Женщины, которым не везет в любви

Ну почему, почему так хронически не везет хорошим, вни­мательным, преданным женщинам? Этот вопрос я задава­ла в начале книги и постоянно думаю об этом. Женщины в этом не виноваты. И даже обстоятельства встречи с парт­нером здесь ни при чем. Важнее — какое у них было дет­ство, какие взаимоотношения были в родительской семье.

Вот что обычно отличает тех женщин, которым не везет в любви:

1. Часто они происходят из дисфункциональных (нездо­ровых) семей, где не удовлетворялись их эмоциональ­ные потребности. Например, отец или мать могли быть больными алкоголизмом.

2. Женщины, о которых мало заботились, начинают за­полнять свою неудовлетворенную потребность во внимании усиленной заботой о ком-то, особенно о мужчине с трудной судьбой, о мужчине, который сильно нуждается в помощи, опеке. Она становит­ся его женой, нянькой и матерью. Ее призвание — спасать.

3. В связи с тем, что в детстве этим женщинам никогда не удавалось превратить одного или обоих родителей в заботливых, любящих маму и папу, в зрелом возра­сте их влечет к эмоционально малодоступным муж­чинам, которых они пытаются изменить своей безгра­ничной любовью.

4. Пережив ужас отвержения в детстве, эти женщины делают все возможное, чтобы предотвратить распад отношений с мужчиной, которого любят.

5. Эти женщины не останавливаются ни перед какими затратами времени, сил и даже денег, если это «помо­гает» любимому мужчине.

6. Привыкнув в своей семье к недостатку любви, эти женщины готовы сколько угодно ждать, надеяться и делать все возможное, чтобы доставить удовольствие своему избраннику.


7. Эти женщины готовы брать на себя значительно боль­ше, чем пятьдесят процентов вины, ответственности в любых взаимоотношениях.

8. Самооценка у этих женщин очень низка, и в глубине души они не верят, что достойны быть счастливыми. Скорее они готовы верить, что должны еще зарабо­тать право наслаждаться жизнью.

9. У этих женщин исключительно велика потребность контролировать поведение, чувства и мысли своего мужчины. Они стоят на страже своих отношений, как часовой на посту, поскольку в детстве они жили в об­становке ненадежности. Они стараются везде и во всем помогать другим, стать необходимыми и даже незаменимыми. Нередко такие женщины выбирают так называемые помогающие профессии (медицинс­кий работник, психолог, воспитатель, учитель, офи­циантка и т. п.).

10. Во взаимоотношениях для них важнее то, как это дол­жно быть, чем та ситуация, которая сложилась; они больше мечтают, чем живут.



11. Их любовь и мучения очень тяжелы и для них, и для партнера. Это «всепоглощающая и испепеляющая» любовь.

12. Они могут быть предрасположены (эмоционально либо генетически) к зависимости от алкоголя, нарко­тиков, лекарств, от определенных видов пищи (на­пример, от сладкого).

13. Их влечет к людям с проблемами, нуждающимся в «спасении», им ближе ситуации, где царит хаос, нео­пределенность, эмоциональные страдания, при этом они избегают ответственности за самих себя.

14. У этих женщин может отмечаться тенденция к по­давленности, которую они стараются предотвра­тить, вовлекаясь в непрочные, «бурные» взаимоот­ношения.

15. Этих женщин не привлекают мужчины добрые, ус­тойчивые в жизни, надежные и интересующиеся ими.


Они находят этих мужчин милыми, но скучными, за­нудными.

Так пишет американский психотерапевт Робин Норвуд в своей книге «Женщины, которые любят слишком сильно». Моя клиническая практика подтверждает эти выводы.

В утешение могу сказать, что невезение в любви — это не навеки, можно работать над собой, измениться и все переменится к лучшему. Очень помогает везению в люб­ви тренинг преодоления созависимости. Я видела своими глазами, как с женщинами, проходившими терапию по этой программе, происходили чудесные перемены. Самым удивительным для меня было то, что после прохождения терапии матерями начинало везти в любви и их дочерям. Чтение этой книги и самоанализ — часть подобной рабо­ты над собой.


ИТАК, ВЫ СТРОИТЕ ЗДОРОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Что для этого нужно? Я опять обращаюсь к вам, мои ми­лые читательницы. Лучше знать себя и своего партнера. Вы дочитали книгу до этого места? А теперь дайте ее почи­тать своему избраннику, независимо от того, как долго вы знакомы, даже если прожили вместе двадцать лет. Непло­хо было бы читать вместе. Только не настаивайте на этом, а то ваш избранник будет сопротивляться. Просто положите книгу на видном месте.



На пути к достижению хороших, здоровых отношений неизбежны трудности и ошибки. Не пугайтесь. Этому горю можно помочь.

Вы вчера поссорились? И даже подрались? Ну что ж, не самый цивилизованный способ выяснять отношения, но бы­вает. Даже с хорошими людьми бывает. Он вас толкнул, а вы в него запустили стеклянной банкой? И вы мучаетесь сейчас чувством вины и стыда, плачете и даже боитесь, как бы вас не оставили.

Я вас понимаю. Моя симпатия к вам не уменьшилась. Не знаю, как вы, а я не делю чувства на положительные и отри­цательные — на так называемые позитивные и негативные эмоции. Все чувства хороши, все они нам для чего-то нужны. Давайте теперь, когда вы немного успокоились, а супруга нет дома, спокойно проанализируем одно из ваших чувств.

Чувство гнева

Возьмем ваш гнев, вашу злость, негодование и даже ярость. Что это такое?

Вряд ли ремарка вашего супруга заслуживала столь бур­ной реакции. Откуда же такой накал чувств? Скорее все­го, эти чувства вынесены из предыдущего жизненного опы-


та. Возможно, еще в детстве родители запрещали вам сер­диться, наказывали за любые проявления гнева и всячески подчеркивали свою власть над вами. А вы чувствовали себя маленькой, слабой. Не могли же вы отвечать родителям как равная, перевес всегда был на их стороне.

Возможно, уже недавно кем-нибудь вы были неоднок­ратно больно задеты и не могли сразу это отреагировать. Может быть, это был ваш начальник (то есть опять пере­вес власти на его стороне). Вы уподобились шлангу, по ко­торому постоянно прибывала вода, но вы считали своим долгом зажимать шланг рукой и думали, что вам это всегда будет удаваться. Так вы понимали наставление: «Учитесь властвовать собою». Вы не показывали своих истинных чувств в ответ на заслуженный или несправедливый упрек. Такова была основа ваших чувств.

