Общественный и государственный строй Псковского княжества

Государственный стройНовгородско-Псковских земель серьезно отличался от государственного строя других русских земель и его можно определить как феодальная (боярская) республика. Псков, после получения независимости, стал именоваться – «Господин Псков».

Дореволюционный историк Д.И. Иловайский полагал, что власть в Пскове хотя и была «аристократической», принятие главных решений выносилось на общенародное обсуждения» [3].

Юридически высшим органом власти считалось вече - собрание полноправных жителей мужского пола главных городов. При этом участие крестьян или жителей других городов не предусматривалось. Вечевая жизнь Пскова общим строем своим походила на Новгородскую, но вече в Пскове было более благоустроенно и мирно, чем в Новгороде. В Пскове не было столь резкого имущественного различия среди жителей, а поэтому не было столь острых противостояний. В Пскове вече собиралось на площади перед Троицким собором.

Вече решало широкий круг вопросов политической, хозяйственной жизни. Оно решало вопросы войны и мира, избирало высших должностных лиц, включая и архиепископа, решало вопросы призвания князей, оно же и «указывало им путь», вершило суд, рассматривало основные внутри- и внешнеполитические мероприятия, принимало законы. Для ведения дел имелась вечевая администрация - вечевые дьяки, вечевая изба, вечевые грамоты скреплялись печатью «Господина Великого Новгорода».

Вече не было систематически созывавшимся органом. Оно собиралось по решению боярского совета, князя, посадника, иногда - по инициативе жителей города. Но, несмотря на регулярность созыва вече и довольно четкую организацию его деятельности, реальная власть в Новгороде принадлежала боярскому совету – «осподе».

В Господу во Пскове входили высшие выборные должностные лица Новгорода: посадник, тысяцкий, «старые» (т.е. бывшие) посадники и тысяцкие, канчанские старосты, соцкие. Возглавлял Совет «владыка» - архиепископ Софийского собора. Его мог заменять архимандрит - настоятель крупнейшего в Новгороде Юрьевского монастыря. В Пскове в Совет бояр входил князь. Если учитывать, что боярство и духовенство держали в своих руках не только землю, но и ключевые позиции в торговле, ремесле, занимались ростовщичеством, а «владыка» имел свое воинское формирование, то можно сделать вывод, что все это способствовало реальному усилению влияния боярского Совета.

Боярский Совет собирался по мере надобности и решал основные вопросы государственной значимости: подбирал кандидатуры князя, посадника, других должностных лиц, готовил вечевые собрания, необходимые документы, решал вопросы внешней политики. И как бы то там ни было, именно готовившие повестку дня и проекты решений вече высшие должностные лица во многом предрешали, что «приговорит» вече. Решения, которые готовил Совет господ для веча, как правило, принимались. Так образом Совет проводил политику, угодную боярству.

Стоит отметить, что вече Пскова не было олигархичным, как в Новгороде. В Новгороде, используя то, что на вече решения принимались единогласно, боярство умудрялось отвергать неугодные ему решения и добивалось, используя различные методы (конечно, прежде всего экономические), для проведение через вече своей политики. На псковском вече обстановка была иной. Отсутствие крупного боярского землевладения в республике не позволяло боярству сосредоточить в своих руках всю политическую власть. Военная же опасность, постоянно угрожавшая Пскову, усиливала роль князя, что также ослабляло политическую роль боярства. Поэтому вече в Пскове значительно в большей степени учитывало интересы городской общины.

