Окончание Персидского похода 1722 – 1723 г.

12 сентября 1723 г. в Санкт-Петербурге был подписан русско-иранский трактат, по которому к России отошли города Дербент, Баку и Решт, а также бывшие иранские провинции Ширван, Гилян, Мазандеран и Астрабад (Гурган).

12 июня 1724 г. в Стамбуле между Турцией и Россией был заключен договор, который разделил Закавказье на зоны влияния – турецкую (Картлия, Кахетия, Восточная Армения, Карабах) и русскую (Дагестан, Ширван, Гилян, Мазандеран и Астрабад).

В связи с тяжелым климатом и непрекращающейся «малой войной» на присоединенных к России территориях русские войска постоянно несли значительные потери – за 1722 – 1735 гг. до 130 000 человек.

Готовясь к войне с Турцией, императрица Анна I Иоанновна решила избавиться от обременительных приобретений в ходе Персидского похода 1722 – 1723 гг. По Рештскому договору с Ираном от 1 февраля 1732 г. Россия возвращала ему провинции Гилян, Мазандеран и Астрабад (Гурган), получая право беспошлинной торговли. Затем по Гянджскому договору с Ираном от 10 марта 1735 г. Россия возвращала ему Ширван и Дагестан, восстановив положение на 1722 г.

13.Смерть Петра 1 и воцарение на Российский престол Екатерины 1 (1725-1727)

