причаливали суда из далеких земель.

Ученые были просто поражены: на землях Месопотамии существовала империя еще в третьем тысячелетии до нашей эры! Это был огромный скачок – на 2000 лет назад, от ассирийского Саргона из Дур-Шарру-Кина к Саргону Аккада. Тем не менее раскопанные курганы открывали миру литературу и искусство, науку и политику, торговлю и дипломатию – то есть полноценную цивилизацию, существовавшую задолго до появления Вавилона и Ассирии. Более того, стало очевидным, что эта цивилизация была предшественницей и источником последующих культур Месопотамии; Ассирия и Вавилон представляли собой лишь ветви, отходившие от аккадского ствола.

Загадка этой древней месопотамской цивилизации углубилась еще более, когда были найдены записи, рассказывающие о деяниях Сарона и о его родословной. В них указывался его полный титул: «Царь Аккада, Царь Киша», – и пояснялось, что до восшествия на трон Саргон был советником «правителей Киша». Значит, задавались вопросом ученые, существовало еще более древнее царство Киш, предшествовавшее Аккаду?

Здесь к нам на помощь вновь приходит Библия:

Хуш родил также Нимрода: сей начал быть силен на земле. Он был сильный зверолов пред Господом; потому и говорится: сильный зверолов, как Нимрод, пред Господом.Царство его вначале составляли: Вавилон, Эрех, Аккад…

Многие ученые придерживались мнения, что аккадский Саргон и библейский Нимрод – это одно и то же лицо. Если в приведенных выше строках Книги Бытия вместо «Хуш» прочитать «Куш» или «Киш», то Нимруд действительно был потомком Киша – как и утверждал Саргон. Исследователи стали буквально понимать и остальные записи: «Он победил Урук и разрушил его стену… он одержал победу в битве с жителями Ура… он покорил все земли от Лагаша до моря».

Может быть, библейский Эрех – это Урук из записей Саргона? Гипотеза подтвердилась после раскопок в местечке Варка. А упоминавшийся в записях Саргона Ур – это тот самый библейский Ур в Месопотамии, который был родиной Авраама.

Археологические находки не только подтвердили историческую достоверность приведенных в Библии сведений, но и неопровержимо доказали, что города и цивилизации существовали в Месопотамии задолго до третьего тысячелетия до нашей эры. Оставался один вопрос: каков возраст самого первого цивилизованного царства?

Ключ к разгадке лежал в области лингвистики.

* * *

Ученые быстро поняли, что имена имеют определенное значение не только в древнееврейском языке и в Ветхом Завете, но и на всем Ближнем Востоке. Все аккадские, вавилонские и ассирийские имена, а также географические названия можно расшифровать. Тем не менее вскоре обнаружилось одно странное обстоятельство: имена всех правителей, которые были предшественниками Саргона, звучали абсолютно бессмысленно. Так, например, царя, советником которого был Саргон, звали Урзабаба, а правителя Киша – Лугальзагеси.

В 1853 году сэр Генри Роулинсон в своем докладе Королевскому обществу востоковедов указывал, что эти имена не семитские и не индоевропейские, а «принадлежат, по всей видимости, к неизвестной группе языков или племен». Что же это за таинственный язык, на котором имена царей имели смысл?

Ученые еще раз обратились к аккадским надписям. Аккадский клинописный шрифт в основе своей силлабический: каждый значок обозначает отдельный слог (аб, ба, бат и т. д.). В то же время при письме широко использовались символы, которые являлись не фонетическими слогами, а передавали то или иное значение – «бог», «страна», «город», «жизнь» и т. д. Единственное разумное объяснение этому явлению состоит в том, что эти значки являются свидетельствами более древнего письма, в котором использовались пиктограммы. Таким образом, аккадской письменности должна была предшествовать другая, сходная с египетским иероглифическим письмом.

Вскоре стало ясно, что здесь мы столкнулись не просто с древней формой письма, а с древним языком. Ученые обнаружили, что в аккадских надписях и текстах широко использовались заимствованные слова, без каких-либо изменений перешедшие в аккадский язык из другого. Особенно много заимствований отмечалось в научной терминологии, а также в текстах, содержавших сведения о богах и их небесной обители.

Больше всего аккадских текстов было найдено на развалинах библиотеки, которую собрал в Ниневии царь Ашурбанипал; Лэйард с коллегами вывезли с этого места 25 тысяч табличек, многие из которых были снабжены пометками древних писцов о том, что это копии «старинных текстов». Группа из 23 табличек оканчивалась странной фразой: «23 таблица; язык шумера не изменился». В другом тексте содержится загадочное утверждение самого Ашурбанипала о том, что боги открыли ему секреты чтения и письма и что он даже может прочесть таблицы на шумерском языке и понять загадочные слова вырезанных на камне текстов, сохранившихся с «допотопных» времен.

Заявление Ашурбанипала вызвало еще большую путаницу в умах ученых. Однако в 1869 году Жюль Опперт предложил Французскому обществу нумизматики и археологии признать существование языка, который был предшественником аккадского, а также говорившего на нем народа. Обратив внимание на то, что древние правители Месопотамии утверждали свою легитимность титулом «Царь Шумера и Аккада», он предложил называть этот народ шумерами, а их земли Шумером.

Опперт оказался прав – если не считать небольшой ошибки в произношении, то есть не «Сумер», как предлагал французский ученый, а «Шумер». Это не таинственные далекие земли, а древнее название южной части Месопотамии – в полном соответствии с Книгой Бытия, где сказано, что царские столицы Вавилон, Аккад и Эрех находились «в земле Сеннаар» (так в Библии назывался Шумер).

Приняв это допущение, наука совершила стремительный прорыв. Аккадские ссылки на «старинные тексты» приобрели смысл, и ученые вскоре поняли, что таблицы с длинными колонками слов представляли собой аккадско-шу-мерские словари, составленные в Ассирии и Вавилоне для изучения первой письменности человечества – шумерской.