Затем из-за мелочи, из-за незначительного замечания мужа вы взорвались. Больше «зажимать шланг» не было сил. Знаете, а ведь это и должно было случиться. Вы же живой человек, эмоциональная женщина.

Гнев дает нам ощущение силы, с помощью которой мы иногда достигаем того, что нам нужно. Гнев позволяет нам самоутверждаться. Мы можем использовать его в своих интересах, если выразим его не оскорбительным образом. Да, не оскорбляя ни себя, ни других. Но вы не знали, как выразить свой гнев, поэтому выразили его как раз оскор­бительным образом.

Я предлагаю вам ответить себе на некоторые вопросы:

Что вы знаете о гневе с детства?

Реагируете ли вы подобным образом на любую критику?

Как давно эта форма реагирования появилась у вас?

Как ваш гнев проявляется сейчас?

Как вы хотели бы выражать подобные чувства в будущем?

Итак, ответьте себе письменно на десять вопросов.

Упражнение: «Гнев, злость»

1. Гнев — это_____________________________________


2. Что делала ваша мама, когда сердилась? Как мама по­ступала с вами, когда сердились вы?

3. Что делал папа, когда сердился? Что делал папа с вами, когда сердились вы?

4. Как вы могли выразить свой гнев, будучи ребенком?

5. Что вы делаете сейчас, когда сердитесь на своего суп­руга?

6. Вас устраивает то, как вы позволяете проявляться своему гневу?

7. Что вы хотите в этом изменить, чтобы чувствовать себя хорошо?

8. Пофантазируйте относительно идеальной ссоры, опи­шите ее в деталях. Не забудьте указать место ссоры, интонацию голоса, назвать употреблявшиеся в ссо­ре слова.

9. Скажите, вы решили изменить способ выражения
гнева?

10. Как бы вы хотели, чтобы изменил свое поведение в ссоре ваш партнер?

Теперь, когда вы ответили на эти вопросы, выполните еще четыре задания (письменно). Выполняя задания, хоро­шо было бы не только обдумать ситуации, но и зрительно представить их.

Упражнение:

«Приемлемое и неприемлемое поведение в ссоре»

1. Нижеследующие формы поведения являются прием­лемыми для меня во время ссоры.

2. Нижеследующие формы поведения приемлемы для моего супруга во время ссоры.

3. Нижеследующие формы поведения неприемлемы для меня во время ссоры.

4. Нижеследующие формы поведения неприемлемы для моего супруга во время ссоры.

Выберите подходящий момент и дайте опросник и доба­вочные четыре задания партнеру. Пусть он (она) также


письменно выполнит эти задания. Теперь вы вместе зак­лючите соглашение о допустимых формах поведения во время ссоры. Если один из партнеров по какому-то пункту не согласен, то этот пункт опускается, и в соглашении ос­тается лишь то, с чем согласны оба. Вот посмотрите, что по­лучилось в соглашении у одной пары — Ольги и Анатолия:

1. Приемлемое поведение для Ольги:

—кричать;

—доказывать, что муж не прав;

—просить мужа сделать что-то иначе;

—швырнуть свою вещь, но не в человека;

—хлопнуть дверью.

2. Неприемлемое поведение для Ольги:

—убегать в ярости из дома, не сказав куда;

—бить, царапать мужа, плевать в него;

—не ночевать дома.

3. Приемлемое поведение для Анатолия:

—повышать голос;

—требовать, чтобы Ольга выслушала его, так как он будет говорить нечто важное;

—попросить выбрать специальное время для выяс­нения отношений.

4. Неприемлемое поведение для Анатолия:

—уходить из дома;

—швырять принадлежащие Ольге вещи или посуду;

—бить Ольгу или угрожать ей физической распра­вой.

Еще один совет

Перестаньте вспоминать старые ссоры. Думайте о буду­щем. Кстати, если сейчас вам что-то не нравится в поведе­нии партнера, то критикуйте это его действие, а не его са­мого. А еще лучше воздержаться от критики и заботиться о себе. Одна женщина шутливо объяснила это следующим образом: «Я никогда не критикую своего мужа. Может быть именно его недостатки позволили ему выбрать себе в жены меня».


Возможно, вы испытываете сейчас чувство досады и даже душевной боли. Что ж, жизнь полна таких ситуаций, которые заставляют нас испытывать это чувство. Но я и не пожелала бы, чтоб у нас никогда не было подобных чувств. Почему? Потому что только пройдя через подобные горь­кие чувства, мы сможем расти духовно. Без боли нет разви­тия, нет совершенствования.

Человек использует душевную боль как средство преодо­ления трудностей, в результате чего он набирается мудрос­ти. Все время подавлять эту боль, избегать ее, не пытаться противопоставить ей свои ресурсы — значит оставаться не­зрелыми и менее совершенными, чем мы могли бы быть.

Будучи в США, я часто слышала от других членов психо­терапевтической группы поговорку, которая мне очень нра­вится и которая так складно звучит по-английски: «Nopain, по gain». Буквальный перевод: «Нет боли, нет прибавле­ния». Имеется в виду: прибавления ресурсов, достижений в личностном росте.

Чувство вины

Нет ничего ошибочнее двух крайностей: «Это я во всем виноват(а)» или «Это ты во всем виноват(а)». Во взаимоот­ношениях каждый проходит свою часть пути, поэтому если виноваты, то оба. Насколько каждый? Не более, чем на пятьдесят процентов. Я понимаю женщину, когда она во всем винит себя. Ей кажется в таком случае, что стоит ей изменить свое поведение и вся ситуация станет нормаль­ной — значит не все потеряно и она может контролировать ситуацию.

Она переоценивает свои возможности. Ситуацию созда­вали двое, и изменить ее могут только двое. Если она винит только себя, она уходит от реальности в мир фантазий. А если она винит только партнера, то тем самым она снима­ет с себя всякую ответственность. На этом пути она не смо­жет расти духовно.

Чувство вины иногда помогает нам изменить наше пове­дение и жить не предавая собственные моральные ценнос-


12-6306



ти. Жить по совести. Здоровое чувство вины держится не­долго и завершается переменой в себе, в своем поведении. Нездоровое, длительное чувство вины лишь усугубляет трудности во взаимоотношениях и подрывает здоровье.