Большую роль в управлении играли должностные лица, избираемые на вече. Высшим должностным лицом были посадники. В Пскове избирали вместо тысяцкого еще одного посадника. Должность тысяцкого, оставшаяся от древней численной системы управления, предполагала наличие в городе 10 сотен. В Пскове же 10 сотен не набиралось. Четко разграничить обязанности посадника и тысяцкого трудно, посадник выполнял многое из того, что входило в обязанности тысяцкого. Посадник избирался из знатных боярских фамилий. Его избрание предрешалось на заседании боярского Совета. Пока он занимал свою должность, он назывался степенным(т.е. сидевшим на «степени» - трибуне во время веча). Когда избирали нового посадника, прежнего именовали старым, но он продолжал входить в состав боярского Совета.Посадник обычно служил «пока люб» [9]. Смена посадников вызывалась, как правило, распрями между боярскими родами. Будучи, по сути дела, главой республики, посадник председательствовал на вече, вел международные переговоры, а также участвовал в суде, контролировал князя, в военное время возглавлял полки. Тысяцкий также избирался на вече из знатнейших и аристократических фамилий.

Подведем итоги. Юридически высшим органом власти считалось вече принятие главных решений выносилось на общенародное обсуждения»Вече решало широкий круг вопросов политической, хозяйственной жизни вече в Пскове значительно в большей степени учитывало интересы городской общины. Отсутствие крупного боярского землевладения в республике не позволяло боярству сосредоточить в своих руках всю политическую власть. Военная же опасность, постоянно угрожавшая Пскову, усиливала роль князя, что также ослабляло политическую роль боярства.

ГЛАВА 2 ИСТОЧНИКИ ПРАВА, СИСТЕМА СУДОУСТРОЙСТВА И СУДОПРОИЗВОДСТВА ПСКОВСКОГО КНЯЖЕСТВА

2.2 Система судоустройства и судопроизводства Псковского княжества

Судебный процесс в Пскове носил обвинительно-состязательный характер. При этом досудебное следствие и само судопроизводство было довольно подробно определено законом. Досудебную подготовку дела, как и в Киевской Руси, вел специальный институт - свод. Основные вехи истории судебной системы России с X века до 1917 года http://www.supcourt.ru/

Процесс начинался с подачи искового заявления, жалобы. После этого суд - чего еще не было в Русской Правде - должен был произвести расследование - «обыскать». Отметим, что глагол «обыскать» означал не только досудебное расследование, но и в прямом смысле - произвести обыск, (в особенности в делах о краже). Обнаруженная при обыске краденая вещь – «полишнее» - считалась веским доказательством преступления [11]. Здесь же присутствует и понятие о выемке: изъятые вещи сдавались на хранение в суд.

На суд ответчик вызывался официальной повесткой, а при необходимости и насильственным приводом. Если же одна из сторон трижды не являлась на суд, то суд принимал решение в пользу противной стороны. Новгородская судная грамота предусматривала и срок рассмотрения дел в суде. Так, по поводу рассмотрения дел о землепользовании в ней говорилось: «а болши дву месяць не волочити» [11].

Допускалось представительство сторон на процессе. Женщины, монахи, слепые или глухие инвалиды, старики и малолетние имели право на пособников в суде. В случае спора о церковной земле интересы церкви представлял староста, т.е. выборный представитель верующих прихода этой церкви. В то же время, дабы избежать давления на суд, запрещалось выступать в качестве представителя стороны должностным лицам.

Большое внимание уделялось доказательствам, в том числе и свидетелям и личным признаниям. Если использовались показания «послухов», то они должны были защищать свои показания против ответчика на поединке. Допускалось и применение наемных бойцов на судебном поединке (прообраз адвокатов). Но при неспособности одной из сторон нанять такого «бойца», такая замена не допускалась, так как в этом случае поединок был бы заведомо неравным [11].

Процесс был устным, а решение по нему выносилось в письменном виде - в форме судной грамоты. Сторона, выигравшая судебный спор, получала «правую» грамоту.

За выдачу документов взималась судебная пошлина. Исполнение по делу осуществляли специальные служащие князя или города.