Без этих древних словарей мы и сегодня были бы весьма далеки от расшифровки шумерских текстов, а с их помощью для нас открылись настоящие сокровища литературы и культуры в целом. Кроме того, выяснилось, что изначально шумерская письменность была пиктографической и значки вырезались на камне в виде вертикальных колонок; впоследствии символы стилизовали для удобства выдавливания на мягких глиняных табличках, в результате чего возникла клинопись, принятая впоследствии аккадцами, вавилонянами, ассирийцами и другими народами Ближнего Востока (рис. 7).

Расшифровка шумерского языка и шумерской письменности, а также осознание того факта, что за всеми достижениями Аккада, Вавилона и Ассирии стояли шумеры и их культура, подстегнули археологические работы в южной Месопотамии. Все факты указывали на то, что начало следует искать именно здесь.

Первые серьезные раскопки шумерского города были выполнены французскими археологами в 1877 году; находки в одном этом месте оказались такими многочисленными, что другие исследователи продолжали работы вплоть до 1933 года, так до конца и не завершив их.

Место, которое здешние жители называли Теллох («холм») оказалось древним шумерским городом – тем самым Ла-гашем, захватом которого хвастался царь Аккада Саргон Это был действительно царский город, правители которого носили титул, впоследствии присвоенный себе Саргономна шумерском языке этот титул звучал как ЭН.СИ («справедливый правитель»). Их династия взошла на престол примерно в 2900 году до нашей эры и просуществовала почти 650 лет. За это время в Лагаше сменилось сорок три «справедливых правителя»: их имена, происхождение и периоды правления скрупулезно записывались.

Обнаруженные археологами надписи давали массу информации. Молитвы, в которых к богам обращались с просьбой помочь взойти посевам, а орошаемым растениям дать богатый урожай, свидетельствовали о наличии земледелия и ирригации. Преподнесенная богине чаша с дарственной надписью от «надзирателя над амбарами» указывала на то, что зерно закладывали на хранение, взвешивали и что оно служило предметом торговли (рис. 8).

«Энеи» по имени Эаннатум приказал сделать на глиняном кирпиче надпись, не оставлявшую сомнений в том что шумерские правители могли занять трон только с одобрения богов. Он также сообщал о завоевании другого города что свидетельствовало о существовании в Шумере городов-государств еще в начале третьего тысячелетия до нашей эры Преемник Эаннатума Энтемена писал о строительстве храма, украшенного золотом и серебром, о посадке садов и о расширении выложенных кирпичом колодцев. Он похвалялся тем, что выстроил крепость со сторожевыми башнями, а также причалы для судов.

Одним из самых известных правителей Лагаша был Гудеа. Сохранилось множество его скульптурных портретов, и на всех он изображен в молитвенной позе, возносящим почести богам. И это не было притворством: Гудеа действительно посвятил свою жизнь поклонению богу Нингирсу, а также возведению и восстановлению храмов.

Многочисленные надписи свидетельствуют о том, что царь стремился найти самые лучшие материалы для строительства храмов: золото доставлялось из Африки и Анатолии, серебро с гор Таурус, кедры из Ливана, другие ценные породы дерева с горы Арарат, медь с хребта Загрос, диорит из Египта, сердолик из Эфиопии, а другие ценные материалы из стран, названия которых еще непонятны ученым.

Сооружая «дом Господа Бога» в пустыне, библейский патриарх Моисей действовал в соответствии с подробными указаниями, которые ему дал Господь. Когда царь Соломон строил в Иерусалиме Первый Храм, Бог тоже явился ему во сне, дав «мудрость». Детальный план Второго Храма был показан пророку Иезекиилю в божественном видении мужем, «которого вид как бы вид блестящей меди, и льняная вервь в руке его и трость измерения…» За тысячу лет до него правитель Ура Ур-Намму велел изобразить, как бог приказывает ему построить храм, давая соответствующие инструкции и протягивая измерительную рейку и моток веревки (рис. 9).

Гудеа, живший за двенадцать веков до Моисея, утверждал то же самое. Данные ему в видении инструкции он записал в виде длинного повествования. Ему явился «человек, сияющий, как небеса», стоящий рядом с «божественной птицей», и приказал построить храм. Этот «человек» («…по венцу на главе его, он – бог!») в действительности оказался богом Нингирсу. С ним была богиня, в одной руке державшая «табличку звезд доброго неба», а в другой – «священное стило», которым она указала Гудеа «покровительствующую планету». В руках третьего бога была таблица из драгоценного камня – «и начертан там был вид храма». На одной из статуй Гудеа изображен сидящим с табличкой на коленях; на этой табличке явственно различим божественный чертеж (рис. 10).

Несмотря на всю свою мудрость, Гудеа не смог разобраться в этом архитектурном плане и обратился за советом к богине-прорицательнице, которая умела истолковывать небесные знамения. Она объяснила царю смысл полученных инструкций, размеры храма, а также размеры и форму кирпичей, из которых он должен быть сложен. При помощи мужчины-прорицателя и женщины, «способной открывать тайны», он выяснил место – на окраине города – где бог пожелал иметь свой дом. Затем Гудеа нанял 216 тысяч рабочих, чтобы осуществить этот грандиозный строительный проект.

Растерянность Гудеа вполне объяснима – на примитивном чертеже якобы содержалась информация, достаточная для постройки сложного сооружения, каким являлся семиступенчатыи зиккурат. В статье, опубликованной в «Der Alte Orient» за 1900 год, А. Биллербек привел расшифровку фрагмента божественных инструкций, касавшихся строительства храма. Несмотря на частичное повреждение статуи, в верхней части древнего рисунка можно различить несколько вертикальных линий, количество которых уменьшается по мере возрастания промежутка между ними. По всей видимости, божественные архитекторы с помощью обычного двумерного чертежа, снабженного семью разными масштабными сетками, могли дать представление о параметрах трехмерной конструкции, каковой являлся высокий семиступенчатыи зиккурат.

