Надо ли будить спящих собак?

Вереница атоллов в Индийском океане, сонм не поддающихся точному счету островов. Вот они вновь возникают из голубых безбрежных далей и обретают четкие контуры, скользя под крылом нашего самолета. Точно так же явились они моему взгляду, когда я впервые прилетел сюда три месяца назад. Свой особый маленький мирок. Гирлянда из кувшинок, занесенных ветром на просторы океана.

Но теперь я всматривался в них через телескоп памяти и размышлений. Там, внизу, мне довелось увидеть неисследованные хавитты, потаенные скульптуры, плиты со странными знаками. Летучих лисиц (Летучие лисицы относятся к подотряду крыланов отряда рукокрылых. По-видимому, речь идет о роде птеропусов (Pteropus medius). Обитают в Юго-Восточной Азии, в бассейне Индийского океана, в Восточной Австралии и т. д.-Прим. ред.), висящих вниз головой под пологом джунглей. Комаров и ритуальные бассейны. Деревни, жители которых поведали мне никем еще не записанные предания о рединах и ферета. Мне не терпелось поскорее выйти из самолета и вновь отправиться на удивительные острова у Экваториального прохода.

В Шри-Ланке и на этот раз ко мне присоединился Бьёрн с двумя помощниками, вооруженными видеоаппаратурой. Был в нашей группе и один мой старый друг из Норвегии, Мартин Мерен, первым после Нансена пересекший на лыжах Гренландию. Мечтая о приключениях в более теплых, непривычных ему широтах, он вызвался вести счета экспедиции. У меня заведено финансировать мои экспедиции выручкой от книг и фильмов. Вот и теперь нас авансировало шведское телевидение взамен на право распространения будущего телефильма; два оператора должны были прилететь на Мальдивы следом за мной.

Было намечено, что два норвежских археолога, которым предстояло руководить раскопками, прибудут через три дня после меня. Я считал, что столько времени потребуется мне, чтобы подготовить выезд экспедиции из Мале дальше на юг. Похоже было, что посланные загодя телеграммы и телефонограммы не находили адресата, так что, помимо личного приглашения от президента и данного мной перед отъездом в прошлый раз согласия, все свелось к одностороннему потоку информации с моей стороны о том, кто из нас и когда приедет в Мале.

Уже во время короткой остановки в Шри-Ланке я почувствовал, что назревают какие-то проблемы. Бьёрн встретил меня известием, что мальдивский деятель Хасан Манику, с которым мы были связаны, только что прилетел в Шри - Ланку и будет отсутствовать на Мальдивах ровно столько, сколько мы собираемся там пробыть. Это ему адресовались все наши послания. Это он первоначально заманил нас на Мальдивы.

Он хорошо знал древнее прошлое своего народа и вроде бы горел нетерпением принять участие в нашем археологическом приключении.

- Хасан Манику, почему вы здесь, когда мы едем в вашу страну производить раскопки?- спросил я, выследив его в одном частном доме в Коломбо.

Ответ последовал лишь после того, как мы за чашкой чая обменялись традиционными арабскими вежливыми фразами.

Хасан Манику устал от политики. Он слишком долго занимал свой ответственный пост. Скорее всего, откажется от должности министра информации и телевидения. Пока вот приехал в Шри-Ланку с семьей, чтобы отдохнуть. Очень сожалеет, что не сможет быть с нами, когда мы займемся исследованиями на его любимых островах, однако не сомневается, что его заместители сделают для нас все необходимое. Так распорядился сам президент.

Вот и вышло, что, когда мы вылетели на Мальдивы, человек, на помощь которого мы рассчитывали, остался в Коломбо. В аэропорту нас встретила крохотная служащая одного из правительственных учреждений. Очаровательная и предупредительная особа, она знала только, что ей поручено отвезти нас в гостиницу на моторном катере, однако опасалась, что могут быть трудности с нашим устройством.

Тем не менее нам, похоже, повезло: на пристани в Мале мы неожиданно для себя увидели личного советника и доверенное лицо президента - Аббасса Ибрахима. Мне был очень симпатичен этот плечистый коротыш с располагающей скромной улыбкой, которого я знал не только по канцелярии президента, но и как члена правления и мальдивского уполномоченного Международного фонда "Уорлдвью". Возглавляющий МФУ Бьёрн не один год был знаком с Аббасом Ибрахимом и охарактеризовал его мне как одного из самых сведущих и влиятельных людей на Мальдивах.