Чувство стыда

Это напоминание нам о необходимости быть покорны­ми, смиренными, скромными. О том, что каждый из нас — не божество, каждый из нас далек от совершенства, и по­тому каждый может делать ошибки. Мы можем учиться понимать свои ошибки, объяснять их себе и брать на себя ответственность за их совершение.

Стыд помогает исправлять ошибки. Пережив чувство стыда, мы второй раз не делаем того, что неуместно в обще­стве, что плохо для других. И это примиряет нас с мыслью о собственном несовершенстве. Да, мы испытываем стыд, когда замечаем, что сделали ошибку, больно задевающую других людей, мы стыдимся, когда осознаем, насколько мы далеки от совершенства. Нам необходим стыд для духовно­го роста. Но пусть будет кратковременный, здоровый стыд. При этом нам еще необходим человек, поддержавший нас и еще раз подтвердивший свое уважение к нам.

Вы переполнены всеми этими чувствами? Гневом, стра­хом, стыдом? Расскажите о своем состоянии тому, кому доверяете. У вас есть подруга, которая может слушать вас полчаса, не перебивая, кивая и поддакивая? Совсем не требуется, чтобы подруга давала вам советы. Как раз бу­дет очень хорошо, если она помолчит. Вам нужно выгово­риться, увидеть свои проблемы несколько отстраненно, как бы со стороны. Тогда вы сами найдете выход из труд­ной ситуации.

Если нет подруги рядом, позвоните ей. А если и это не­возможно, возьмите бумагу и ручку. Пишите дневник или письма, которые никогда не отправите. Дайте выход своим чувствам. Переживать любые чувства — очень хорошо и естественно. Нет плохих и хороших чувств. Все они нам нужны.


Слезливость

Вам не хочется ничего этого делать? А что хочется? По­плакать? Может быть, вы усвоили с детства, что плакать — это нехорошо, что только слабые девчонки плачут, что это не принесет никакой пользы. Да, действительно, слезами горю не поможешь. А может вы жили в таких трудных ус­ловиях, что не позволяли себе никогда плакать, боясь, что тогда уж точно не справитесь с собой и с ситуацией, просто не выживете?

Сейчас, став взрослой, вам очень важно понять, что если у вас есть потребность иногда поплакать, вы можете себе это позволить. Иногда надо кому-то рассказать о причине ваших слез, не следует гнать от себя людей, дайте им воз­можность поддержать вас.

Пересмотрите свои взгляды на слезливость. Некоторые люди не позволяют себе плакать, поскольку считают слезы недопустимой слабостью. Слезы — нормальный выход пе­реполняющих вас чувств. Возможно, после этого вы будете чувствовать себя лучше. Может произойти катарсис — очищение души.

Упражнение: «Для тех, кто умеет плакать»

Чтобы лучше разобраться в своей слезливости, задайте себе следующие вопросы:

• Когда вы обычно плачете?

. Плакали ли вы вообще когда-либо?

• Вы плачете только в одиночестве?

• Плачете ли вы громко или тихо?

• Вы плачете потому, что люди обидели вас ?

• Плачете ли вы без видимых причин?

• Знает ли кто-нибудь, что вы плачете?

• Видел ли кто-нибудь, как вы плачете?

• Слышал ли кто-нибудь, как вы плачете?

• Позволяете ли вы кому-нибудь успокоить себя, когда плачете?

• Позволяете ли вы кому-нибудь поддержать вас?

• Позволяете ли вы другим просто посидеть с вами?

.2' 179


• Что вы делаете, чтобы предотвратить слезы?

• Говорите ли вы себе, что это глупо — позволять оби­жать себя?

• Злитесь ли вы на себя за то, что плачете?

• Как ваше взрослое поведение отличается от детского в аналогичной ситуации (имеются в виду слезы) ?

• Плакали ли вы в детстве, позволяли ли другим успо­коить себя, что делали, чтобы не плакать?

Медленно, несколько раз прочитайте эти вопросы. Вы­берите человека, с которым можете позволить себе быть открытой, доверчивой. Расскажите ему все об этой сторо­не вашей жизни.

Помните, что у других людей тоже могут быть предубеж­дения против подобных «проявлений слабости». Но они будут очень рады появившейся возможности обсудить воп­росы, о которых у них не было случая поразмышлять. Ска­жите себе: «Я очень рада, что могу плакать и тем самым облегчать свое состояние».

Некоторых людей пугают их слезы. Эти люди боятся по­терять контроль над собой, боятся «закатить истерику», бо­ятся, что, начав плакать, они не остановятся. Чем больше этот страх (если он есть), тем больше человек нуждается в том, чтобы поплакать и поговорить о своих слезах. В таком случае вы сильно нуждаетесь в поддержке других. С помо­щью других вы разберетесь в причинах своего страха. Воз­можно, вы накопили много неотреагированных чувств. Ваши слезы связаны с печалью, одиночеством, утратами.

Страхи

Многие люди, взрослые и дети, испытывают сильные страхи. Когда появляется любимый человек или когда рож­дается ребенок, страх потерять нечто очень дорогое мо­жет оказаться столь сильным, что это будет отравлять жизнь уже обоим партнерам. Иногда этот страх возника­ет эпизодически. Эпизоды соответствуют колебаниям на­строения. Обычно страх — спутник плохого, сниженного настроения.


Дети не столь беззаботны, как может показаться на первый взгляд. Институт социологии проанализировал ре­зультаты анкетного опроса 600 детей в возрасте 12-14 лет и установил, что ничего не боятся только 14% детей. Рань­ше я никогда не думала, что довольно много (12%) детей боятся смерти, что еще больше детей (24%) боятся одино­чества, потери близких. В общем, страх — это реальная проблема людей разного возраста. Не исключено, что и вам знакомо это чувство.

«Я уже взрослая, но и сейчас я боюсь открыто выражать все, что я хочу. Наверное, я боюсь потерять своего мужа, я боюсь, что тогда он не будет любить меня», — говорила мне одна женщина.

Эта женщина боялась всякой конфронтации, боялась столкновения с реальностью. Ее страшило простое несог­ласие с мужем, ее страшил любой вопрос, который он за­даст ей в ответ на высказанное желание. Ее страх был си­лен. Он сделал эту женщину «тише воды, ниже травы». Она на цыпочках ходила по комнате, когда муж работал за сто­лом. Боясь не угодить ему, она сделалась «женой-угодни­цей». Разве это здоровые отношения?