Говорят, что войны ускоряют научный и технологический прогресс человечества. В древнем Шумере эту роль, похоже, играло сооружение храмов, способствуя развитию техники, торговли, транспорта, архитектуры и самого общества. Способность осуществлять грандиозные строительные работы в соответствии с заранее разработанным архитектурным проектом, организовывать и обеспечивать необходимым огромное количество рабочей силы, выравнивать площадки и насыпать холмы, обжигать кирпичи и транспортировать каменные блоки, привозить из дальних стран редкие материалы, плавить металл, изготавливать утварь и украшения – все это явно свидетельствует о высокоразвитой цивилизации, уже полностью сформировавшейся в третьем тысячелетии до нашей эры (рис. 11).

* * *

Какими бы совершенными ни выглядели храмы шумеров, это была лишь верхушка айсберга необыкновенных достижений материальной культуры первой из великих цивилизаций человечества. Шумеры изобрели не только письменность, без которой невозможно формирование высокоразвитой цивилизации, но и печатное дело. За несколько тысяч лет до того, как Иоанн Гутенберг «изобрел» наборный шрифт, шумерские писцы уже применяли набор из готовых печатей с вырезанными на них пиктограммами; они пользовались ими так же, как мы сегодня пользуемся резиновыми штампами, вдавливая их в сырую глину, чтобы получить нужную последовательность символов.

Кроме того, они придумали прообраз современной ротационной печатной машины – цилиндрическую печать. Это был небольшой цилиндр из очень твердого камня с выгравированной зеркальной надписью или рисунком; при прокатывании цилиндра по сырой глине на ней оставалось «позитивное» изображение. Печать также позволяла удостоверить подлинность документов: новый отпечаток можно было сделать на месте и сравнить его с тем, что стоит на документе (рис. 12).

Многие шумерские и месопотамские письменные источники повествуют не только о божественных или духовных предметах, но и описывают такие повседневные занятия, как сбор урожая, обмер полей и вычисление цен. И действительно, ни одна цивилизация высокого уровня не может существовать без развитой математической науки.

Шумерская система счисления, называемая шестидесятиричной, была получена объединением «земного» числа 10 с «божественным» числом 6, в результате чего получилось основание 60. Эта система в некоторых отношениях совершеннее нашей, десятичной, и в любом случае она превосходит греческую и римскую. Она позволяла шумерам находить дроби и умножать миллионы, вычислять корни и возводить в степень. Это была не только первая из известных нам систем счисления; в ней впервые использовалось понятие разрядов: как и в десятичной системе, где цифра 2 в зависимости от положения может обозначать 2, 20 или 200, в шумерской системе цифра 2 могла обозначать 2, 120 (2 х 60) и так далее – в соответствии с ее «разрядом» (рис. 13).

Разделенный на 360 градусов круг, состоящий из двенадцати дюймов фут – вот лишь несколько примеров того, как шумерская математика продолжает оказывать влияние на нашу повседневную жизнь. В последующих главах мы подробнее остановимся на шумерской астрономии, календаре и других достижениях небесной математики.

Современная экономическая и общественная система – книги, судебные протоколы и налоговые декларации, коммерческие контракты, свидетельства о браке и так далее – держится на бумаге, а в основе шумерской лежала глина. В храмах, судах и на рынках сидели писцы с табличками из влажной глины, на которых записывали приговоры, условия сделок или послания, а также вычисляли цены, жалованье, площадь полей или количество кирпичей, необходимое для строительства здания.

Глина была основным сырьем для изготовления повседневной утвари, а также сосудов для хранения и транспортировки товаров. Ее использовали для производства кирпичей – еще одного «изобретения» шумеров, которое позволило строить дома для простых людей, царские дворцы и величественные храмы для богов.

Шумерам приписывают две технологические инновации, позволившие получить легкие и одновременно очень прочные изделия из глины: армирование и обжиг. Современные архитекторы обнаружили, что необыкновенно прочный железобетон можно изготовить, заливая бетоном формы с железной арматурой. Шумеры придавали своим кирпичам особую прочность, добавляя в сырую глину мелко нарубленные стебли тростника или солому. Они также умели придавать глине прочность и долговечность путем обжига в печи. Эти технологические нововведения позволили древним шумерам строить первые высотные здания и сводчатые арки, а также изготавливать долговечные изделия из керамики.

* * *

Изобретение печи для обжига, в которой достигалась высокая, но контролируемая температура, а изделие было защищено от пыли и золы, подготовило еще один технологический прорыв – наступление эры металлов.

Предполагается, что человек обнаружил существование «мягких камней» – природных самородков золота, а также сплавов меди и серебра – и научился выковывать из них предметы утвари или украшения примерно за 6000 лет до нашей эры. Самые древние кованые металлические артефакты были найдены на плоскогорье Загрос и в горах Таурус. Тем не менее Р. Дж. Форбс («The Birthplace of Old World Metallurgy») указывал, что «на Ближнем Востоке запасы самородной меди быстро истощились, что вызвало необходимость перейти к использованию руды». Это требовало знаний и навыков: нужно было найти и добыть руду, измельчить ее, затем расплавить и рафинировать. Все эти процессы невозможны без металлургической печи и общего высокого уровня технологии.

Искусство металлургии вскоре включило в себя умение сплавлять медь с другими металлами, в результате чего был изобретен прочный, но в то же время пригодный для литья и ковкий сплав, который мы называем бронзой. Бронзовый век – первая эпоха металлов – тоже стал вкладом шумеров в человеческую цивилизацию. В древности основным видом торговли была торговля металлами, и она же послужила основой зарождения в Месопотамии банковского дела и появления первых денег – серебряного сикеля («мерного слитка»).