Судебное право, регламентируемое в Псковской Судной Грамоте более обстоятельно, чем в Русской Правде. Процесс носил состязательный характер, роль суда усилилась: вызов в суд по повестке (“позовнице”) и через судебных исполнителей (“позовника”). Сохранились упомянутые в Русской Правде судебные доказательства и появились новые: судебный поединок (“поле”) и письменные доказательства разделяющиеся на “доски” (частные расписки) и “записи” (официально заверенные документы). Возникает институт судебного представительства в судебном поединке (“пособничество”), котором могли пользоваться только женщины, подростки, монархи и старые люди. Разрешённые судом дела пересмотру не подлежали.

Итак, судебный процесс в Пскове носил обвинительно-состязательный характер. Большое внимание уделялось доказательствам. Процесс был устным, а решение по нему выносилось в письменном виде в форме судной грамоты.

2.2 Источники права. Псковская Судная Грамота как источник и показатель развитости права

О развитии права в Пскове можно судить по ряду источников, прежде всего по Новгородской и Псковской судным грамотам. Право в Новгороде и Пскове на первых порах было одинаковым. Но с течением времени развитие права в Пскове пошло отдельным путем. судоустройство и судопроизводство Новгородской и Псковской вечевых республик имели существенные отличия от судебной системы, сложившейся как в Киевской Руси, так и в других княжествах, образовавшихся на ее территории в результате феодальной раздробленности. Основные вехи истории судебной системы России с X века до 1917 года http://www.supcourt.ru/

Были в обороте и другие правовые сборники: Русская Правда, Мерило Праведное, Кормчая Книга, договорные грамоты с князьями, договоры с Готландом, немецкими городами и другими иностранными державами, исторические документы.

Упоминавшаяся во вводном разделе работы Псковская Судная Грамота (как комплексный документ) является важной вехой в становлении древнерусского права, имеет не локальное, а всеобщее значение. Псковская судная грамота, первоначальная редакция которой относится к 1396/97г., была утверждена на вече в 1467 г. Она дошла до нас также в не полном виде и всего лишь в одном списке. Несмотря на ее видимое сходство с Русской Правдой, между этими документами существуют серьезные различия. Источниками Псковской судной грамоты было, как общерусское законодательство (Русская Правда, обычное право), так и местное, сложившееся под влиянием общественно-политических реалий, а именно демократического характера Основные вехи истории судебной системы России с X века до 1917 года http://www.supcourt.ru

Тем не менее, этот источник права изучен недостаточно глубоко. Само содержание Грамоты до сих пор таит в себе полемические моменты, требует более серьезного рассмотрения, сравнения с предыдущим и имевшим место в ту эпоху правовым материалом. По мнению А. В. Хачатряна, на основе сопоставления норм Псковской Судной грамоты с установлениями Русской Правды можно делать заключения об изменениях, происходивших в древнерусском праве в период XIII-XV вв.

Этот источник права основан на обычном праве, вечевых постановлениях и договорных грамотах с князьями [10].

На основе статей Псковской Судной Грамоты можно увидеть особенности развития и уголовной, и гражданско-правовой, и административной ответственности.

Исходя из содержания хронологически предшествующих ей правовых актов, можно увидеть, что Грамота стала авангардом разработки гражданской проблематики права. Она, как отмечает А. В. Хачатрян, - первый большой источник права, в котором значительное место получили гражданско-правовые нормы [10]. Правовая система Пскова и Псковская Судная Грамота доказывают, что в Пскове был значительно разработан институт гражданского права по сравнению с Русской Правдой и документами других русских земель периода феодальной раздробленности.