Аббас Ибрахим присутствовал во дворце, когда мы показывали там камни с солярными знаками, и ему было известно, что мы приглашены президентом. Да вот ведь какая незадача - президент только что улетел в Египет...

Солярные символы типичны для древнейшего пирамидального храма, каким его сооружали на островах у Экваториального прохода

Сейчас нам было не до поисков гостиницы. Оставив девушку присматривать за багажом, Аббас повез нас на прием к важному деятелю, который замешал Хасана Манику.

На этот раз за знакомой стеклянной стеной в министерстве информации нас принял государственный министр при президенте, его превосходительство Абдулла Джамель. Сердечно поприветствовав гостей, он объяснил, что временный Мусульманский комитет, который отказал нам в разрешении искать каменную статую на Фуа - Мулаку, заменен недавно учрежденным Национальным советом лингвистических и исторических исследований в составе пятнадцати человек. К сожалению, продолжал господин Джамель, этот совет не представляет себе суть намеченных нами занятий. В Мальдивской Республике никогда еще не работали настоящие археологи, и в отсутствие президента никто не уполномочен принимать решения.

Наверно, стеклянные стены вибрировали от нахлынувших на меня противоборствующих чувств. Сидевший по другую сторону служебного стола официальный представитель мальдивского правительства, весьма приятный и учтивый человек, говорил от имени комитета, у которого были все основания неодобрительно относиться к иностранцу, приехавшему раскапывать запрещенного Аллахом идола, пусть даже найденного на их земле. Но ведь и сам этот иностранец не стал бы приезжать для раскопок, не будь ясно выраженной просьбы главы вышеупомянутого правительства. Наши приветливые мальдивские собеседники заверили нас, что понимают необходимость удовлетворительного для обеих сторон решения. Они тотчас распорядились забронировать номера в гостинице "Алиа", и мы договорились вечером, когда спадет жара, собраться там, чтобы продолжить переговоры.

В гостинице у нас не было ни минуты покоя. Все время кто-нибудь заходил, чтобы убедиться, что мы не чувствуем себя покинутыми, и заверить, что все будет в порядке, надо только набраться терпения. Пришел Абдул, наш бойкий молодой переводчик в прошлой поездке; заглянул степенный Мухамед Вахид, который тогда сопровождал нас как представитель мальдивских властей.

Большое впечатление произвело на нас знакомство с Мухамедом Лутфи; он занимал высокий пост в министерстве просвещения и был одним из пятнадцати членов Национального совета лингвистических и исторических исследований. Высокий и плечистый, немолодой уже мужчина с приветливым лицом и темной кожей, Лутфи рассказал нам, что двенадцать поколений назад eго предков привезли из Хадрамаута в Южном Йемене в качестве рабов и сделали телохранителями султана в Мале. Потом они взбунтовались, стали вольными людьми и обзавелись семьями, так что добродушный статный Мухамед Лутфи и по отцовской, и по материнской линии был в родстве с султанами. Он поразил нас основательным знанием истории Мальдивов и местонахождения различных древностей. Но еще больше мы удивились, услышав от Лутфи, что ему предложено быть нашим гидом, когда начнутся археологические изыскания на островах. Похоже было, что, несмотря на отсутствие президента, можно надеяться на удачный исход.

Однако вечером над отелем "Алиа" вновь сгустились темные тучи. Когда пришли наш улыбчивый друг Аббас и господин Джамель и мы расположились в креслах в саду, государственный министр сообщил, что ни он, ни Аббас не уполномочены разрешать нам производить какие-либо раскопки. В отсутствие главы государства этот вопрос может быть решен только Национальным советом. И Джамель добавил, что созовет заседание совета, как только все пятнадцать его членов соберутся в Мале. Похоже было, что наша экспедиция сорвется, даже не начавшись... Спокойно, но достаточно твердо я ответил, что не намерен дискутировать с полутора десятками людей, которые все равно не придут к единому мнению. Время дорого, и я обязан положиться на слова президента, сказанные в присутствии Аббаса Ибрахима. Через три дня прибудут археологи, отпущенные на короткое время университетом и музейным руководством, и каждый лишний день, проведенный нами в Мале, сократит срок, предусмотренный для полевых работ.