В шумерском и аккадском языках существует множество названий для металлов и их сплавов, а также богатая техническая терминология, что свидетельствует о высоком уровне развития металлургии в Древней Месопотамии. Довольно долго это обстоятельство вызывало недоумение специалистов – на территории Шумера нет месторождений металлических руд, но металлургия, по всей видимости, зародилась именно здесь.

Объяснение этому кажущемуся противоречию – наличие источников энергии. Печи и тигли для плавки и очистки руды, а также получения сплавов требовали большого количества топлива. В Месопотамии могло не быть месторождений руд, но топливо имелось в избытке. Поэтому именно руду доставляли к источникам энергии, а не наоборот – это объясняет многочисленные древние надписи, в которых указывалось, что руды металлов привозили издалека.

Топливо, обеспечившее технологическое преимущество Шумера, – это битум и асфальт, нефтепродукты, которые во многих районах Месопотамии естественным образом выходят на поверхность земли. Р. Дж. Форбс («Bitumen and petroleum in antiquity») отмечает, что близкие к поверхности земли нефтяные ресурсы Месопотамии служили основным источником топлива с древнейших времен до эпохи Римской империи. Он пришел к выводу, что технологическое применение нефтепродуктов началась в Шумере около 3500 г. до нашей эры, доказав, что древние шумеры знали о разновидностях нефтепродуктов и их свойствах гораздо больше, чем представители последующих цивилизаций.

Нефтепродукты использовались в Древнем Шумере настолько широко – не только в качестве топлива, но и как материал для строительства дорог и гидроизоляции, для изготовления красок, для склеивания изделий и в литейном деле, – что местные жители называли курган, под которым археологи обнаружили руины города Ура, «битумным холмом». Форбс показал, что в шумерском языке имеются названия для всех видов нефтепродуктов, встречающихся в Месопотамии. И действительно, в других языках – аккадском, древнееврейском, египетском, коптском, греческом, латыни и санскрите – названия битума и других нефтепродуктов имеют шумерские корни. Так, например, слово для обозначения всей группы нефтепродуктов – «нафта» – происходит от шумерского «напату» («камни, которые горят»). Использование шумерами нефтепродуктов также заложило базу для развития химии. Шумеры не только были знакомы с различными красками и пигментами, которые использовались, например, в процессе глазурования, но и умели изготавливать искусственные полудрагоценные камни, такие, как лазурит.

* * *

Нефтепродукты применялись шумерами и в медицине – еще одной области, где уровень их знаний был удивительно высок. Сотни аккадских текстов, обнаруженных археологами, широко используют шумерские медицинские термины, что указывает на шумерское происхождение всей месопотамской медицины.

В библиотеке Ашурбанипала в Ниневии был целый медицинский раздел. Тексты в этом разделе были поделены на три группы – «билтити» («терапия»), «шипир бел имти» («хирургия») и «урти машмашше» («заговоры и заклинания»). В самых первых сводах законов содержались разделы, касающиеся оплаты услуг хирургов за успешно проведенную операцию, а также способы наказания в случае неудачного исхода. Врачу, при помощи ланцета вскрывшему висок пациента, отрубали руку, если он случайно повреждал глаз больного.

Некоторые найденные в Месопотамии скелеты несут на себе явные признаки трепанации черепа. Частично поврежденный медицинский трактат повествует об удалении «тени, закрывающей глаз человека», – вероятно, катаракты. В другом тексте упоминается о применении хирургического инструмента и указывается, что, если болезнь проникла внутрь кости, нужно соскрести и удалить пораженную ткань.

У больного в эпоху древнего шумерского царства был выбор между А.ЗУ («тот, кто знает воду») и Я.ЗУ («тот, кто знает масло»). Найденная при раскопках Ура табличка, возраст которой составляет около 5000 лет, содержит имя врачевателя: «Лулу, лекарь». У шумеров были также ветеринары, называвшиеся «врачевателями волов» или «врачевателями ослов».

На одной из древних цилиндрических печатей, найденной в Лагаше и принадлежавшей «Урлугаледине, врачевателю», имеется изображение хирургического пинцета. Кроме того, на ней изображена змея на дереве – символ медицины и в наши дни (рис. 14). Часто встречается изображение специального ножа, которым повитухи перерезали пуповину новорожденного.

Шумерские медицинские тексты содержат методы диагностики и рецепты, не оставляя сомнений в том, что врачи в Шумере не прибегали к помощи магии и колдовства. Они рекомендовали очищение и промывание организма: горячие ванны с минеральными солями, овощные отвары, мази на основе нефтепродуктов.

Лекарства изготавливались из растений и минералов, а затем смешивались с жидкими растворителями – в зависимости от метода применения. Оральные препараты растворялись в вине, пиве или меде, а те порошки, что вводились через прямую кишку – при помощи клизмы, – смешивались с растительным маслом. Слово «алкоголь» – он играет такую важную роль в дезинфекции, а также используется в качестве основы для многих лекарственных препаратов – происходит от арабского слова «кохл», которое, в свою очередь, является производным от аккадского «кухлу»

Найденные археологами муляжи печени указывают на то, что медицину преподавали в специальных школах, используя для обучения изготовленные из глины модели человеческих органов. По всей видимости, шумеры обладали глубокими знаниями анатомии, поскольку религиозные обряды требовали сложного рассечения жертвенных животных, а отсюда всего один шаг до анатомии человека.

На нескольких цилиндрических печатях и глиняных табличках изображена следующая картина: человек лежит на неком подобии хирургического стола в окружении группы богов или людей. Из эпических произведений мы знаем, что шумеров и их месопотамских преемников волновали вопросы жизни, болезни и смерти. Некоторые люди, например царь Эреха Гильгамеш, искали «дерево жизни» или некий минерал, «камень», способный дать вечную молодость. В письменных источниках встречаются также рассказы о воскрешении из мертвых, и особенно среди богов:

Труп с крюка они взяли. И один – травой жизни и второй – Водой жизни ее тела коснулись. Инанна встает.