сковская судная грамота состояла из 120-ти статей и в большей степени регламентировала гражданско-правовые отношения. Это было вызвано тем, что жители северо-западной Руси принимали активное участие в торгово-промышленной деятельности, в том числе и в международной торговле. Псковская судная грамота определяла судебные права князя, посадника, новгородского наместника, владыки, княжих и вечевых чиновников, судопроизводство, трактовку уголовных преступлений, имущественных прав и их нарушений, различного рода обязательств Псковская Судная грамота отражает новый этап эволюции понятия правонарушения. Однако и к середине XV века псковское право не избавилось от сосуществования и взаимовлияния двух подходов к пониманию правонарушения - частноправового и публично-правового. С точки зрения первого, правонарушение рассматривается как нарушение субъективного частного интереса или интересов общества. Соответственно, допускается частное воздействие на преступника - месть, самосуд, мировое соглашение. С точки зрения второго подхода, правонарушение является нарушением нормы, которая установлена государством [10]. Правонарушение, по Псковской Судной грамоте, включало в себя два аспекта: частноправовой и публично-правовой. Согласно первому, нарушался частный или общественный интерес, что влекло за собой частноправовое воздействие (месть, самосуд, мировое соглашение). Согласно второму, нарушалась норма права, установленная государством, что влекло за собой наказание, установленное государственной властью [10].

Критериями определения круга субъектов правонарушений являлись состояние свободы и возраст.

В Псковском княжестве все свободные, независимо от своего социального положения, люди несли равную ответственность за совершённые правонарушения, однако несвободные категории населения обладали ограниченной правоспособностью. Но они не были бесправными абсолютно и могли, в частности, выступать в качестве свидетелей в суде, вступать в брачные и обязательственные отношения и

К разновидностям гражданско-правовой ответственности, по Псковской Судной грамоте, можно отнести возмещение ущерба, восстановление исходного состояния, лишение права, лишение предмета, посредством которого причинён ущерб пострадавшей стороне [10].

Получили закрепление институты вещного права, т.е. права на вещи, центральным из которых являлось право собственности.

В Псковской судной грамоте есть и термин, определяющий недвижимость - отчина. Большое внимание уделяется земле как объекту права собственности.

Среди способов приобретения права собственности Псковская судная грамота упоминает давность владения. Этот древнейший способ был закреплен в ней в отношении пахотной земли и рыболовного участка водоема. При этом закон перечисляет ряд условий, без соблюдения которых невозможно приобретение права собственности по давности. Основным же способом приобретения права собственности являлись договоры и наследование. Известны были также находка и приплод.

Кроме права собственности, в Пскове имелось право пожизненного пользования – «кормля», которое устанавливалось для пережившего супруга (до его смерти или заключения нового брака, по сути - право временного пользования чужой вещью) и залоговое право.

Залог движимого имущества отличался от залога недвижимости. В первом случае заложенная вещь передавалась заимодавцу до уплаты долга. При залоге недвижимости она не переходила во владение залогодержателя. Собственник давал ему лишь соответствующие документы (письменные обязательства). Стоит отметить, что законодательство Пскова ставило в лучшее положение залогодержателя, особенно при залоге движимого имущества, обеспечивая тем самым интересы бояр-ростовщиков. Боярам было значительно проще отстаивать свои позиции в суде. От них обычно требовалось представление незначительных доказательств.

Усложнение хозяйственной жизни общества вывело на новый, более прогрессивный, этап обязательственное право, выразившееся всовершенствовании способов заключения договоров. Имелось три способа заключения договоров: устный, «запись» и «доска». К заключению устного договора, который чаще встречался в сельской местности, требовалось привлечение нескольких свидетелей. «Запись» - письменный документ, копия которого, скрепленная печатями, сдавалась в архив. Такая форма договора использовалась при заключении крупных сделок, оформлении поручительств и завещаний. «Доска» - тоже письменный документ, но он оформлялся при заключении незначительных сделок и в архив не сдавался [11].

В Псковской судной грамоте большое место уделено поручительствуи залогу как способу обеспечения исполнения обязательств. Поручительство (порука) применялось в случаях, когда сумма долга не превышала одного рубля. Возможен был залог движимого и недвижимого имущества. Залог недвижимого имущества не сопровождался передачей имущества кредитору, а вот движимое имущество, напротив, передавалось.

Законодательству и практике Пскова было известно значительно больше видов договоров, чем Русской Правде. К ним в первую очередь относятся: купля-продажа, мена, дарение, заем, ссуда, поклажа, имущественный и личный наем.