Аббас поспешил заверить, что абсолютно все за то, чтобы исполнить волю президента. Вылетая из Мале, президент в последнюю минуту поручил Аббасу проследить за тем, чтобы нам было оказано всяческое содействие. За нами даже закреплено на один месяц правительственное госпитальное судно, и господин Лутфи покажет нам все, что мы пожелаем увидеть. Вот только раскопки производить нельзя.

Я выразил признательность за то, что нашему отряду предоставляется чудесная возможность совершить круиз, который, конечно же, доставит нам огромное удовольствие. Однако археологи, несомненно, будут слегка озадачены, если, приехав из далекой Норвегии, в отпущенное им строго ограниченное время не смогут заниматься раскопками. Боюсь, что дело обернется скандалом для всех сторон, хотя, конечно, еще не поздно послать телеграмму, чтобы они не выезжали.

Наш друг Аббас был в отчаянии, и, озабоченный тем, как нам помочь, Джамель тоже чувствовал себя весьма неловко. Подали новую порцию прохладительных напитков, и Аббас сказал, что просит меня извинить мальдивские власти, но ведь до сих пор здесь не работали археологи, поэтому они просто не знают, что это такое. Национальный совет плохо представляет себе, чем мы будем заниматься.

Я понимал, что ситуация и впрямь необычная. Поскольку Манику оставил свой пост, наши письма, похоже, где-то затерялись; тем не менее, хотя почтового диалога не вышло, хозяева в Мале не отрицали, что ждали и желали нашего приезда.

Время было позднее, и, так как Аббас и Джамель утверждали, что воля президента будет нарушена, если я отменю приезд археологов, мне виделся лишь один выход. Составлю за ночь проект контракта, в котором укажу все, что хотели бы сделать археологи, какая помощь потребуется от властей, перечислю права и обязанности обеих сторон. Мое предложение было принято.

Утром до начала рабочего дня мой проект был готов, и Аббас забрал его, чтобы отдать на машинку и затем представить на рассмотрение Национального совета.

Вскоре прибыл самолет, доставивший одного из двух кинооператоров экспедиции; второй вынужден был остаться в аэропорту в Шри-Ланке, потому что кто-то похитил его паспорт. С тем же самолетом прилетели первые журналисты, прослышавшие о наших планах.

Мы с Бьёрном покинули гостиницу через черный ход. Как ни дорог был каждый час, мы не могли ничего затевать, пока не получили добро от властей. Впрочем, зато мы теперь располагали временем, чтобы немного осмотреться. И мы знали, что именно хотим увидеть. Наш путь лежал через весь невеликий город Мале, столицу Мальдивов, насчитывающую около тридцати тысяч душ. Мале занимает всю площадь одноименного кораллового острова длиной около полутора километров и шириной меньше километра. Городские улицы - без тротуаров и мостовых, чтобы дождевая вода свободно просачивалась в грунт, пополняя колодцы,- образуют сплошной лабиринт, так что нам пришлось ориентироваться по солнцу. А целью нашего похода был крайний восточный мыс, где в домусульманские времена с моря в пору полной луны являлся падкий на мальдивских девственниц демон.

В наши дни мальдивские девы преспокойно катят на велосипедах, петляя между лужами, чтобы не испачкать свою чистенькую школьную форму. Единственная грозящая им опасность - столкновение с редкими здесь такси, которые тоже выписывают зигзаги, огибая упомянутые лужи. Мужчины выглядели такими же спокойными и беззлобными, как женщины. Никаких криков, громких споров, наглых лиц. "Мир вам",- гласит обращенный из маленьких мечетей к мусульманской общине призыв, и похоже, что он действует безотказно.

При всем том Мале уже не тот тихий уголок, каким, наверно, был всего десяток лет назад, когда закрытая прежде страна только-только открылась для внешнего мира. В протянувшейся вдоль лагуны пристани и торговых кварталах бурлила жизнь, словно активная деятельность развернулась здесь лет сто назад. И хотя в гавани все еще преобладали дхони местной постройки, а на улицах - велосипеды, в жизнь мальдивцев на полном ходу вторгался моторизованный транспорт.

Веселые исследователи на борту дхони, направляющейся к островам у Экваториального прохода. Слева автор, справа кинооператор Оке Карлссон. На заднем плане просматривается съемный нос лодки. Специалисты считают, что у дхони те же традиционные формы, что у деревянных судов Древнего Египта и Финикии

Большинство домов Мале - одноэтажные. Однако в торговых кварталах можно видеть строения в два этажа, а в центре города краны на наших глазах переносили железные балки для первых трех - четырехэтажных правительственных зданий. Появится здесь и огромная новая мечеть, сооружаемая на средства, предоставленные в дар другими арабскими государствами; в лучах тропического солнца блеск ее золотого купола будет виден с моря издалека.