Может быть, речь идет о каких-то – мы можем лишь строить догадки на этот счет – ультрасовременных методах, которые были известны шумерам и использовались при таких попытках оживления? Тот факт, что шумеры знали о радиоактивных веществах и применяли их для лечения определенных болезней, подтверждается рисунком на цилиндрической печати, датируемой самым ранним периодом шумерской цивилизации. На ней, вне всякого сомнения, изображен человек, лежащий на специальной кровати; его лицо защищено маской, и он подвергается воздействию какого-то излучения (рис. 15).

* * *

Одно из первых достижений шумеров в области материальной культуры – это развитие ткачества и изготовления одежды.

Считается, что современная промышленная революция началась в 60-х годах восемнадцатого века с появлением прядильных и ткацких станков. С тех пор развитие текстильной промышленности стало первым шагом к индустриализации любой страны. Однако существуют свидетельства того, что этот процесс начался не в восемнадцатом веке, а еще в эпоху первой великой цивилизации человечества.

Производство тканей невозможно без высокоразвитого земледелия, которое служило источником льна, а также без одомашнивания животных, от которых получали шерсть. Грейс М. Кроуфорд («Textiles, Bakery and Mats in Antiquity») выражает общепринятое мнение, что технология ткачества была изобретена в Месопотамии примерно в 3800 году до нашей эры.

Более того, в Древнем мире Шумер был знаменит не только своими тканями, но и предметами одежды. В Библии (Книга Иисуса Навина, 7:21) рассказывается, что при штурме Иерихона один из воинов не смог удержаться от соблазна и взял себе среди прочей добычи «прекрасную сеннаар-скую одежду» – даже зная, что наказанием за грабеж была смерть. Одежда из Шумера ценилась так высоко, что люди были готовы рисковать жизнью, чтобы завладеть ею.

В те времена уже существовала богатая терминология, относящаяся к предметам одежды и их производству. Наиболее распространенное одеяние называлось ТАГ – вне всякого сомнения, и само название и форма свидетельствуют, что это предшественница римской тоги. Еще одна разновидность одежды, ТАГ.ТУ.ШЕ, переводится с шумерского как «одежда, в которую заворачиваются» (рис. 16).

Древние рисунки открывают перед нами не только удивительное разнообразие и пышность предметов одежды, но также изящество и элегантность в сочетании нарядов, причесок и украшений (рис. 17, 18).

* * *

Одним из главных достижений шумеров можно считать сельское хозяйство. В климате с сезонными дождями круглогодичный урожай обеспечивали реки, вода из которых поступала на поля через обширную сеть ирригационных каналов.

В древности Месопотамия – область между двумя реками – являлась важным источником продовольствия. Абрикосовое дерево, по-испански называющееся damasco («дерево из Дамаска»), имеет латинское название armenia-са, которое, в свою очередь, является заимствованием из аккадского языка (оттопи). Название вишни – kerasos по-гречески и Kirsche по-немецки – происходит от аккадского korshu. Есть все основания полагать, что другие фрукты и овощи также пришли в Европу из Месопотамии. Этот же вывод справедлив для различных специй и трав: шафрана, тмина, иссопа, мирра и так далее. Перечень этот довольно длинный, и во многих случаях физическим и этимологическим мостом, через который эти растения попали в Европу, стала Греция. Лук, чечевица, бобы, огурцы, капуста и салат-латук играли важную роль в рационе шумеров.

Не меньшее удивление и восхищение вызывает количество и разнообразие блюд древней месопотамской кухни. Различные тексты и рисунки свидетельствуют о том, что шумеры умели превращать выращенное зерно в муку, из которой затем выпекали различные виды дрожжевого и бездрожжевого хлеба, варили каши, пекли пирожные, торты и печенье. Ячмень также использовался для варки пива – во многих текстах встречаются «технологические рекомендации» по изготовлению этого напитка. Из винограда и фиников делали вино. Коровье, овечье и козье молоко служило напитком, а также использовалось в кулинарии и для производства йогурта, масла, сметаны и сыра. Важное место в рационе древних шумеров занимала рыба. Баранина присутствовала в повседневном меню, а свинина – шумеры держали свиней большими стадами – считалась настоящим деликатесом. В жертву богам приносились гуси и утки.

Древние тексты не оставляют сомнений в том, что высокое кулинарное искусство развивалось в храмах и служило для снискания благосклонности богов. В одном из текстов описывается следующее меню: «караваи ячменного хлеба, караваи хлеба из эммера, соус из сметаны и меда, финики, пирожные… пиво, вино, молоко… кедровая живица, сливки». Жареное мясо подавалось вместе с «превосходным пивом, вином и молоком». Определенные части быка готовились в соответствии со строгой рецептурой, требующей «муки тонкого помола, из которой делали тесто, добавляя воду, пиво и вино», а также животного жира, смешанного с «ароматными компонентами, из сердцевины трав», орехами, солодом и специями. В предписании «о ежедневных приношениях богам в городе Уруке» содержалось требование подавать к блюдам пять разных напитков, а также указывались обязанности «мельников на кухне» или ответственного за вымешивание теста.

Наше восхищение шумерской кулинарией усиливается после знакомства с поэтическими строфами, восхваляющими изысканные блюда. И действительно, разве можно иначе реагировать на древний рецепт «курицы в вине», которую вымачивали в масле, в вине и ароматизировали специями.

Процветающая экономика и богатая материальная культура не могли существовать без эффективной транспортной системы. Для перевозки людей, грузов и скота шумеры использовали две свои великие реки и сеть искусственных каналов. На древних рисунках можно найти изображения самых первых лодок.

