Но я не собиралась идти и указывать ей на ошибки. Пусть она не богиня, а вампир, но я попробовала ее силы и в ее черный список попадать не хочу.

При той ее силе, которая текла через меня как буйный ветер, теплый и полный запаха незнакомых мне цветов, я даже прокалывать ее пузырь не хотела. Уже много дней я так хорошо себя не чувствовала. Повернувшись снова к зеркалу, я увидела в глазах всю ту же разлитую черноту. Мне следовало бы испугаться или закричать, но я не боялась, а мысль у меня была одна: "Здорово".

- А у тебя глаза вернутся к норме? - спросил он, и в его голосе снова прозвучала напряженная нотка страха.

- В конце концов да, но если мы действительно хотим получить ответы на свои вопросы, надо вернуться и спросить у нее.

Он резко кивнул - в смысле "иди, я за тобой", и я поняла, что Эдуард не хочет, чтобы я шла сзади. Он думал, что она мною владеет. Я спорить не стала - просто вышла в двери первой и отправилась говорить с Итцпапалотль. Оставалось надеяться, что Рамирес не пытался надеть на нее наручники. Ей бы это не понравилось, а то, что не нравится ей, не нравится и ее почитателям, а это пара сотен вампиров. А сколько ягуаров-оборотней, я даже и не знала. Очевидно, питание предназначалось не им. Но это целая армия, а Рамирес не прицел с собой столько полицейских сил.

Глава 52

Рамирес ни на кого наручники надевать не стал, но дополнительное подкрепление вызвал. В комнате появились еще четверо патрульных и двадцать ягуаров-оборотней. Публика на все это смотрела как на продолжение спектакля. Ну, если они смогли высидеть то, что произошло с Сетом, то смогут высидеть и действия полиции.

Когда мы появились в зале, я шла впереди Эдуарда, он - сзади. Так мы и поступали часто, когда кому-то из нас надо было в следующие несколько минут командовать. Пусть даже вместо глаз у меня черные ямы, но Эдуард по-прежнему доверял мне, зная, что я смогу разрулить ситуацию. Приятно такое осознавать.

Ягуары шли между столами, пытаясь обойти копов с флангов. Патрульные держали руки на пистолетах в расстегнутых кобурах. Очень мало надо было, чтобы оружие вылетело на свет и началась потеха. Было бы позорно устроить перестрелку, если вампиры ведут себя тихо и никого не трогают.

Один из ягуаров снова пошел вперед, пытаясь замкнуть круг, в котором стояли копы. Я тронула его за руку. Его сила задрожала у меня на руке, и на этот порыв ответила не только моя сила и не только метки. Он посмотрел на меня, и то ли увидел ее глаза, то ли ощутил ее силу, и я сказала:

- Назад, вернись к остальным.

Он послушался. Какой прогресс. Только бы и полиция оказалась столь же благоразумной.

Я обернулась к полицейским и двинулась к ним. Один из новых выругался сквозь зубы, держа руку на пистолете, а другую вытянув, как регулировщик:

- Ближе не подходите.

- Рамирес! - позвала я, постаравшись, чтобы он меня услышал.

- О'кей, она с нами, - сказал он.

- А глаза? - не унимался патрульный.

- Она с нами. Пропустить немедленно.

Голос звучал тихо, но внушительно.

Патрульные раздвинулись, как занавес, тщательно стараясь не дотрагиваться до меня, когда я прошла мимо. Вряд ли можно их обвинять, хотя мне и хотелось. Наконец я оказалась у стола, сопровождаемая Эдуардом, а нервные патрульные остались стоять за ним. Через стол я уставилась на Итцпапалотль. Пинотль был рядом с ней, но за руки они уже не держались. Глаза у него так же почернели, как у меня, а у нее - нет. Как ни странно, но с откинутым капюшоном, с тонкими чертами лица и нормальными глазами она из нас троих была больше всех похожа на человека.

Рамирес разложил на столе некоторые из своих фотографий.

- Скажите нам, что это. - Похоже было, что вопрос этот он задавал не в первый раз.

Она посмотрела на меня.

- Ты знаешь, что это такое? - спросила я.

- Честно говоря, нет. Судя по виду, это мог сделать один из наших мастеров, но камни в глазах появились вместе с испанцами. Я не могу узнать все элементы символики.

- Но некоторые можешь.

- Да, - сказала она.

- И что именно ты узнаешь?

- Тела у подножия - это те, которых ты пьешь.

- В смысле - так, как сегодня выпили Сета?

Она кивнула.

- А что статуэтка держит в руках?

- Это может быть что угодно, но мне кажется, это какие-то части тела. Сердце, или кости, или что-то другое, но ни один бог не питается... - она нахмурила брови, подыскивая слово, - кишками, требухой, внутренними органами.

- Складывается в картину, - сказала я.

Продуктивність
Поняття художньо-мистецького стилю.
Понятие о спрединге, субдукции и коллизии; места их проявления
Эй, ты че творишь? – подлетела к ней Лерка, вырывая из рук подруги, следующую рюмку коньяка
Среднее ухо (барабанная полость)
Програми-архіватори.
Загальна будова і робота двигуна внутрішнього згорання
Вправа «Сніжинки риплять»
Связать ощущения со своим прошлым
Методика викладання теми «Комп’ютерні мережі»
ОБОРУДОВАНИЕ ДЛЯ ОСВОЕНИЯ СКВАЖИН СПОСОБОМ ЗАМЕЩЕНИЯ ЖИДКОСТИ
Программирование разветвляющихся алгоритмов (оператор switch)
Любой стресс перерастает в злобу, если от него вовремя не избавляться
Online Support
Формы симбиоза, их характеристика.
Б. Какую заработную плату следует устанавливать государственным служащим?
Экология популяций и сообществ
Підприємницький дохід: сутність і структура. Економічна природа прибутку
Урок № 5
Види, означення та характеристика криз
Процесуальний порядок стягнення за виконавчим написом.
Занятие № 1 «Индивидуальные трудовые споры»
Тема 7. Правовое регулирование приватизации государственного и муниципального имущества
Главная Страница