В деловой части города растут словно грибы лавки для туристов, где можно купить изделия из черепаховых щитов, ожерелья из черных кораллов, раковины, акульи челюсти и модели дхони. Здесь же мальдивцев с других островов соблазняют разнообразным ассортиментом магазины, где под одной крышей собраны железные бочки, кровельное железо, нейлоновые веревки, освежающие напитки, жевательная резинка, консервы и пластмассовые фляги. В одном магазине мы увидели рядом с металлическими изделиями свежие помидоры с Канарских островов и огурцы из Голландии. В другом месте нам бросилась в глаза целая полка с дезодорантами!

Днем не составляло труда опознать по красным потным лицам немногочисленных туристов с отведенных иностранным гостям островков; одни охотились за сувенирами, другие тщетно искали какой-нибудь бар или тенистое местечко, где можно было бы перевести дух.

Большая часть города напоминала деревню с низенькими лачугами из битого коралла на строительном растворе. Часто стены были окрашены в светлые тона - голубой, зеленоватый, розовый, желтый. Мы видели даже хижины из сплетенных листьев кокосовой пальмы; правда, в наши дни это преимущественно кухонные пристройки. Из-за жаркого солнца местные жители предпочитают окнам открытые двери, что позволяло нам рассмотреть обитателей домов, сидящих на кроватях или подвесных койках; во многих случаях рядом с кроватью стояли велосипеды. Возможно, по случаю пятницы - мусульманского праздника - чуть ли не из каждого жилища рвались звуки музыки или речи, исторгаемые транзисторами. Эти новейшие блага были включены на полную мощность, так что от дома к дому прохожий шел как сквозь строй. Большинство участков соединялись высокими коралловыми оградами, за которыми размещался пышный тропический сад. Кокосовые пальмы, широкие листья бананов, кривые ветви вечнозеленных хлебных деревьев и магнолий возвышались над приземистыми постройками, создавая впечатление, что вы идете через обширный парк или ботанический сад. Глухой стук ведра, опущенного в колодец, сменялся плеском воды, когда то же ведро, мелькнув над оградой, опрокидывалось на голову нуждающегося в холодном душе.

Чистота здесь в почете. Мы снова увидели женщин в длинных платьях, старательно подметающих улицу веником. Окончив работу, они удалялись, словно скользя на роликовых коньках, держа корпус совершенно прямо, как это свойственно женщинам, с детства приученным носить на голове поднос или кувшин.

Чем-то все эти картины напоминали мне Полинезию времен Гогена, когда смуглые босоногие прелестницы, с длинными черными волосами, в юбках по щиколотку, очаровывали своим обаянием заморских гостей. Понятно, обрамление из пальм и бананов усиливало это впечатление. Но хотя мальдивские женщины, как и полинезийские вахины, выбирали самые яркие и пестрые ткани для платьев, они в отличие от своих сестер в Тихом океане славятся целомудрием. Во всяком случае, по отношению к немусульманам.

Большинство мужчин Мале также одевались на полинезийский лад, обертывая тело куском ткани. Отнюдь не такие яркие, как платья женщин, эти набедренные повязки обычно тоже доходят до щиколотки, реже - до колена. Один юноша заставил нас подскочить от неожиданности, промчавшись мимо на рокочущем мотоцикле; сам он рокота не слышал, так как уши его были зажаты наушниками мини-проигрывателя. Вообще молодые мальдивцы мало чем отличались от молодежи других стран. Наверно, родители мечтают, чтобы их чада, вырастая из школьной формы, тут же сменяли ее на строгий костюм служащего правительственного учреждения.

Никто на улице не здоровался с нами. На Мальдивах это не принято. В мальдивском языке нет соответствующих слов; впрочем, постепенно внедряются арабские приветствия.

Приближаясь к восточной оконечности острова, мы за последним перекрестком увидели проблески морской синевы. В этой части мальдивской столицы жизнь поистине била ключом. Каждый день еще до восхода солнца гавань наполнялась гулом-тарахтели моторные лодки и мотоциклы, гремели бочки и брякали цепи на палубах и пристанях, звучала громкая радиомузыка, тысячи мужских и женских голосов на берегу и в лодках силились перекричать друг друга.