Из многочисленных текстов нам известно, что шумеры совершали далекие морские путешествия и имели несколько разновидностей судов, позволявших достигать далеких земель в поисках металлов, редких пород дерева и драгоценных камней, не встречавшихся в подвластных шумерам областях. В найденном археологами аккадском словаре шумерского языка содержался целый раздел, посвященный морскому делу, в котором приводилось 105 шумерских терминов, обозначавших различные суда – в зависимости от размера, типа и назначения (грузовые, пассажирские или для личных надобностей того или иного бога).

Для перемещения по суше в Шумере впервые было применено колесо. Его изобретение и внедрение в повседневную жизнь позволило создать разнообразные транспортные средства, от телег до колесниц, и шумеры, несомненно, первыми стали использовать быков и лошадей в качестве тягловой силы (рис. 19).

* * *

В 1956 году один из величайших шумерологов нашего времени профессор Сэмюэл Н. Крамер открыл для нас литературное наследие Шумера, найденное под древними курганами. Поражает воображение даже само содержание его книги «From the Tablets of Sumer», в каждой из двадцати глав которой описывается одно из «изобретений» шумеров, в том числе первые школы, первый двухпалатный парламент, первая космогония и космология, первая фармакология, первый «календарь земледельца», первые пословицы и поговорки, первые литературные дебаты, первый «Ной», первый библиотечный каталог, а также первая «эра героев» в истории человечества, первый кодекс законов, первые социальные реформы, медицина, сельское хозяйство, первые поиски порядка и гармонии в мире.

И это не преувеличение.

Первые школы возникли в Шумере как прямое следствие изобретения письменности. Дошедшие до нас свидетельства (материальные в виде школьных зданий и письменные в виде табличек с упражнениями школьников) указывают на существование в начале третьего тысячелетия до нашей эры целой системы образования. В Шумере были тысячи писцов – младшие и старшие писцы, царские писцы и храмовые писцы, а также писцы, занимавшие высокие государственные должности. Некоторые из них преподавали в школах, и благодаря сохранившимся глиняным табличкам мы можем узнать об их учебных планах, задачах и методиках обучения.

В школах обучали не только чтению и письму, но также другим наукам – ботанике, зоологии, географии, математике и теологии. Наряду с сочинением новых литературных произведений изучались и копировались произведения прошлого.

Школу возглавлял «уммиа» («опытный преподаватель»), а среди должностей имелись не только преподаватели рисования и шумерского языка, но также «ведающий плетьми». Очевидно, дисциплина в школе была строгой; один из выпускников описывает, как его наказывали за прогулы, за неопрятность, за разговоры на уроках, за шалости и даже за плохой почерк.

В дошедшей до нас эпической поэме рассказывается об истории города Эреха, в частности, о соперничестве между Эрехом и городом-государством Кишем. В тексте описывается, как посланники из Киша прибыли в Эрех, предложив мирное разрешение спора. Однако правитель Эреха Гильгамеш предпочел войну переговорам. Интересно, однако, что он поставил этот вопрос на голосование на собрании старейшин, или местном «сенате»:

Гильгамеш перед старцами своего города

Слово говорит, слова их ищет:

«…Перед Кишем главы не склоним, Киш оружием сразим!»

Однако собрание старейшин выступило за переговоры с Кишем, и тогда неустрашимый Гильгамеш обратился к молодым людям, или «собранию мужей», которое проголосовало за войну. Этот текст имеет огромное значение – он указывает, что еще около 5000 лет назад в Древнем Шумере существовал двухпалатный парламент, на обсуждение которого выносились вопросы войны и мира.

Первым историком С. Крамер называет царя Лагаша Энтемену, который на глиняных цилиндрах записал ход войны с соседним городом Умма. Другие тексты представляли собой литературные произведения или эпические поэмы, посвященные историческим событиям, тогда как записи Энтемены – это сухая проза, целью которой являлась регистрация исторических фактов.

Поскольку ассирийские и вавилонские тексты были расшифрованы гораздо раньше шумерских, ученые долгое время считали, что первый свод законов был составлен и опубликован вавилонским царем Хаммурапи примерно в 1900 году до нашей эры. Но после открытия шумерской цивилизации стало очевидно, что право называться «изобретателями» системы законов, а также понятий общественного порядка и справедливости закона принадлежит шумерам.

Задолго до Хаммурапи правитель шумерского города-государства Эшунны (к северо-востоку от Вавилона) издал законы, ограничивающие цены на продовольствие и на наем телег и лодок, чтобы защитить беднейшие слои населения. Существовали законы, устанавливающие наказания за преступления против личности и частной собственности, а также регулирующие семейные отношения и отношения хозяина и слуги.

Еще раньше появились законы царя Липит-Иштара, правителя города Исина. На фрагментах глиняной таблички (копия оригинального свода, который был вырезан на каменной стеле) сохранились тридцать девять законов, регулирующих отношения в таких сферах, как недвижимое имущество, хозяева и слуги, брак и наследование, наем лодок и быков, неуплата налогов. В предисловии к своду законов Липит-Иштар, как и его последователь Хаммурапи, утверждал, что действует по велению великих богов, которые поручили ему «принести благоденствие шумерам и аккадцам».

Тем не менее и Липит-Иштар был не первым шумерским законодателем. При раскопках были найдены фрагменты глиняных табличек с копиями законов, изданных правителем Ура царем Ур-Намму в 2350 году до нашей эры – почти за 500 лет до Хаммурапи. Законы, провозглашенные от имени бога Нанны, были направлены на то, чтобы остановить произвол и наказать «взимателя быков, взимателя овец и взимателя ослов» – чтобы «сирота не был отдаваем во власть богатого, вдова не была отдаваема (во власть) сильного, человек сикля не был отдаваем (во власть) человеку мины».