ВОЦАРЕНИЕ ЕКАТЕРИНЫ I. Петр умер 28 января 1725 г., не назначив себе преемника. Однако люди, которым предстояло распорядиться брошенной короной, не остались без указания, как поступить. Как ни туманно изложен устав 5 февраля, он заключал в себе и свое толкование, сопоставляя распоряжение Петра о престолонаследии с его же указом о единонаследии, как основанным на одинаковых соображениях и началах. А в этом указе установлен порядок наследования не только по завещанию, но и по закону, именно: при отсутствии сыновей наследует старшая из дочерей. Но старшая дочь Петра Анна при обручении с герцогом голштинским в 1724 г. в брачном договоре под присягой отказалась вместе с женихом от русского престола за себя и за свое потомство. Законное наследство переходило ко второй дочери Петра - Елизавете. Ни на каком основании в очередь наследования не могла стать вдова императора: по указу 1714 г., как и по исконному русскому праву наследования, вдова-мать при детях обеспечивается и может опекать несовершеннолетних наследников, но не наследует. Однако в исполнение закона последовало то, что всего более ему противоречило. Дело в том, что остатки родовитой знати, князья Голицыны, Долгорукие, верные старому обычаю престолонаследия, признавали законным наследником великого князя Петра, единственного уцелевшего мужчину в царском доме. Но знать чиновная, выведенная Петром I, - Меншиков, Толстой много других были решительно против этого наследника, воцарение которого им, врагам его отца, царевича Алексея, как и самой Екатерине, грозило великими бедами. Для них дело было не в праве и законности, а в том, чья возьмет: проиграй они - им ссылка или из-под кнута каторга, а Екатерине с дочерьми - монастырь. Из страха ли перед внуком другой бабушки или по проснувшемуся властолюбию Екатерина хотела сама царствовать, а не опекать и видела соперниц в своих дочерях. Она торопила все более изнемогавшего царя с замужеством обеих царевен, чтобы вовремя удалить соперниц со сцены. Отец хотел устроить им, как дочерям могущественного европейского потентата и притом редким красавицам и умницам, по депешам иноземных послов, возможно блестящие династические партии, прочил их за самых видных принцев крови, и за французского, и за испанского, и за прусского, рассылая их портреты и в Версаль, и в Мадрид. Этот аукцион царственных невест запутывал и затруднял Петру решение и без того тяжкого вопроса о престолонаследии. Когда близость его смерти стала очевидна, Меншиков и Толстой пустили в ход все пружины агитации за себя и за Екатерину. Всего важнее было приобрести войско, особенно гвардию, что было нетрудно: гвардия была вполне предана своему творцу и любила его походную жену-солдатку. Впрочем, обещаны были денежные награды, облегчены служебные тяготы, уплачено недоданное жалованье, приняты меры предосторожности. Простившись с безмолвным уже царем, гвардейские офицеры отведены были Меншиковым к царице и с рыданиями поклялись ей скорее умереть у ее ног, чем допустить на престол кого-либо другого. Все было обработано расторопно и толково, в то время как противная сторона сидела сложа руки. Ночью на 28 января 1725 г., когда Петр лежал в предсмертной агонии, сенаторы и другие сановники собрались во дворце для совещания о преемнике. Спорили долго, искали воли умиравшего императора всюду, только не там, где можно было ее найти, не в законе 5 февраля, призвали кабинет-секретаря Макарова, спрашивали у него, нет ли чего на этот счет, и получили отрицательный ответ. Сторонники великого князя предлагали противникам сделку - возвести его на престол с тем, чтобы до его совершеннолетия правила Екатерина с Сенатом; но изворотливый Толстой с большой диалектикой возражал на это. При этих прениях в углу залы совещания каким-то образом очутились офицеры гвардии, неизвестно кем и зачем сюда призванные. Подобно хору античной драмы, не принимая прямого участия в развертывавшейся на сцене игре, а только как бы размышляя вслух, они до неприличия откровенно выражали свои суждения о ходе совещания, заявляя, что разобьют головы старым боярам, если они пойдут против их матери Екатерины. Вдруг раздался с площади барабанный бой: оказалось, что перед дворцом выстроены были под ружьем оба гвардейских полка, тоже неизвестно, кем и зачем сюда вызванные из казарм. Князь Репнин, президент военной коллегии, сердито спросил: "Кто смел без моего ведома привести сюда полки? Разве я не фельдмаршал?" Бутурлин, командир Семеновского полка, отвечал Репнину, что полки призвал он, Бутурлин, по воле императрицы, которой все подданные обязаны повиноваться, "не исключая и тебя", добавил он внушительно. При гвардейском содействии искомая воля императора единодушно, без пререканий была найдена в короновании Екатерины, совершившемся в 1724 г.; этим-де актом она назначена наследницей престола в силу закона 5 февраля; ее Сенат и провозгласил самодержавной императрицей. Отменив закон его толкованием, Сенат в манифесте от себя, а также от Синода и генералитета, вовсе и не участвовавших в сенатском совещании, объявлял о воцарении Екатерины не как о своем избирательном акте, а только как об истолкованной Сенатом воле покойного государя: он удостоил свою супругу короною и помазанием; того для объявляется во всенародное известие, дабы все о том ведали и ей, самодержице всероссийской, верно служили. Во все короткое царствование Екатерины правительство заботливо ласкало гвардию. В официальной газете не раз появлялись правительственные сообщения о том, как правительство печется о гвардии. Императрица на смотрах в своей палатке из собственных рук угощала вином гвардейских офицеров. Под таким прикрытием Екатерина процарствовала с лишком два года благополучно и даже весело, мало занимаясь делами, которые плохо понимала, вела беспорядочную жизнь, привыкнув, несмотря на свою болезненность и излишнюю полноту, засиживаться до пяти часов утра на пирушках среди близких людей, распустила управление, в котором, по словам одного посла, все думают лишь о том, как бы украсть, и в последний год жизни истратила на свои прихоти до 6 1/2 миллиона рублей на наши деньги, между тем как недовольные за кулисами на тайных сборищах пили здоровье обойденного великого князя, а тайная полиция каждый день вешала неосторожных болтунов. Такие слухи шли к европейским дворам из Петербурга.

После смерти в 1725 г. Петра I царствовавший дом распался на две линии — императорскую и царскую.

По образному выражению В.О. Ключевского, период со смерти Петра I до воцарения Екатерины II получил название “эпохи дворцовых переворотов”: за это время шесть монархов занимали русский трон, получая его в результате сложных дворцовых интриг или переворотов при непосредственном участии гвардии (привилегированной части армии, созданной Петром I).

В 1722 г. Петр I отменил порядок престолонаследия по завещанию или соборным назначением, заменив его личным назначением. Но назначить преемника он не успел. После его смерти столкнулись представители родовой знати (Голицыны, Долгорукие), признававшие наследником князя Петра, и чиновная власть, сделавшая ставку на Екатерину I, и выигравшая эту борьбу с помощью гвардейских полков. Дворянские гвардейские полки с этого времени превратились в основное орудие борьбы между соперничавшими группировками. Все лица, попадавшие на престол путем дворцового переворота, не обходились без опоры на гвардию.