Купля-продажа «движимости» осуществлялась на торгу, без лишних формальностей. Договор заключался в устной форме, в свидетелях нужды не было. В случае обнаружения скрытых недостатков вещи договор расторгался. Добросовестного приобретателя закон защищал.

Купля-продажа недвижимости оформлялась письменно, при свидетелях. Совершение сделки в пьяном виде при последующем протесте протрезвевшего участника признавалось недействительным.

Отличительные особенности имел договор купли-продажи, заключаемый с иностранными купцами в Новгороде. Так, признавался законным только обмен товара на товар - мена,кредитные сделки были запрещены. Стоит отметить, что немецкие купцы имели преимущества: они должны были иметь свидетеля, имели право три дня осматривать товар. Передача товара происходила на немецком дворе. После того, как русский купец выносил товар с немецкого двора, сделка считалась необратимой.

Договор дарения оформлялся специальными грамотами с приложением печати и в присутствии свидетелей. Для тех, кому было затруднительно покинуть дом, допускалось оформление договора и на дому в присутствии священника или свидетелей, не являвшихся родственниками. При этом сделка была действительной только в случае дарения родственнику.

Порядок оформления договора займа зависел от размеров займа. Займ до одного рубля не оформлялся письменно, свыше рубля - запись была обязательна. Досрочно расторгнуть этот договор любая сторона могла в любой момент, но если это была инициатива кредитора, то он лишался права на проценты. Возвращение долга оформлялось распиской, копия которой сдавалась в архив.

Большое внимание уделялось договору поклажи (хранения имущества). Он оформлялся записью, где были перечислены все ценности, сдаваемые на хранение. Лишь в исключительных случаях допускалась передача вещей без записи, но тогда применялись такие доказательства, как присяга, поединок.

Пскову было известно наследование по закону и по завещанию. Наследниками по закону признавались переживший супруг, дети, родители, братья и сестры. Иногда ими могли быть и ближние родственники. При отсутствии близких родственников имущество могло быть завещано людям, не состоявшим в родстве с завещателем. Но даже сын лишался наследства, если отказывался содержать родителей и уходил из дому. Однако нужно учесть, что одновременно с наследством все обязательства наследодателя переходили к наследнику и уже он обязан был расплачиваться по долгам умершего.

Завещание в Пскове оформлялось письменно, почему и называлось «рукописанием». Оно должно было утверждаться путем положения его в ларь (архив) Святой Троицы.

Псковская Судная Грамота свидетельствует о развитии и уголовного института права, по мнению А. В. Хачатряна, прежде всего, уголовной ответственности - принципиально изменилась система наказаний, и система правонарушений [10,с.1].

Псковское право знало такие основания освобождения от уголовной ответственности, как особое психоэмоциональное состояние и состояние необходимой обороны [10,с.1].

Специфика преступлений против собственности, по Псковской Судной грамоте, заключается в том, что они тесно переплетаются с группой деяний, направленных против государственных интересов (кримская татьба, поджог).

По сравнению с Русской Правдой, преступлением считалось не только причинение вреда отдельному лицу, но и государству. Таким образом, складывалось понятие преступления как общественно опасного деяния. Кроме холопов, субъектом преступления признавались все. В случае совершения преступления несколькими лицами закон устанавливал одинаковую ответственность для всех соучастников. При этом Псковская судная грамота освобождала от ответственности при невинном причинении вреда.

Впервые в русском праве появляется понятие государственного преступления - измена (перевет). Близким к ней преступлением считался поджог. В средневековом городе пожар всегда был величайшим бедствием. Он же мог быть осуществлен и по заданию врага.

Псковская Судная грамота в отличие от Русской Правды считает преступлениями не только посягательства на личность и имущество, но и деяния, направленные против государства, его органов. Наличие норм, устанавливающих меры наказания за преступления против государства в Псковской Судной грамоте, а также их развитие в последующих кодификациях, свидетельствуют о постепенном вытеснении частноправового элемента правонарушения публично-правовым [10,с.1].