Синие волны за молом бороздили дхони всех размеров - быстрые и тихоходные, моторные (по преимуществу) и парусные. Время от времени, перелетая с волны на волну с такой скоростью, будто за ним гнался сам древний демон моря, мимо них проносился чей-нибудь глиссер. Воздух дрожал от рокота соревнующихся в быстроте судов, послушных зову внешнего мира, где наша развитая смена словно спешит растратить глобальные запасы топлива, пока они совсем не иссякли.

Наконец мы вышли на берег, оставив за спиной гавань с ее сумятицей. Перед нами простирался океан.

Здесь, на восточном мысу, дорога следовала вдоль самой воды, окаймленная с одной стороны рифом, с другой - высокой стеной. Мы могли созерцать страницы мальдивской истории. На рифе лежали чуть покрытые водой, обросшие кораллами старинные пушки, как если бы кто-то свалил здесь ненужный металлолом. Мы насчитали около полутора десятков пушек, и стоимость этого металла определялась отнюдь не весом - речь шла о ценнейших образцах, обладать которыми был бы счастлив любой исторический музей или коллекционер старинного оружия. Пушки были португальские и напоминали о первом появлении европейцев в этих водах. Их сбросили на риф больше четырехсот лет назад, а точнее, в 1573 году, когда португальские оккупанты после пятнадцати лет хозяйничанья были изгнаны мальдивцами. В долгой истории Мальдивов это единственный период, когда архипелаг находился под чужеземным игом.

Мальдивский архипелаг протянулся баррикадой из рифов и низких атоллов на 900 километров с севера на юг до самого экватора. С моря заметить острова невозможно, пока не покажутся кроны пальм на горизонте, так как кромка их пляжей поднимается всего на два метра над уровнем моря

Высокая стена по другую сторону дороги была совсем новая, однако включала в себя следы гораздо более древней эпохи, хотя взгляд обычного прохожего могли бы привлечь только крупные буквы на воротах: "Мальдивский Центр Технического Обслуживания". Стена поднималась выше нашего роста; ее сложили из битых кораллов, скрепленных строительным раствором. Однако некоторые камни выделялись теперь уже знакомыми нам чертами. Они были обтесаны под прямым углом и сохранили следы декора - блоки из разрушенных храмов. Вырванные из контекста страницы древней истории Мальдивов.

Происхождение этих тщательно обработанных блоков было очевидно. Мы находились на крайней восточной оконечности острова. Это сюда в домусульманские времена приводили девственниц. Здесь в озаренном полной луной океане загорались огни, знаменующие приход злого джинна, демона, который в далеком прошлом терроризировал жителей Мале и о котором до сих пор рассказывали легенды старики.

Ворота были открыты, и мы вошли. Никого. На земле лежали части моторов и несколько катеров. Стояла подпертая камнями маленькая лодка. Один камень явно был взят из храмовой кладки. На куче гравия валялся другой, подобный ему.

Из сарая вышел молодой парень.

Неполадки с мотором? Нет? Тогда зачем мы пришли? Он недоумевал.

Верно ли, что с этим местом связаны истории о девственницах и истуканах?

Молодой мальдивец посмотрел на нас подозрительно, вытер о джинсы вымазанные машинным маслом руки, вежливо проводил нас обратно до ворот и запер за нами.

Мы нашли искомое место. Об этом говорили камни из храма джинна. Дьявол оставил свои следы на стене. Но для современного поколения детей Аллаха идолами стали моторы.

Решив обойти вдоль берега весь остров, мы вскоре очутились у городской свалки. Обширные коралловые отмели были завалены наступающими на море горами мусора, на которых прижился куцый камыш. При нас мусорщики опорожнили очередную ручную тележку. Двое рабочих сжигали то, что могло быть унесено волнами, и сгребали золу на отмель. Большую часть свалки составляли обломки снесенных построек и бытовые отходы.

Мир пластика, банок, бутылок, тряпья, мелкого мусора - так выглядел новый берег. Вонь стояла, как от тухлых яиц. Металлические баллончики, бутылки из-под кока-колы, битые горшки, старые покрышки, сандалии и пластик, пластик, пластик...

Сидя на корточках у воды, споласкивала руки миловидная женщина. Жительницы близлежащих домов спускались на берег мыть посуду. Кое-где вода в лагуне была такая же черная, как закопченное дно их кастрюль, так что им приходилось искать места почище. Да, куда там человеку со всей его современной техникой тягаться с Аллахом в создании красивых коралловых островов...