Подозреваю, что причину страха в данном случае надо искать не в муже женщины, а в родителях. Возможно, ро­дители не позволяли ей спокойно выражать свой страх. А когда это случалось, то с ней обращались так, что она чувствовала себя виноватой, неполноценной, униженной. У нее, вероятно, не было возможности наблюдать, как ре­шаются разногласия цивилизованным способом, без шума и крика, путем обсуждения и переговоров.

Может быть поэтому всякое несогласие представлялось ей чем-то чрезвычайным? Если в детстве человек боялся неизвестного, он может этого бояться и став взрослым. Страх неизвестного иммобилизует человека, сковывает его энергию, как бы «припирает» к стенке. Люди отказывают­ся верить своим глазам, не имеют смелости проверить свое восприятие. В результате они становятся подавленными,


одинокими, живут в изоляции и страдают от пониженной самооценки.

Если с вами происходило и происходит нечто подобное, то найдите время и подумайте над следующими вопроса­ми. А лучше всего ответьте на них письменно.

Упражнение

«Смело посмотрим своим страхам в глаза»

Чего вы боялись ребенком? Боялись ли вы, что вас оставят одного? Боялись ли вы, что вас будут бить? Боялись ли вы, что мама или папа вас не любят? Как вы справлялись со своими страхами в детстве? Уходили ли вы в укромный уголок поплакать или зли­лись?

Запирались ли вы в туалете?

Просили ли вы брата или сестру посидеть рядом с вами?

Знал ли кто-нибудь, что вы испытываете страхи? Как вы думали тогда: ваша мама знала о ваших стра­хах?

Как вы выражали свои страхи? Случалось ли вам обмочиться в постели? Маскировали ли вы свой страх гневом? Насколько похожи ваши способы реагирования на страх в детстве и теперь, когда вы взрослый человек? Вы по-прежнему выходите из себя, когда боитесь? Прячетесь ли вы от людей в таком состоянии? Можете ли вы рассказывать о своих страхах людям? Притворяетесь ли вы, что ничего не боитесь?

Очень хорошо, если вы сможете на все эти вопросы от­ветить кому-то, кому доверяете. Прекрасно, если все это вы сможете обсудить с супругом или другом, которого лю­бите. Внимательно выслушайте и его ответы на эти вопро­сы. Задайте ему дополнительные вопросы о его детстве. Это вас сильно сблизит.


Мы поработали с вами над эмоциями, которые омрача­ют нашу жизнь. А с другими — радостными и светлыми чув­ствами — вы справитесь без труда. Только не ленитесь раз­делить их с самым близким и значимым для вас человеком. Помните поговорку: «Разделенная радость — двойная ра­дость, разделенная боль — половина боли».


КАК ДЕТСКИЕ ЧУВСТВА ПРОЯВЛЯЮТСЯ В СУПРУЖЕСТВЕ?

Вот, например, одна семья. Она — учительница, он — врач. Любят друг друга, у них много общих интересов, оба — замечательные люди. Их супружество, казалось бы, несет на себе отпечаток божьего благословения, так они подходят друг другу. Но первые три года жизни сопровож­дались частыми и болезненными для обоих супругов ссо­рами. И так бы это все и продолжалось, если бы однажды их семейный терапевт не подсказал им, в чем истоки их ссор. Он знал обстоятельства детства каждого из супру­гов в этой семье.

Она выросла без отца. Мать делала все возможное, что­бы дочери дать образование, «вывести в люди». Естествен­но, мать любила свою дочь и заботилась о ней. Девочка была очень способная, и мать постаралась дать ей как мож­но больше, в первую очередь хорошее образование — и английский язык, и изостудия, и фигурное катание. Девоч­ка с удовольствием всем этим занималась.

Незаметно атмосфера высоких требований сгущалась. Нельзя сказать, что требования были невыполнимыми, но все же приходилось постоянно тянуться к новым достиже­ниям. Ну и что? Разве это плохо? Разве вся педагогика не занимается тем, чтобы провести человека по верхнему краю его возможностей?

То ли из-за занятости, то ли из-за фокусировки внима­ния лишь на достижениях мама редко хвалила дочку. Зато критиковала ее постоянно. И еще. Мама никогда не гово­рила дочери: «Я тебя люблю».

А теперь, когда дочь уже была замужем — вы не пове­рите, но — ссора с мужем у нее могла возникнуть из-за


небрежно брошенной им фразы за ужином, например: «Ой, какая мягкая морковка». Ужин — тушеные овощи с мясом — мужу понравился. Он не хотел сказать ничего плохого. Она же обиделась и три дня не разговаривала с ним. Он не понимал, в чем дело. Начали перебирать про­шлое, нашли еще несколько таких обид.

Какая связь между детством девочки и проблемами ее брака? Прямая. В детстве девочку много критиковали и мало хвалили. Ей казалось, что ее не любят. Во всяком слу­чае, она не всегда была уверена в том, что ее любят просто так, без всяких ее достижений.

Она привыкла стремиться к совершенству, к сверхдос­тижениям. И ей удавалось почти все, за что она бралась. Ее успехи были действительно большими. Она преуспела в иностранном языке, в изобразительном искусстве, в спорте, не говоря уже о школе. Двигатель этих успехов — глубоко спрятанная пониженная самооценка. «Я должна добиться еще больших успехов, тогда мама будет мной довольна».

Но похвала не приходила, пониженная самооценка толь­ко закреплялась. Это довольно едкое чувство. Вечное не­довольство собой, своего рода самоедство. Сколько ни де­лай, даже самой себе не нравишься. Такой человек очень болезненно воспринимает любую критику или усматрива­ет критику там, где ее нет.

Например, замечание о мягкости (либо твердости) мор­ковки было лишь констатацией факта: такова морковь. Но жене показалось, что муж тем самым хочет плохо отозвать­ся о ее кулинарных способностях. Дело не в морковке, а в повышенной чувствительности, ранимости, уязвимости.

Конечно, идеальный муж мог бы давно заметить эту осо­бенность жены. Он мог бы и похвалить ужин. Похвала ук­рашает любые взаимоотношения. Комплимент ужину — все равно, что комплимент самой женщине, приготовившей этот ужин. Этот муж был не идеальный. А вы знаете иде­альных мужей? Я, например, не знаю. Никто не соверше­нен, значит и не идеален.