В этих условиях не могло быть и речи о продолжении крупных реформ.Фактическим правителем страны стал А. Д. Меншиков. Для помощи императрице в управлении страной был создан Верховный тайный совет — высший государственный орган, состав которого отразил состоявшийся компромисс соперничавших политических сил. В него вошли А. Д. Меншиков, Ф. М. Апраксин, Г. И. Головкин, П. А. Толстой, А. И. Остерман, Д. М. Голицын и голштинский герцог Карл Фридрих — муж старшей дочери Петра. Большинство оказалось из ближайшего окружения Петра I.

После смерти Екатерины I в 1727 г., императором, согласно ее завещанию, провозглашается внук Петра I — Петр II, а к Верховному тайному совету, фактически к А.Д.Меньшикову, перешли функции регента.

14.Кратковременное правление Петра 2 (1727-1730)

В мае 1727 г. Екатерина I скончалась. Согласно ее завещанию преемником на престоле становился Петр II, а коллективным регентом до его совершеннолетия назначался Верховный тайный совет. Эта политическая комбинация была продумана и осуществлена Меншиковым, который рассчитывал выдать замуж за юного императора свою дочь и таким образом окончательно утвердиться в качестве реального правителя при наследниках Петра Великого.

Петр II - взбалмошный, непостоянный, не проявлявший прилежания и склонностей ни к каким иным занятиям, кроме охоты, казалось, был предназначен судьбой для того, чтобы стать игрушкой в руках временщика. Первое время после воцарения Петра II все шло по воле Меншикова: ему удалось установить мелочную опеку над мальчиком-царем, добиться обручения с ним дочери Марии, получить новые пожалования и среди прочего звание генералиссимуса, положенное только особам королевской крови.

Однако уже летом 1727 г., когда из-за болезни он утратил прежнюю активность, произошел внезапный перелом: император почти демонстративно избегал общения с бывшим наставником и не скрывал перемены в фаворе - новыми любимцами стали отец и сын Долгорукие. В трудный момент у Меншикова не оказалось верных соратников, а заговор против него организовал его же собственный протеже, вице-канцлер А. И. Остерман. В сентябре 1727 г. Меншиков был арестован и сослан с семьей в сибирский городок Березов, где вскоре умер. Несметные богатства семьи Меншиковых были конфискованы, часть их была израсходована на подготовку коронации Петра II в Москве, куда переехал двор.

Падение Меншикова привело к изменениям в составе Верховного тайного совета: в число его членов попали двое Долгоруких - талантливыйдипломат Василий Лукич и Алексей Григорьевич, личность весьма заурядная, но получившая вес благодаря товарищеским отношениямсвоего сына Ивана с императором. Долгорукие решили повторить ход Меншикова, соединив браком Петра II с сестрой Ивана Екатериной Долгорукой. Свадьба была назначена на 19 января. Однако в ночь с 18 на 19 января 1730 г. юный император скончался, прожив неполные пятнадцать лет. С отчаянием обреченных Долгорукие пытались удержать власть при помощи подложного завещания Петра II о передаче престола невесте Екатерине, но эта попытка была резко пресечена Верховным тайным советом.

На экстренном его заседании в день смерти Петра II инициативу взял в свои руки Д. М. Голицын. Именно он выдвинул кандидатуру племянницыПетра I, вдовой курляндской герцогини Анны Ивановны, в качестве царствующей, но не самодержавной государыни. Такой выбор был продиктован далеко идущими планами "верховников" на ограничение власти монарха и намерением добиться согласия на это со стороны самой слабой претендентки на престол. После единодушного одобрения этого плана к Анне в Митаву был отправлен В. Л. Долгорукий с текстом условий ("кондиций"), на которых она должна была принять власть.

Представленные будущей императрице "кондиции" требовали от нее без согласия Совета не объявлять войны и не заключать мира, не утверждать бюджета и не вводить новых податей, не производить в чины выше полковника, не жаловать никому вотчин, не назначать на придворные должности, а также не лишать представителей дорянства без суда жизни, чести и имущества. Кроме того, она не должна была привозить с собой в Россию своего фаворита - графа Э. И. Бирона. Предложения "верховников" вели к установлению олигархическогоправления - они также обязывали императрицу сохранить Верховный тайный совет в составе 8 человек и пере дать в его полное подчинение армию и гвардию.