Законодательная система в Шумере и попытки установить справедливость относятся к еще более древним временам. К 2600 году в государстве уже накопилось столько проблем, что царь Урукагина посчитал необходимым провести реформу. Принадлежащий ему длинный текст назван учеными драгоценным примером первых социальных реформ, основанных на понятиях свободы, равенства и справедливости – «Французская революция», совершенная царем за 4400 лет до 14 июля 1789 года.

В декрете Урукагины сначала перечисляются общественные пороки, а затем приводятся меры по их устранению. В число основных пороков вошли злоупотребления чиновников, оскорбление государственной власти и сговор торговцев по установлению высоких цен.

Все эти, а также многие другие злоупотребления запрещались указом о реформах. Чиновник больше не мог назначать выгодную ему цену «за доброго осла или дом». «Сильный человек» не мог притеснять рядового гражданина. Реформы защищали права калек, вдов и сирот. Закон гарантировал защиту разведенной женщины – и это 5000 лет назад!

Сколько же лет насчитывала шумерская цивилизация, если ей потребовались такие кардинальные реформы? Очевидно, немало – Урукагина утверждал, что бог Нин-гирсу поручил ему «восстановить порядки прежних дней». То есть это была попытка возродить еще более древние законы и старую систему.

Исполнение законов в Шумере обеспечивалось судебной системой, в которой велась скрупулезная запись процессов, вынесенных решений и подписанных контрактов. Правосудие больше походило на суды присяжных – решение обычно выносилось тремя или четырьмя судьями, один из которых был «царским судьей», а остальные выбирались из списка, состоявшего из тридцати шести человек.

Вавилоняне составляли законы и правила, тогда как шумеров заботила справедливость, поскольку они были уверены, что боги назначали царей в первую очередь для того, чтобы обеспечить справедливость на Земле.

Здесь явно прослеживаются параллели с понятиями справедливости и морали в том виде, в каком они изложены в Ветхом Завете. Еще до того, как у еврейского народа появились цари, им управляли судьи, а царей оценивали не по завоеванным территориям или богатству, а по тому, насколько справедливыми были их деяния. В иудаизме наступление нового года отмечено десятидневным периодом, в течение которого оцениваются поступки человека в прошлом году и определяется его судьба на следующий год. Вряд ли можно считать совпадением, что шумерская богиня по имени Нанше точно так же ежегодно судила человечество – ведь первый еврейский патриарх Авраам был родом из шумерского города Ур, города царя Ур-Намму и его свода законов.

Озабоченность шумеров поисками справедливости нашла отражение в рассказе о человеке, которого Крамер называл «первым Иовом». Собрав фрагменты глиняных табличек из Музея древностей в Стамбуле, Крамер сумел прочитать большую часть поэмы, главным героем которой – как в библейской Книге Иова – был добродетельный человек, лишенный Божьей милости и вынужденный перенести все мыслимые страдания и унижения. «Мои справедливые слова превращены в ложь», – с горечью восклицал он.

Во второй части поэмы безымянный страдалец обращается к Богу с мольбой, напоминающей стихи библейских псалмов. Он называет Бога отцом и просит взять под свою защиту.

Конец у этой истории счастливый. Бог услышал молитвы праведника и пообещал ему избавление от бед и исцеление от болезней.

Шумерские пословицы, которые на две тысячи лет старше библейской Книги Екклезиаста, содержат похожие мысли и остроумные наблюдения:

«Все равно умрем – давай все растратим! А жить-то еще долго – давай копить!»

«Не пытайтесь воскресить бедняка».

«Не сердце, а слово – мать ненависти».

«Счастье – в женитьбе, а если подумать, то в разводе».

«Тот, у кого много серебра, может быть, и счастлив. Тот, у кого много ячменя, может быть, и счастлив.Но тот, у кого нет совсем ничего, спит спокойно».

«В городе без собак хозяйничает лиса».

Развитие материальной и духовной культуры шумеров сопровождалось расцветом всех видов искусства. В марте 1974 года группа исследователей из Калифорнийского университета в Беркли сообщила, что им удалось расшифровать древнейшую в мире песню. Профессора Ричард Л. Крокер, Энн Д. Килмер и Роберт Р. Браун смогли прочитать и воспроизвести мелодию, ноты которой были записаны на клинописной табличке, датированной примерно 1800 годом до нашей эры и найденной на средиземноморском побережье в городе Угарите (на территории современной Сирии).

«Мы никогда не сомневались, – пояснили ученые из Беркли, – что во времена древней вавилоно-ассирийской цивилизации существовала музыка, но до расшифровки таблички мы не предполагали, что она имела ту же гепта-тоническо-диатоническую гамму, что и современная западная музыка, а также греческая музыка первого тысячелетия до нашей эры». До сих пор считалось, что основы западной музыки были заложены в Греции; теперь же точно установлено, что наша музыка – как и многие другие аспекты западной цивилизации – зародилась в Месопотамии. В этом нет ничего удивительного, поскольку еще греческий ученый Филон Александрийский утверждал, что жители Месопотамии «стремились к мировой гармонии через созвучие музыкальных тонов».

Нет никаких сомнений в том, что музыку и песню тоже можно отнести к числу «изобретений» шумеров. Профессор Крокер смог воспроизвести древнюю мелодию только после того, как изготовил лиру, аналогичную той, что была найдена среди руин древнего Ура. Тексты, датируемые вторым тысячелетием до нашей эры, свидетельствуют об использовании «музыкальных ключей» и о существовании стройной музыкальной теории. В своих предыдущих работах («The Strings of Musical Instruments: Their Names, Numbers and Significance») профессор Килмер указывала, что тексты многих шумерских гимнов содержат на полях «заметки, напоминающие ноты». Она сделала вывод, что «у шумеров и их преемников была полноценная музыкальная жизнь». Поэтому не стоит удивляться, что на цилиндрических печатях и глиняных табличках мы встречаем рисунки большого числа музыкальных инструментов, а также изображения танцоров, певцов и музыкантов (рис. 20).