Теперь мои знакомые ссорятся реже и, главное, после ссоры долго не молчат, а понимают, что обычная супружес­кая жизнь без конфликтов не бывает. Надо лишь не усу­гублять их.

Жена в этой семье, о которой я рассказываю, с помощью друга-врача и рекомендованных ей книг поняла, что ссоры в ее браке происходят из-за ее перфещионизма. Это такое со­стояние, когда человек, гонимый недовольством собой (по­ниженной самооценкой), стремится делать все лучше, и луч­ше и так до бесконечности. Тем не менее, перфекционист никогда не бывает удовлетворен своими результатами.

Все хорошее может превращаться в свою противополож­ность. Не успокаиваться на достигнутом, стремиться к еще большим высотам и успехам — прекрасная черта. Но если при этом не бывает ни минуты удовлетворения, то зачем все наши успехи?

Перфекционизм может приводить к реальным достиже­ниям. Много хороших дел творят люди с такой мотивацией. Однако это позитивные результаты на короткой дистанции. На длинной же дистанции перфекционизм может разру­шить человека, превратить его в роботообразного трудого­лика. Без права на отдых и на ошибку. У этих людей имеют­ся следующие признаки в поведении:

Признаки перфекционизма

• Ненасыщаемая потребность в достижениях.

• Потребность чувствовать себя нужным и незамени­мым человеком.

• Отсутствие права на ошибку.

• Возложение нереалистических ожиданий на людей.

• Постоянная потребность в получении одобрения от других людей.

• Сосредоточенность на провалах, поражениях.

• Установление невозможных стандартов для себя.

• Чрезмерная состязательность с другими людьми.

• Страх идти на риск.

• Откладывание со дня на день важных дел.


• Трудное восприятие критики.

Самооценка человека формируется в детстве и затем ос­тается с ним надолго. Это прочное и длительное образова­ние. Однако оно может быть изменено при целенаправлен­ной работе.

Низкая самооценка — это один из корней того дерева, в кроне которого гнездятся проблемы человеческих взаимо­отношений. Есть и другие корни. Они под землей и, значит, невидимы. А над землей то, что сразу бросается в глаза, с чем мы постоянно сталкиваемся в жизни — наши пробле­мы. Крона огромна, там множество различных трудностей. А вот корни не столь многочисленны.

В основе довольно разнообразных трудностей как семей­ной, так и индивидуальной жизни лежат пять причин: жес­токое обращение в детстве, низкая самооценка, чувство вины и стыда, чувство одиночества, нечеткое осознание своих целей.

Как видите, все они тесно связаны друг с другом. Обыч­но одно без другого не бывает. Ведь в корневой системе всегда все переплетено. События, сопряженные с пережи­ванием в детстве горьких чувств — одиночества, вины, сты­да, — могут дать ключ ко всей жизни. Эти корни питают крону нашей жизни.

Давайте еще раз посмотрим на эти столь важные собы­тия детства, как говорят сейчас, судьбоносные события.


ТРАВМАТИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ ДЕТСТВА

Корни различных зависимостей, в том числе и любов­ной, или «невезения в любви», могут лежать в истоках лич­ности, то есть в детстве. Что мы можем там увидеть? Раз­личные виды насилия и/или пережитые чувства — одино­чество, страх, стыд, горе, злость. Наследственные факторы также важны, но здесь мы анализируем те пси­хологические предпосылки, над которыми мы можем ра­ботать. Наследственные факторы мы изменить не можем. Правда мы можем с пользой для дела их учитывать. Себя же мы можем изменить, если не самостоятельно, то с по­мощью психотерапии.

Что это такое — жестокое обращение с ребенком? Вы скажете, это когда ребенка бьют, ругают, обзывают гру­быми словами. И будете совершенно правы. Я хочу лишь подчеркнуть, что наряду с явным активно жестоким, откро­венно неприемлемым поведением взрослых, причиняю­щим страдание ребенку, бывает еще очень много случаев скрытого, или пассивно жестокого обращения.

Различают эмоциональное насилие. Это «ядовитая» пе­дагогика, направленная на подавление чувств ребенка. Всякие запреты: «Не реви», «Не радуйся — а то как бы пла­кать не пришлось».

О сексуальном оскорблении мы уже говорили выше.

Духовное насилие может проявляться в различных фор­мах. Сюда входят как нарушения взаимоотношений с Бо­гом, так и вмешательство в формирование духовных цен­ностей не позитивным, а негативным образом. Частые ука­зания с использованием частицы «не» тоже могут быть формой духовного насилия: «Ты не должен так думать», «Ты этого не можешь понимать» и т.п.


Ребенок может быть одет, накормлен. Он играет, учит­ся. Никто его не бьет, не называет дураком. Но если его никогда не ласкают, не прикасаются к нему каждый день, не целуют, не обнимают, не говорят ему, какой он замеча­тельный, как он дорог, то это значит, что с ним обращаются жестоко. Это пассивная форма жестокого обращения.

«Мы на тебя все силы положили, мы никаких денег на тебя не жалеем, а ты, неблагодарный(ая), вздумал(а) идти против воли родителей, ты не хочешь учиться в этой шко­ле». Это тоже жестокое обращение. После подобных уп­реков переживания ребенка (что родители его не понима­ют и не любят) бывают очень сильными. И выразить эти чувства в детстве у него нет возможности. После этого он не верит, что родители его любят без всяких условий, что он будет им дорог, что бы с ним ни случилось.

В нашем обществе не принято говорить о сексуальных оскорблениях детей. Но этот вид жестокого обращения чре­ват долгосрочными отрицательными последствиями. Мы знаем, что иногда (и нам кажется, что очень редко) бывают ужасные случаи изнасилования детей. Да, бывают. Но этим сексуальные оскорбления не ограничиваются. Любое по­сягательство на свободное развитие сексуальной сферы ребенка может быть истолковано как сексуальная агрес­сия или оскорбление.