А что оставалось делать этим беднягам? Как и везде в современном мире, жители захолустья норовят перебраться в столицу. Так уж вышло, что главный город Мальдивской Республики занял крохотный островок, отличающийся от тысячи других островов архипелага тем, что здесь есть магазины, телевидение, рабочие места. И нет ни пахотной земли, ни холмов, за счет которых мог бы расширяться город - только то. что можно отвоевать у необозримого Индийского океана.

Мальдивский архипелаг протянулся баррикадой из рифов и низких атоллов на 900 километров с севера на юг до самого экватора. С моря заметить острова невозможно, пока не покажутся кроны пальм на горизонте, так как кромка их пляжей поднимается всего на два метра над уровнем моря

Далеко в море просматривались очертания других зеленых клочков суши. То были островки, отведенные для туристов, источник твердой валюты для современной экономики Мальдивов. А за домами позади нас полз огромный желтый автокран, подобный древнему динозавру.

Вернувшись в гостиницу, мы поспешили стать под душ и обратили внимание на странный запах воды. Она пахла тухлыми яйцами. Хозяин гостиницы, когда мы к нему обратились, учтиво заверил, что со временем дурной запах исчезнет, просто гостиница построена на участке, недавно отвоеванном у моря, и колодец только что вступил в строй.

Остаток дня мы провели в ожидании, когда вернется проект контракта, утвержденный Национальным советом. Он не вернулся.

Не дождались мы его и на следующий день, когда наши археологи должны были вылететь из Норвегии. Положение было критическое, и я пошел к Аббасу Ибрахиму, чтобы сказать, что мне необходимо связаться с президентом, где бы он ни находился. Увы, никто не знал, по какому номеру можно застать президента в Египте. И вообще, зачем звонить президенту, коль скоро он распорядился, чтобы мне было оказано всяческое содействие. Предназначенное для нас судно уже ждет в гавани, готовое сняться с якоря, как только мы получим разрешение на раскопки. К сожалению, все больше членов Национального совета выступают против раскопок, добавил Аббас. Стремясь продемонстрировать доброжелательство властей, он повел меня в гавань и показал стоящий за молом на якоре белый красавец-корабль, зеленый ниже ватерлинии, с надписью "Золотой луч, Мале" поперек широкой кормы.

Так состоялось мое первое знакомство с правительственным госпитальным судном, оставленным в дар британскими ВМС, когда они после второй мировой войны покинули Адду - Ган.

Англичане не оккупировали Мальдивские острова, авиабаза была размещена на Гане по договору с местным правительством. Аббас рассказал, что длина "Золотого луча" -23,5 метра; команду составляют одиннадцать мальдивцев. Отличное судно готово везти нас, куда мы пожелаем.

Однако мне от этого было не легче, поскольку, ложась вечером спать, я не мог не думать о том, что завтра в час дня в Мале должны прибыть археологи.

Следующий день было воскресенье, но магазины работали. Не в силах сидеть сложа руки, я назначил Бьёрна генерал - квартирмейстером, и, вооружившись длинными списками, мы отправились закупать провиант с таким расчетом, чтобы по меньшей мере двадцать два человека были обеспечены всем необходимым на тридцать дней вдали от всех источников снабжения. Через полтора часа после того, как мы приступили к делу, нас разыскал посыльный из министерства информации и сообщил, что мне нужно срочно явиться к его начальству.

Я поспешил в министерство, однако там мне сказали, что встреча назначена в другом месте. Не мешкая, пошел по указанному адресу, где выяснилось, что совещание вообще отменено за ненадобностью.

Вернувшись в министерство, я нашел там записку, которая гласила, что некий доктор Хидрал будет ждать меня в "Амини билдинг" в 12.30. То есть, как раз тогда, когда я должен был встречать в аэропорту археологов.

Поручив Бьёрну привезти их на катере в город, я направился в "Амини билдинг". Поскольку я считал бесцельным обсуждать свои планы с целым синклитом местных деятелей, Аббас терпеливо осведомился, не соглашусь ли я поговорить хотя бы с двумя членами совета. Я дал согласие и для численного равновесия захватил с собой Арне Фьертофта, норвежского сопредседателя Международного фонда "Уорлдвью", который вместе с журналистами прилетел с Шри-Ланки, чтобы проводить нашу экспедицию в путь на острова. Будучи в дружбе с Аббасом Ибрахимом, он мог оказаться ценным напарником в странном поединке, который мне навязали.