Подобно многим другим достижениям шумерской цивилизации, музыка и пение зародились в храмах. Однако вскоре эти исполнительские виды искусства завоевали широкую популярность и за пределами святилищ. В одной из шумерских пословиц даже содержится каламбур, обыгрывающий вознаграждение, выплачивавшееся певцам: «Певец без приятного голоса – поистине «бедный» певец».

Археологи нашли множество любовных песен, которые, вне всякого сомнения, исполнялись с музыкальным аккомпанементом. Очень трогательна колыбельная, которую мать пела больному ребенку:

Приди, приди, сон, к моему сыну. Поспеши к моему сыну, Закрой его неугомонные глазки… Тебе больно, мой сыночек…

В шумерской музыке и песнях поражает не только тот факт, что по структуре и гармонии они являются предшественниками западной музыки. Для нас не менее важно, что ни древние шумерские стихи, ни музыка не кажутся нам странными или чуждыми – даже когда мы соприкасаемся с самыми глубокими переживаниями и чувствами. И действительно, анализируя великую шумерскую цивилизацию, мы обнаруживаем не только то, что наша мораль, наше представление о справедливости, наши законы, архитектура, искусство и технология берут начало в Шумере, но что шумерские институты очень близки и понятны нам. Похоже, в глубине души мы все шумеры.

* * *

После раскопок в Лагаше археологи переместились в Ниппур, бывший религиозный центр Шумера и Аккада. Из 30 тысяч найденных здесь текстов многие остаются неизученными до сих пор. В Шуруппаке были обнаружены школьные здания, датируемые третьим тысячелетием до нашей эры. В Уре ученые нашли великолепные вазы, украшения, оружие, колесницы, золотые, серебряные и бронзовые шлемы, материальные следы ткацкой мастерской, судебные протоколы – и грандиозный зиккурат, развалины которого до сих пор возвышаются над окрестностями. В Эшнунне и Ададе археологи раскопали храмы и искусные статуи, относящиеся к эпохе, предшествовавшей правлению Сарго-на. Найденные в Умме надписи указывали на существование более древних империй. В Кише были обнаружены величественные здания и зиккурат, датируемые как минимум 3000 годом до нашей эры.

Археологи установили, что Урук (Эрех) был основан еще в четвертом тысячелетии до нашей эры. Здесь они обнаружили первую расписную керамику, обожженную в печи, и самые древние свидетельства использования гончарного круга. К тому же периоду относятся вымощенные известняковыми плитами улицы города, которые на данный момент являются самыми старыми из известных нам каменных сооружений. В Уруке археологи обнаружили также первый зиккурат – огромную рукотворную гору, на вершине которой располагались два храма, красный и белый. Здесь же были найдены и первые памятники письменности, и первые цилиндрические печати. О последних Джек Финеган («Light from the Ancient Past») отзывался так: «Совершенство печатей – даже самых первых, найденных в Уруке – просто поражает воображение». В других местах археологических раскопок урукского периода были найдены свидетельства железного века.

В 1919 году X. Р. Холл обнаружил древние руины в деревушке под названием Эль-Убейд. Это место дало название периоду, который ученые считают первой фазой развития великой шумерской цивилизации. В шумерских городах этой эпохи – они раскинулись на обширной территории, от севера Месопотамии до южных предгорий хребта За-грос, – впервые появились глиняные кирпичи, оштукатуренные стены, мозаика, кладбища с выложенными кирпичом могилами, расписные керамические изделия с геометрическим узором, медные зеркала, бусины из привезенной издалека бирюзы, тени для век, медные топоры, ткани, жилые дома и, что самое важное, величественные здания.

Еще южнее археологи обнаружили Эриду – по свидетельству древних текстов это самый первый город шумеров. Здесь был найден храм Энки, бога знаний шумеров.

По всей видимости, этот храм много раз перестраивался. Снимая слой за слоем, ученые добирались до истоков шумерской цивилизации – 2500, 2800, 3000 и, наконец, 3500 год до нашей эры.

Затем археологи добрались до фундамента первого храма Энки. Под ним оказался слой девственной почвы – прежде на нем никогда ничего не строилось. Этот слой датируется приблизительно 3800 годом до нашей эры. Именно в это время возникла шумерская цивилизация.

Шумерская цивилизация была не просто первой цивилизацией в прямом смысле этого слова. Она охватывала все области человеческой деятельности и по своему уровню во многом превосходила все последующие культуры Древнего мира. Вне всякого сомнения, именно она послужила основой нашей собственной цивилизации.

Человек стал использовать каменные орудия еще 2 миллиона лет назад, но беспрецедентная по уровню своего развития цивилизация появилась в Шумере лишь в 3800 году до нашей эры. Как это ни удивительно, но ученым до сих пор не удалось установить, кем были шумеры, откуда они пришли, как и почему возникла их цивилизация.

Шумеры появились внезапно, неожиданно, как будто из ниоткуда.

X Франкфорт («Tell Uqair») назвал этот факт «удивительным», Пьер Амьет («Elam») – «экстраординарным». А. Пэррот («Sumer») сравнивал появление шумерской цивилизации с «внезапно вспыхнувшим пламенем». Лео Оп-пенгейм («Ancient Mesopotamia») подчеркивал «удивительно короткий период», за который сформировалась эта цивилизация. Джозеф Кемпбелл («The Masks of God») писал следующее: «С ошеломляющей неожиданностью… она появилась на маленьком клочке шумерских болот… и стала зародышем всех высокоразвитых цивилизаций нашей планеты

refapis.ostref.ru moment.opsreferat.ru refanzf.ostref.ru refanof.ostref.ru Главная Страница