Если отчим или дядя поглаживает десятилетнюю или тринадцатилетнюю девочку не так, как гладят ребенка, а сексуальным образом, то это уже значит, что отчим или дядя наносит сексуальное оскорбление девочке. Где же граница между обычной лаской взрослого и нанесением сексуального оскорбления? Вопрос трудный. Обычно взрослые чувствуют, где она проходит. Она скорее в их помыслах, намерениях и чувствах. Снаружи эту границу трудно увидеть. Взрослые знают, к каким анатомическим частям ребенка нельзя прикасаться, чтобы не нанести оскорбления. Ребенку тоже можно уже до десятилетнего возраста объяснить, какие части тела считаются интим­ными.


Если мать или отец подозревают, что вернувшаяся позд­но дочь занималась «не тем, чем надо», и говорят ей об этом, то родители наносят дочери сексуальное оскорбление (чем бы она вне дома ни занималась).

Если ребенок слышит даже не относящийся к присут­ствующим разговор о том, что всякие сексуальные отно­шения греховны, грязны, достойны осуждения, он ему на­долго запомнится. А когда он станет взрослым, то всякие близкие отношения с противоположным полом будут ок­рашиваться в недостойные, даже грязные тона. Подобные чувства, как вы понимаете, не способствуют достижению здоровых интимных отношений.

Никто не должен вмешиваться, тем более грубо, в ста­новление мужчины или женщины. Каждый на этом пути приобретает свой собственный опыт. И нельзя мешать. Вторжение в деликатную область сексуального развития, сопровождающееся болезненными переживаниями ре­бенка, и есть сексуальное оскорбление.

На Западе о сексуальном оскорблении ребенка стали го­ворить сравнительно недавно, лет двадцать-тридцать на­зад. Теперь эта тема свободно обсуждается в обществе. Люди начинают понимать ужасные последствия пережи­того в детстве горького опыта.

Ребенок не виноват в том, что ему нанесли сексуальное оскорбление. Однако почти всегда он испытывает чувство вины и стыда. И не может ни с кем поделиться.

Я знала одну сорокапятилетнюю женщину, которая впер­вые мне, как психотерапевту, рассказала о том, что ей при­шлось пережить в детстве. Она осталась дома с дедушкой. Дедушка был строг, ворчлив, внучка его всегда боялась.

—Что ты ходишь в такую жару в теплых штанах? — грозно закричал дедушка.

—А что мне делать? — внучка всем своим видом выра­жала беспомощность и подчинение непререкаемому ав­торитету дедушки.

—Что, что, — заворчал дед и стянул штанишки с внуч­ки. Затем случилось то, что было самым большим, самым


ужасным секретом этой женщины в течение последу­ющих 36 лет ее жизни. Дедушка пальцем дотронулся до влагалища девочки и попытался повалить внучку на по­стель. Девочка закричала, сумела высвободиться и убе­жать.

Почему она ничего не рассказала матери? Потому что считала себя виноватой. Потому что ей было очень стыдно. Ее ли это вина? Должна ли она стыдиться своего поведе­ния? Конечно, нет. Легко ли жить с таким секретом в душе? Риторический вопрос. Конечно, тяжело. Можно ли дове­рять мужчинам, став взрослой? Можно, но очень трудно. Необходимо облегчить душу, раскрыв секрет кому-нибудь. Более того, ей было необходимо простить дедушку. Его дав­но уже нет в живых, но власть мертвых над нами такая же сильная, как и власть живых.

То, что случилось с этой женщиной в детстве, похоже на ожог третьей степени, рубцы от таких ран остаются на всю жизнь. Залечиванием этих эмоциональных ран и занима­лась с ней я. А было это в клинике, где лечат алкоголизм. Вы теперь понимаете, почему она туда попала?

В научной литературе хорошо документирован факт, что у женщин и мужчин, страдающих зависимостями от пси­хоактивных веществ, часто выявляется наличие травмы в детстве — жестокого обращения, физического насилия, эмоционального и сексуального оскорбления. Например, в одной из работ при лечении 57 женщин было выявлено, что 86% женщин перенесли физическое насилие, 68% — отмечали эмоциональное оскорбление и 58% — сексуаль­ное оскорбление (VanDeMark N.R., Brown E., Borneman A, Williams S„ 2004).

Лица, пережившие сексуальную травму детства, сооб­щали об употреблении психоактивных веществ на 30% чаще, чем лица, отрицавшие наличие подобной травмы в анамнезе (Johnson R.J. Ross M.W., Taylor W.C. et al., 2005). Женщины, перенесшие физическую или сексуальную травму в детстве, на 40% вероятнее начинают курить сига­реты в зрелом возрасте, даже в отсутствие депрессии, по


сравнению с женщинами без травматического опыта дет­ства (Nichols H.B., Harlow B.L., 2004).

В исследовании американо-индейских племен также обнаружили связь между травмой и зависимостями. Был сделан следующий вывод: человек, перенесший в детстве физическую или сексуальную травму, чаще (по меньшей мере в два раза) подвержен развитию зависимости от ве­ществ (Libby A.M., Orton H.D., Novins D.K. et al., 2004).

He надо думать, что каждая женщина, пережившая в дет­стве сексуальную агрессию, заболевает алкоголизмом. Моя мысль формулируется так: каждая женщина, пережившая в детстве сексуальную агрессию, имеет больше вероятно­сти стать несчастливой в зрелом возрасте. А какое это бу­дет несчастье, точно никто не знает. И каждой женщине, каждому мужчине, подвергавшимся в детстве сексуально­му оскорблению, необходимо помочь изжить это тяжелое переживание и помочь простить обидчика.

Имеется ряд психотерапевтических методов для ре­шения подобных проблем. Один из методов «Лечение по­следствий травм, жестокого обращения и депривации» Мэрилин Мюррей. Работа с последствиями травм детст­ва может изменить качество жизни. Автобиографическая история Мэрилин Мюррей о ее боли, связанной с трав­мой детства, и об исцелении и возрождении ее личности изложена в ее замечательной книге «Узник иной войны» (Мюррей М., 2004).

Научными исследованиями доказано, что психотерапия травмы оказывает благоприятное влияние на психическое и физическое здоровье, как в краткосрочном, так и в долго­срочном наблюдениях. Благоприятное воздействие включа­ет в себя повышение иммунного функционирования, уве­личение позитивного аффекта, сокращение числа визитов в медицинские учреждения. Увеличивается когнитивное усвоение изучаемого материала, снижается повышенное артериальное давление и нормализуется частота сердеч­ных сокращений даже при таком поверхностном воздей­ствии, как эмоциональное самораскрытие в устной или


письменной речи (Paez D., Velasco C, Gonzalez J.L., 1999; Pennebaker J.W., 1993; Pennebaker J.W., Hughes C.F., O'Hee-ronR.C, 1987; Pennebaker J.W., Kiecolt-Glaser J.K., Glaser R., 1980; Smyth J.M., 1998) .