Значительно шире, чем в Русской Правде, квалифицированы имущественные преступления: разбой, грабеж, наход (разбой в составе шайки), конокрадство или кража, совершенная в третий раз.

Наиболее серьезным преступлением против личности было убийство, особенно отцеубийство и братоубийство. Существовала ответственность за нанесение побоев, оскорбление действием (например, вырыванием бороды).

Самым тяжким наказанием, применявшимся за наиболее опасные преступления, была смертная казнь. При этом казнь применялась разная: воров - вешали, поджигателей сжигали, изменников забивала толпа, убийцам отрубали голову. Иногда даже топили в водоеме.

Институт смертной казни, по Псковской Судной грамоте, органически вытекал из системы наказаний древнерусского права более раннего периода. Здесь не наблюдаются заимствования из европейского, римского права, что свидетельствует о самобытном, оригинальном характере развития всего древнерусского права.

Широко применялись и штрафы. Они были разными, в зависимости от тяжести преступления. Часть от них поступала князю, а часть - казну. Кроме того, виновный должен был возместить нанесенный материальный ущерб. Как правило, штрафы были очень велики и непосильны для бедноты и городских низов, загоняя их в кабалу к ростовщикам, боярам и купцам.

Законом не предусматривались телесные наказания, но, судя по многим признакам, они применялись.

Умысел в Псковской Судной грамоте прослеживается не явно, а на основе косвенных наблюдений и соответствующих умозаключений. В Грамоте прямо не различаются умышленные и неумышленные преступные деяния, однако по мнению А. В. Хачатряна, можно выявить различия обеих групп преступлений [10]. Псковская Судная грамота освобождала от ответственности при невиновном причинении вреда.

Древнерусское право уже с первых законодательных источников права знало понятие соучастия в совершении преступлений. Однако проблема соучастия в преступлении решалась в Грамоте иначе нежели в Русской Правде. По Псковской Судной грамоте, совокупность воли нескольких обвиняемых не меняла меры ответственности за совершенное преступление. Все соучастники несли солидарную ответственность за совершенное преступление без определения роли каждого из них.

Административное право находилась в стадии становления. Псковская Судная Грамота отражает первоначальную ступень становления административно-правовой ответственности.

К мерам административной ответственности можно отнести отстранение от должности и административные штрафы. Как отмечает А. В. Хачатрян, группа административных правонарушений только начинает формироваться, поскольку государственная власть была в тот период ещё некрепкая и поэтому недостаточно оформлена [10,с.1]. Предусматривались такие виды правонарушений, как неисполнение должностных обязанностей, вмешательство в деятельность государственных органов и должностных лиц.

Интересно проследить, допускались ли к правовым отношениям на равных такие категории, как женщины и иностранные граждане. Как и неудивительно для средневековой эпохи, женщина как субъект прав не выступает. Относительно возрастных ограничений можно отметить семилетний порог как возраст наступления уголовной ответственности за совершённые преступления.

Для иностранного подданного, совершившего преступление или правонарушение, судебное разбирательство и наказание определялись по законам той местности, где было совершено преступное деяние. Тем не менее, подвластные правителям русских земель и иностранные подданные обладали различным правовым статусом, что хорошо прослеживается уже в Русской Правде, согласно которой иностранцы могли представлять на суд меньшее количество послухов, а позднее закрепляется в период Псковской Судной грамоты.

Итак, самым полным источником права Псковского княжества можно назвать Псковскую Судную Грамоту. Этот источник права основан на обычном праве, вечевых постановлениях и договорных грамотах с князьями На основе статей Псковской Судной Грамоты можно увидеть особенности развития уголовного и гражданского права, совершенствование института гражданско-правовой ответственности. Административное право находилась в стадии становления. Псковская Судная Грамота отражает первоначальную ступень становления административно-правовой ответственности.