Получив согласие Анны Ивановны, 2 февраля на расширенном заседании с участием высших чинов государства "верховники" огласили новость. Однако выработанный келейно проект государственного устройства вызвал недоверие и даже протест у присутствующих. Тогда "верховники" разрешили дворянству принять участие в обсуждении формы правления и высказать свои соображения. Семь встречных проектов, выработанных к середине февраля в дворянских кругах, показали, с одной стороны, одобрение самого замысла ограничения самодержавия, а с другой - неприязнь к узкоаристократической диктатуре в лице Верховного совета. Дворянское общество добивалось для себя широкого представительства в высших учреждениях и полного удовлетворения общесословных нужд.

Угроза срыва "затейки" "верховников" возникла и с другой стороны. Пока те были заняты улаживанием отношений с дворянством, защитники традиционных ценностей абсолютистского строя, и в первую очередь Ф. Прокопович и А. И. Остерман, развили бурную деятельность. Умело воздействуя на общественное настроение, пересылая тайком Анне подробные отчеты и советы, они по сути к моменту ее приезда в Москву (15 февраля) подготовили почву для восстановления самодержавия. Слабость конституционного движения зимы 1730 г., неспособность "верховников" найти общий язык с дворянскими кругами и нарастающая оппозиция "осьмеричным затейщикам", как назвал "верховников" Прокопович, позволили Анне без труда овладеть ситуацией. Опираясь на поддержку гвардии и растущее число своих сторонников, 25 февраля на приеме в Кремлевском дворце она публично разорвала "кондиции" и провозгласила себя самодержавной императрицей. "Верховники", распущенные и вскоре затем репрессированные, потерпели полное поражение.

15.Россия в период правления Анны Иоановны, затейка верховников, внутренняя политика.

Анна Иоанновна императрица российская, родилась 28 января (7 февраля) 1693 г. Ее родителями были Иван 5 Алексеевич и Прасковья Федоровна Салтыкова. За воспитанием Анны до 17 лет следил дядя, Петр Великий. Осенью 1710 г. он выдал Анну замуж за герцога Курляндского, Фридриха Вильгельма. Но скоро супруг Анны умер. По настоянию Петра Анна Иоанновна осталась в Курляндии.

После того, как последний представитель дома Романовых по мужской линии, Петр 2, умер в 1730 г. Анна была приглашена занять царский престол. Однако пригласившие ее члены Тайного Верховного Совета серьезно ограничили ее полномочия. Подписав Кондиции Анна Иоанновна лишилась фактической власти, передав ее Совету. Впрочем, Кондиции уже в феврале 1730 г. были разорваны императрицей. При поддержке гвардии и дворянства она была провозглашена самодержавной императрицей.

Правление Анны Иоанновны началось с ликвидации Тайного Верховного Совета и замены его Кабинетом министров. Стремясь оградить себя от заговоров, Анна учредила Канцелярию тайных розыскных дел, которая быстро обрела немалую силу. Благодаря сохранению во внешней политике курса, взятого еще Петром Великим, Россия в период царствовании Анны смогла укрепить свои позиции на мировой арене. Велись успешные военные компании. Но были и крупные промахи, такие, как заключение Белградского мира.

За время правления Анны Иоанновны значительно улучшилось почтовое сообщение между городами, в провинциях была создана полиция. Улучшилась и ситуация с высшим образованием. Немало мер было предпринято для развития и усиления российских флота и армии.

Управлением Анна занималась мало, доверив решение важных вопросов своим советникам, многие их которых были немцами. Наиболее влиятельной фигурой той эпохи являлся Бирон, вмешивавшийся во многие дела управления страной ради собственной наживы. Двор императрицы Анны отличался небывалой роскошью. Расходы на его содержание и развлечения Анны были огромны.

Биография Анны Иоанновны окончилась (17) 28 октября 1740 г. Она умерла в Петербурге и была похоронена в Петропавловском соборе. Перед смертью Анна объявила своим наследником племянника, Ивана Антоновича. Регентом при нем стал Бирон. Но скоро Бирон был арестован, а власть в стране перешла к дочери Петра Великого, Елизавете.

Главная Страница