Исцеление от травм детства подводит нас к необходимо­сти простить обидчика. Почему это важно? Потому что не­прощение превращается в ненависть. Это сильное чувство. Оно расползается в душе как масляное пятно на одежде. И вот уже человек ненавидит не только обидчика, но всех мужчин (или женщин), а потом и себя. Если по отношению к себе не очень подходит слово ненависть, то можно ска­зать о нелюбви к себе. А не любя себя, нельзя любить дру­гих. Вот вам корни проблемного брака. Здесь же корни и саморазрушающего поведения.

Только через всепрощение ненависть уходит полностью. Как простить? Можно, например, вспомнить, что дедушка был болен алкоголизмом, что его действиями руководила пагубная страсть, род недуга. А если перед вами человек верующий, то ему можно напомнить о том, что Христос учил прощать наших обидчиков.

О чувстве вины, стыда, о пережитом в детстве чувстве одиночества мы уже говорили. Здесь я хочу лишь напом­нить, что все это входит в корневую систему нашего древа жизни. Все эти на первый взгляд быстро проходящие дет­ские переживания могут обусловить строй наших чувств и в зрелом возрасте. С этими чувствами надо расстаться. Пусть прошлое принадлежит прошлому. В конце концов теперь оно только картинки в нашем сознании, а не сама действительность. Изменив точку зрения, можно увидеть мир совершенно иным.

Расстаться с детством — значит прервать мощную пси­хологическую связь с родителями. Надо отделиться от них уже не физически, а психологически, то есть повзрослеть настолько, чтобы можно было взять на себя ответствен­ность за свою жизнь.

Скажите, может ли быть счастливый брак у пары, каж­дый из членов которой психологически не отделился от ро-

п-6306 193


дителей? Вот молодая жена — перед тем как принять лю­бое решение, она каждый раз звонит маме. А молодой муж все еще исправно исполняет волю, навязываемую ему ро­дителями. В этом случае отношения молодых будут очень напряженными. У них, как у пары, нет свободы. Я не гово­рю о том, что им следует порвать со своими родителями. Естественно, они будут брать на себя ответственность за благополучие родителей — в той мере, в какой это благопо­лучие зависит от исполнения сыновнего или дочернего дол­га. Отделиться от родителей означает — стать взрослы­ми, иметь свои жизненные ценности, иметь понятие о смыс­ле своей жизни. И самое главное — иметь смелость брать на себя ответственность за свою жизнь. Сюда же входит и умение прощать обиды, в том числе родителям. Перестать считать себя жертвой несчастливого детства.


КОРНИ И ВЕТВИ ДРЕВА ЗАВИСИМОСТЕЙ

О чем эта книга? О том, что мы чувствуем себя прекрас­но весь день, если у нас было хорошее утро, если мы встали «с той ноги». О том, что многие проблемы взаимоотноше­ний просто не возникают у людей, выросших в функцио­нальных (здоровых) семьях и имевших счастливое детство.

Какое утро — такой день, какое детство — такая жизнь. Верно ли это? И да, и нет. Многое можно исправить в тече­ние дня, еще больше — в течение жизни. Но исправить можно только то, что нам понятно. Для этого и необходимо размышлять о детстве, об истоках нашей личности.

Давайте представим зрительно некоторые трудности на­шей жизни. Для этого используем образ дерева (см. рис. 1). Любовная зависимость, как вы уже поняли из вышеприве­денного текста, это не случайное невезение, а одна из форм зависимости. У всех зависимостей общие корни, то есть причины.

Выздоровление от зависимостей, включая любовную, предполагает постепенное выращивание прекрасных пло­дов на дереве. Мы будем удобрять это дерево новыми на­выками (например, зрительным контактом, активным слу­шанием), поливать это дерево настоящей любовью. Корни могут переродиться и сделаются надежным фундаментом нашей жизни. В основание выздоровления мы положим до­верие, принятие, безопасность, защищенность (см. рис. 2).

Тогда корни древа жизни перестанут питать нежелатель­ные для нас проблемы, которые находятся в кроне.

Между корнями и кроной ствол жизни. Это наш строй мыслей и чувств. Мировоззрение и стереотипы реакций (все это еще называют иностранным словом — менталитет).

в- 195


Рис. 1. Любовная зависимость среди других зависимостей


Рис. 2. Древо выздоровления отлюбовной зависимости


Давайте сразу приступим к практической работе. Я пред­лагаю вам заполнить опросник, взятый из книги американ­ского профессора Брайана Робинсона «Излечи свою само­оценку». По этому опроснику вы можете проверить свой образ мыслей и чувств, они всегда неразрывно связаны.

Упражнение: «Оценим свой образ мыслей»

1 — никогда так со мной не бывает;

2 — редко так со мной бывает;

3 — часто так со мной бывает;

4 — всегда так со мной бывает.

Поставьте напротив вопроса ту цифру, которая соответ­ствует вашему образу мыслей.

1. Я боюсь позволять другим людям узнать меня поближе.

2. Я боюсь неожиданностей.

3. Я ищу недостатки вместо преимуществ в большинстве ситуаций.

4. Я чувствую, что недостойна (недостоин) любви.

5. Я чувствую себя так, как будто я хуже других людей.

6. У меня есть склонность к трудоголизму, перееданию, азартным играм, употреблению алкоголя.

7. Я мало забочусь о себе, предпочитая заботиться о дру­гих людях.

8. Я не могу избавиться от переполняющих меня чувств, идущих из моего прошлого, таких, как гнев, страх, стыд, печаль.

9. Я добиваюсь похвалы и признания, делая людям прият­ное, стремясь к совершенству и сверхдостижениям.

10. Я слишком серьезна (серьезен), и мне трудно поиграть, подурачиться, развлечься.

11. У меня появились проблемы со здоровьем из-за посто­янных волнений, стрессов и «самосожжения».

12. У меня сильно выражена потребность контролировать других, диктовать им свою волю.

13. Я испытываю трудности в выражении своих чувств.


14. Я не люблю себя.

15. У меня в жизни часты кризисные ситуации.

16. Мне представляется, что я стал (а) жертвой тяжелых об­стоятельств.