В "Амини билдинг" я с радостью увидел двух симпатичных деятелей из Национального совета лингвистических и исторических исследований, ранее называвшегося Мусульманским комитетом. Одним из них был темнокожий богатырь Мухамед Лутфи, тот самый, который предупредил меня, что назначен сопровождать наш отряд, другим - Мухамед Вахид, плотный крепыш с косматой черной бородой и лучащимися дружелюбием глазами.

Только я приготовился занять место у разделявшего нас длинного стола, как меня остановили. Что-то не устраивало маленькую секретаршу, которая то входила в кабинет, то снова выходила, манипулируя стульями, предназначенными для двух мальдивцев и для меня с Арне. Посчитав, что двух пар стульев мало, она добавила один стул у торца стола. Тут же унесла его, но только затем, чтобы через минуту на то же место поставить два кресла.

Только тут я сообразил, что встречавшие нас деятели - не главные действующие лица, ибо они почтительно вытянулись в струнку, когда в кабинет вошли еще два представителя администрации. Оба выступали так важно, что сразу было ясно: перед нами высокопоставленные сановники. Притом равные по рангу, потому-то секретарше в конце концов и было сказано, что они будут сидеть бок о бок у торца стола.

Одного нам представили как достопочтенного Мусу Фатхи, председателя Верховного суда республики, а это на Мальдивах, где законы основаны на предписаниях Корана, чрезвычайно важная должность.

Вторым был достопочтенный Мухамед Джамель, и, хотя он держался так, словно впервые увидел меня, я-то знал, что передо мной председатель Национального совета, от которого зависит решить, чем нам будет позволено заниматься, когда мы отправимся в путь на "Золотом луче".

Поскольку эти двое были высшими представителями религиозной иерархии, их могущество мало в чем уступало власти демократически избранного президента. Оба молчали с важным видом, предоставив открыть совещание Мухамеду Вахиду. Выступая от имени своих начальников, вроде бы не понимавших английского языка, он в самых учтивых оборотах призывал извинить мальдивцев, понять их психологию и опасения в отношении раскопок. Многие рассуждают так: сотни лет хавитты оставались нетронутыми, зачем же теперь рисковать, почему не оставить все по-прежнему?

Я объяснил, что мы отнюдь не собираемся грабить хавитты. Мы вообще не станем их трогать, если власти против. Нас в такой же мере занимает поиск других памятников прошлого, например древнейших поселений, вообще любых предметов, способных что-то рассказать о предках нынешних островитян. Именно об этом просил нас президент.

И сразу тучи развеялись. Нам было разрешено производить раскопки на любом из островов архипелага, только бы мы не трогали хавитты. Затем наши собеседники посовещались между собой на дивехи, и Аббас, снова перейдя на английский язык, поразил меня заявлением, что нам разрешается также раскапывать хавитты. Правда, не больше трех; сверх этого числа надлежит запросить новое разрешение.

Мы внесли в составленный мной проект ряд незначительных поправок, после чего я, окрыленный достигнутым, покинул совещание и поспешил на встречу с археологами, которых Бьёрн привез из аэропорта в гостиницу. Мне было сказано, что в 16.00 я получу перепечатанный контракт с подписями членов Национального совета.

В тот день контракт так и не появился. До самого конца работ я вообще не увидел ни его, ни какой-либо другой документ, заверенный Национальным советом или иным правительственным учреждением. Но Мухамед Лутфи явился в гостиницу и, широко улыбаясь, заверил нас, что отныне мы можем спать спокойно, больше проблем не будет. Решать, где можно производить раскопки, поручено ему, и я могу всецело положиться на него, так что никаких бумаг не понадобится.

Уже стемнело, когда я отправился осматривать "Золотой луч". Отплытие было назначено на 7.00 следующего дня. Корабль был отличный; просторный трюм как нельзя лучше подходил для хранения наших припасов и снаряжения. В этом же бывшем лечебном помещении стояло множество раскладушек. На палубе находились три маленькие одноместные каюты плюс спальное место позади штурвала, предназначенное для капитана.