На примере института смертной казни, по Псковской Судной грамоте, который органически вытекал из системы наказаний древнерусского права более раннего периода можно сделать заключение о самобытном, оригинальном характере развития всего древнерусского права. Правовой статус присутствовал не у всех индивидов, например, не имелся у женщин, но даже иностранные граждане его с оговорками, имели, что отражает типично средневековую эпоху.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, в курсовой работе дана характеристика общественного и государственного строя Псковского княжества, проанализировать важнейшие процессы, происходившие в праве и судопроизводстве. Был привлечен определенный круг источников за период, обозначенный как хронологические рамки исследования.

Анализ научной литературы и изучение содержания права и судебной практики позволяют сделать, в соответствии с поставленной целю и задачами, следующие выводы.

Псковское феодальное княжество, отделившись от Новгородского, не было ее копией. Геополитические, экологические, экономические факторы предопределили сильную власть князя и меньшую роль боярства в общественном строе Пскова.

Юридически высшим органом власти считалось вече принятие главных решений выносилось на общенародное обсуждения»Вече решало широкий круг вопросов политической, хозяйственной жизни вече в Пскове значительно в большей степени учитывало интересы городской общины. Отсутствие крупного боярского землевладения в республике не позволяло боярству сосредоточить в своих руках всю политическую власть. Военная же опасность, постоянно угрожавшая Пскову, усиливала роль князя, что также ослабляло политическую роль боярства.

Судебный процесс в Пскове носил обвинительно-состязательный характер. Большое внимание уделялось доказательствам. Процесс был устным, а решение по нему выносилось в письменном виде в форме судной грамоты.

Самый крупный и содержательный источник права Псковского княжества - это Псковская Судная Грамота. На основе статей Псковской Судной Грамоты можно увидеть особенности развития уголовного и гражданского права, совершенствование института гражданско-правовой ответственности. На примере института смертной казни, получившем развитие в Псковской Судной Грамоте, можно сделать заключение о самобытном, свободном от европейских заимствований, характере развития всего древнерусского права.

В целом можно уверенно полагать, что в период, когда имелись объективные сдерживающие развитие государства и права факторы средневековья, право в Псковском княжестве было довольно прогрессивным на уровне эпохи вообще и древнерусского права, в частности.

Демократического характера Псковской боярской республики (вечевое законодательство, договоры Пскова с князьями, судебная практика, договоры с иностранными купцами и ремесленникам Псковской Судной Грамоте

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Боханов А.Н. История России. М.: ACT, 2001.- 368с.

2. Греков Б.Д. Крестьяне на Руси с древнейших времен до XVII века. Изд-во

Академии наук СССР, М.—Л., 1946. - 476с.

3. Иловайский Д.И. Собиратели Руси. М., 2003.

4. Костомаров Н. Севернорусские народоправства во времена удельно-вечевого уклада (история Новгорода, Пскова и Вятки). Т. 1. Спб., 1886.

5. Мартысевич И.Д. Псковская судная грамота. М., 1951.

6. Митрополит Евгений (Болховитинов). История княжества Псковского / Сост. Н.Ф.Левин, Т.В.Круглова. - Псков: областная типография, 2009. - 416 с.

7.Масленникова Н.Н. Присоединение Пскова к русскому централизованному государству. Л., 1955.

8. Песьяков С.А. Проблематика истории Псковского княжества (XIII–XVI вв.) в отечественной историографии // История. - 2003. №1. – С.22-26.

9.Тихомиров М. Н. Источниковедение истории СССР с древнейших времен до конца XVIII в. Курс истории СССР, т. I, ОГИЗ, М., 1940.

10. Хачатрян А. В. Правонарушения и юридическая ответственность по Псковской Судной грамоте: автореферат дисс. URL: http://www.law-n-life.ru/numbers/105_1_2.htm].

11. Чибиряев С.А. История государства и права России. М.: Былина, 1998. – 506с.

Главная Страница