17. Я боюсь быть отвергнутой (ым) теми, кого люблю.

18. Я резко критикую себя, я не боюсь даже раздавить себя критическими самоупреками.

19. Я ожидаю худшего в большинстве ситуаций.

20. Когда я совершаю ошибку, я представляюсь себе ник­чемным человеком.

21. Я считаю других виноватыми во всех своих несчастьях.

22. Я живу воспоминаниями.

23. Я закрыт (а) для новых идей и новых способов делать дела.

24. Я надолго расстраиваюсь из-за неприятностей.

25. Я чувствую себя одинокой (им) и в изоляции, даже если нахожусь в окружении людей.

Сумма баллов:

Итак, подсчитайте баллы, а главное — подумайте над каждым вопросом. Не каждый день мы задумываемся о подобных вещах. Если сумма ваших баллов:

от 25 до 54 — ваш образ мыслей независим от пережива­ний прошлого; у вас есть все основания, чтобы вам повезло в любви.

от 55 до 69 — ваш образ мыслей умеренно зависим от переживаний прошлого; остерегайтесь взаимоотно­шений, которые наносят вам вред.

от 70 до 100 — ваш образ мыслей сильно зависим от пе­реживаний прошлого и необходимо поработать над корневой системой вашего древа жизни. Имеется вероятность нездоровых взаимоотношений.


БРАВО, ВИКТОРИЯ!

Какими бы ни были черты твоего характера, я знаю, ты можешь быть лучше.

Р. Роллан

Из Свердловской области мне написала женщина, под­писавшаяся именем Виктория. С грудным ребенком на ру­ках, двадцати лет от роду, имея в своем распоряжении об­щежитие с печным отоплением, она прогнала мужа. В ее письме нет ни одной жалобы, нет проклятий судьбе, она видит преимущества своего положения так: «У меня оста­нется больше времени и сил, чтобы уделять внимание до­чери, чтобы любить ее».

Браво, Виктория! Молодец! Заставила себя уважать. Не позволила мужу больше себя избивать, но прежде чем прийти к такому решению, три раза это все же случилось. А его словесные унижения, как она пишет, «грубым, жест­ким словом» воспринимались ей «как удар хлыстом».

Что это было?

Что заставило Викторию принять столь серьезное реше­ние? Развод — это всегда душевная травма для обеих сто­рон, даже если разводящиеся супруги улыбаются и пьют шампанское. В таблице оценки жизненных событий как источников стресса развод оценивается на 73 балла (выс­ший балл 100, например, смерть супруга равна 100 баллам).

То, что было в супружеской жизни, Виктория назвала «затмением», «как ослепла я». И в этой своей «слепоте» она «уступала мужу во всем». Она довольствовалась крохами доброты с его стороны и даже «летела как на крыльях» от этих крох, позволяла обирать себя в финансовом отноше­нии, тихо плакала, когда он приходил домой под утро, про­щала побои, в том числе перед самыми родами.


Но, кажется, именно в тот раз Виктория и «прозрела». И приняла важное решение. Колебалась? Конечно. Ей предстояло еще пройти через напрасные ожидания мужа в роддоме, через трудную дорогу домой из роддома. Возмож­но, это была дорога к себе самой.

Многие женщины живут с подобными проблемами. Угождают мужьям, пытаются сохранить мир в доме любой ценой. Оказывается, любой ценой ничто в мире нельзя по­купать.

Какую цену за так и неудавшееся миротворчество пла­тила Виктория? Цена была очень высока. Она позволяла топтать свое человеческое достоинство. Так случается в тех случаях, если женщина не уверена в своей высокой ценности, если она очень ранима, если ей не хватает само­уважения. Что бы ни сделал муж плохого, Виктория гово­рила себе: «Это не стоит того, чтобы я обращала на это внимание».

На самом деле правильнее было бы выразить ее состоя­ние так: «Я не стою того, чтобы отстаивать свое достоин­ство, свое право на спокойствие или хотя бы на безопасное существование».

Один семейный психотерапевт говорил на лекции: если муж один раз побил жену, то, возможно, в этом виноват он. Но если он три-пять раз бил жену, то виновата жена. Зна­чит, жена позволяла подобное поведение с его стороны, которое считается совершенно недопустимым. Да, правиль­но говорят — было бы чувство униженности себя, психоло­гия жертвы, а обидчик найдется.

Сознательно или неосознанно мы все посылаем другим людям какие-то сигналы, по которым они знают, как мож­но с нами обращаться. С Викторией это было в прежней жизни, в период «затмения». Теперь она другая, теперь ее уже никто никогда не побьет. Она выпрямилась!

Почему это было возможно?

Почему многие женщины длительное время, а то и всю жизнь практикуют угодническое поведение? Ясно же, что


они поступают против своих лучших интересов, уступа­ют требованиям своих мужей, детей, родителей, сослу­живцев даже тогда, когда требования окружающих лю­дей неразумны?

Угодническое поведение питается страхом, известным почти каждой женщине. Страх быть брошенной, страх быть нелюбимой и жить в эмоциональной изоляции, страх одиночества.

Пойти на конфронтацию? Сама мысль об этом пугает женщину. Если женщина с кем-то не согласна, она уже ис­пытывает дискомфорт, а то и чувство вины. Выступать в защиту своей позиции? Себе дороже. Уж лучше уступить, промолчать, лишь бы все было тихо, мирно.

Страх вырастает из здоровой потребности принадле­жать кому-то. Чувство принадлежности мужу, семье, груп­пе, коллективу, нации дает человеку ощущение комфорта, надежности, как будто человек становится кем-то более сильным и более ценным. И это нормально. Женщины больше, чем мужчины испытывают потребности в эмоцио­нальной привязанности.

В детстве, когда родители не одобряли какое-то пове­дение девочки и говорили: «Хорошие девочки так не по­ступают», — ребенку казалось, что это угрожает самой его жизни. Без эмоциональной связи с родителями ма­ленькой девочке действительно не выжить. В зрелом воз­расте, став независимой во многих отношениях, женщи­на боится нелюбви, неодобрения, неприятия, отверже­ния. Все это представляется и теперь угрожающим ее жизни. И она легко уступает другим, расставаясь со сво­ей независимостью. Эмоциональная зависимость ей при­ятна. Опасность зависимости не осознается, равно как и страх изоляции.

Главная Страница