Однако, осматривая единственную на судне деревянную спасательную шлюпку, я обнаружил в днище дыру, в которую свободно могла бы пройти моя голова. Шлюпка явно повстречалась с каким-то рифом. Я сказал, что без плавсредств для высадки на берег отказываюсь выходить в море. Мне ответили, что сейчас уже поздно и вообще - для беспокойства нет причин, ведь на борту есть радиостанция, так что мы сможем связаться с вождями интересующих нас атоллов, и за нами вышлют дхони. Но я настаивал на своем. Нельзя, чтобы возможность высадки всякий раз зависела от присутствия на острове вождя, тем более что большинство островов архипелага необитаемы. К тому же в мире трудно найти более опасные для навигации воды, ведь Мальдивы - это сплошной лабиринт приливо-отливных течений, подводных рифов и песчаных баров. Но решающим аргументом стало основанное на моем морском опыте предупреждение, что выходить в океан с двадцатью двумя человеками на борту без единого спасательного плота - грубейшее нарушение международного законодательства.

Всю ночь в Мале звонили телефоны и колесили посыльные, и, когда взошло солнце, к высокой корме "Золотого луча" подвели снабженный прочным буксирным тросом, идеально подходивший для наших целей большой металлический плоскодонный катер.

Горы закупленных накануне предметов, доставленных в наши гостиничные номера, несколько осложнили нам утренний подъем. Между кроватями громоздились ящики, мешки, корзины, лежали лопаты, канистры, кастрюли, ножи, веревки, керосиновые лампы, крупногабаритный инструмент, который археологи не стали везти из Норвегии, полевое снаряжение, продукты, лекарства. По мере того как члены экспедиции и наши мальдивские помощники выносили имущество на ожидавшие на улице ручные тележки, я отмечал красной галочкой артикулы, уже зачеркнутые синим в моих блокнотах. Все необходимое было налицо. И мы в отличном настроении помогли владельцам тележек катить тяжелый груз через город до гавани.

На го, чтобы затем переправить наше имущество на борт "Золотого луча", ушло немало времени, и было уже не семь часов, а 8.30. когда наконец загремели якорные цепи и Мухамед Лутфи беспокойно посмотрел на свои часы.

- Мы опаздываем на полтора часа,- сказал он. - До захода солнца не успеем пройти столько, сколько было намечено. А капитан хотел бы засветло бросить якорь в какой-нибудь лагуне. Слишком опасно плавать среди здешних рифов в темноте. Капитаном "Золотого луча" был немолодой уже, жилистый коротыш по имени Мухамед Манику, который, однако, просил звать его Накаром: дескать, слишком много на Мальдивах Мухамедов и Манику. Он был скуп на слова, а его запас английских оборотов и вовсе равнялся нулю. Но тут неожиданно выяснилось, что наш сопровождающий Лутфи ко всему еще и опытный моряк. У него был диплом на право судовождения, а поскольку в обязанности Лутфи входило инспектирование всех мальдивских школ, он - в чем мы со временем убедились как никто иной знал свой родной архипелаг. И так как на судне Лутфи представлял правительство, капитан Пакар во всем, что касалось маршрута, подчинялся ему.

Кроме Мухамеда Лутфи, на борт "Золотого луча" с нами поднялся мужчина эфиопского типа, с аккуратной черной бородкой, в очках. Его звали Кела Али Ибрахим Манику; ответственный сотрудник планового управления мальдивской администрации, владеющий английским языком, он был назначен нам в помощь для переговоров с местными вождями.

Только теперь, когда судно тронулось с места, могли мы расслабиться и сказать себе, что наша экспедиция наконец-то началась. И только теперь, когда стали уходить назад шеренги мачт дхони за молом и дома в порту Мале, у меня появилась возможность толком поговорить с нашими двумя археологами. Стоя у фальшборта, мы любовались растянувшейся по фронту флотилией зеленых островков, которые были прочно пришвартованы к кольцевому рифу Мале, тогда как наше судно скользило к выходу из тихой лагуны.

И вот осталась позади окаймляющая столицу цепочка туристских островов. В нашем десятилетии, когда и мальдивское телевидение уже начало распространять космическое умонастроение, напрашивалось сравнение этих клочков суши со спутниками, на которых обосновались инопланетяне. Во всем Мальдивском архипелаге только здесь могли находиться немусульмане.

Велико было наше облегчение, когда "Золотой луч" вышел в изборожденное пологими волнами открытое море. Однако сразу за горизонтом с обеих сторон были и рифы, и острова. Мы шли юго-западным курсом, пересекая наискось водное пространство, разделяющее две параллельные гряды мальдивских атоллов и отмелей, которые протянулись с севера на юг приблизительно на 950 километров.

Главная Страница