Основания прекращения обязательств

Проект ГК РФ дополняет ст. 407 ГК РФ новым пунктом, в силу которого стороны вправе своим соглашением прекратить обязательство и определить последствия его прекращения, если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства.

Следует отметить, что судебная практика и ранее допускала возможность прекращения обязательства иным способом, не предусмотренным Гражданским кодексом РФ (см., например, Постановление Президиума ВАС РФ от 19.12.2006 N 11659/06 по делу N А42-422/2005).

Отступное

В ст. 409 ГК РФ в редакции Проекта ограничен перечень объектов, предоставлением которых может быть прекращено обязательство. К таким объектам относятся только денежные средства и иное имущество.

Прекращение обязательства зачетом

Проект устанавливает, что обязательство прекращается зачетом в момент получения одной стороной заявления другой о зачете встречного однородного требования. Следует отметить, что судебная практика и ранее исходила из аналогичного положения (см., например, Постановления Третьего арбитражного апелляционного суда от 29.06.2010 по делу N А33-325/2010, от 20.05.2008 N А33-8987/2007-03АП-616/2008 по делу N А33-8987/2007, Четвертого арбитражного апелляционного суда от 29.03.2010 по делу N А19-20247/2009).

Также Проект ГК РФ корректирует перечень случаев недопустимости зачета.

Прекращение обязательства совпадением

Должника и кредитора в одном лице

Дополняя ст. 413 ГК РФ, Проект ГК РФ допускает возможность ситуации, когда совпадение должника и кредитора в одном лице не является основанием для прекращения обязательства. Однако такая ситуация возможна только в случаях, предусмотренных законом или вытекающих из существа обязательства.

Следует отметить, что в настоящее время судебная практика исходит из того, что существование обязательства, в котором плательщик и получатель платежа являются одним и тем же лицом (совпадают должник и кредитор), гражданским законодательством не предусмотрено (Определение Верховного Суда РФ от 15.02.2011 N 5-В10-100).

Прекращение обязательства новацией

Проект ГК РФ несколько упрощает определение новации. Также он устраняет запрет новирования обязательств по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью, и по уплате алиментов.

Прощение долга

Проект ГК РФ определяет, что моментом прекращения обязательства путем прощения долга является момент получения должником соответствующего уведомления кредитора, если должник в разумный срок не направит кредитору возражений против такого прощения. Последнее обстоятельство сближает прощение долга с дарением. Пунктом 1 ст. 573 ГК РФ установлено, что одаряемый вправе в любое время до передачи ему дара отказаться от него.

Сходство между абз. 2 ст. 415 ГК РФ в редакции Проекта и п. 1 ст. 573 действующего ГК РФ может привести к спорам о том, является ли прощение долга разновидностью договора дарения. Это связано с тем, что из абз. 2 ст. 415 ГК РФ в редакции Проекта можно сделать вывод о том, что для прощения долга необходимо молчаливое согласие должника.

Исходя из действующей редакции ст. 415 ГК РФ прощение долга является односторонней сделкой, поскольку выражение "обязательство прекращается освобождением" не содержит указания на какое-либо соглашение между кредитором и должником (см., например, Определение ВАС РФ от 08.02.2010 N ВАС-384/10 по делу N А65-5037/2009-СГ-3, "Обзор кассационной и надзорной практики Пермского краевого суда по гражданским делам за первое полугодие 2010 года", утвержденный президиумом Пермского краевого суда 06.08.2010 (определение N 33-157 от 26.01.2010)).

Кредитор своим односторонним актом освобождает должника от соответствующей обязанности и тем самым прекращает обязательство. Дарение же предполагает обязательное согласие одаряемого принять дар, и именно поэтому оно является договором.

Однако в судебной практике существует позиция, признающая прощение долга разновидностью договора дарения (Постановления ФАС Московского округа от 26.01.2009 N КГ-А40/11632-08 по делу N А40-24385/08-30-76, А40-24903/08-30-84, ФАС Северо-Западного округа от 22.01.2010 по делу N А56-59421/2008).

Данная позиция основана на п. 3 Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 N 104 "Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств". В этом пункте Президиум ВАС РФ предусмотрел возможность квалифицировать прощение долга как дарение, но только если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. Во всех остальных случаях, исходя из этого разъяснения, прощение долга дарением не является.

Об отсутствии намерения кредитора одарить должника может свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами (Определение ВАС РФ от 16.02.2010 N ВАС-15955/09 по делу N А65-5053/2009-СГ3-33, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 09.07.2010 по делу N А53-21595/2009).

Прекращение обязательства невозможностью исполнения

Вводимые Проектом ГК РФ изменения сводятся к исключению из Гражданского кодекса РФ так называемой первоначальной невозможности исполнения обязательства. В судебной практике этот вид невозможности исполнения применялся крайне редко.

В частности, ФАС Волго-Вятского округа указал, что договор купли-продажи недвижимого имущества прекращается вследствие невозможности исполнения обязательства, если собственник не может передать вещь, поскольку она находится в чужом незаконном владении (вопрос 11 "Рекомендаций научно-консультативного совета о практике применения гражданского законодательства", одобренных президиумом ФАС Волго-Вятского округа от 14.03.2008 N 1).

Прекращение обязательства на основании акта органа

Государственной власти или органа местного самоуправления

Относительно этого основания прекращения обязательства Проект ГК РФ вносит следующие изменения.

1. Прекращение обязательства возможно не только на основании акта органа государственной власти, но и на основании акта органа местного самоуправления.

Аналогичное по содержанию разъяснение содержится в п. 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 N 104 "Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств".

2. Обязательство не считается прекращенным, если издание акта органа государственной власти или органа местного самоуправления, повлекшее невозможность исполнения обязательства, вызвано неправомерными действиями (бездействием) самого должника.

Договор

Действие договора

Проект ГК РФ устанавливает возможность неприменения нормы ст. 425 ГК РФ, согласно которой условия договора могут распространяться на отношения сторон, возникшие до его заключения. Данная норма не может применяться, если иное предусмотрено в законе или это вытекает из существа отношений сторон.

При этом в судебной практике действующая редакция данной статьи понимается ограничительно. Так, в срок договора аренды арбитражные суды не включают тот период времени до момента подписания договора, который был урегулирован сторонами (Постановления ФАС Северо-Западного округа от 23.04.2008 по делу N А66-2934/2007 и от 12.07.2006 по делу N А13-12959/2005-04). Также до заключения договора комиссии не могут заключаться сделки во исполнение этого договора (п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 17.11.2004 N 85 "Обзор практики разрешения споров по договору комиссии", Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 06.03.2006 N А19-10963/97-12-Ф02-744/06-С2 по делу N А19-10963/97-12).

Кроме того, ст. 425 ГК РФ дополняется п. 5, согласно которому в предусмотренных законом или договором случаях договор вступает в силу с момента нотариального засвидетельствования даты его заключения.

Публичный договор

Проект ГК РФ предлагает заменить в ст. 426 ГК РФ указание на одну из сторон публичного договора: "лицо, занимающееся предпринимательской деятельностью" вместо "коммерческая организация". Такое изменение продиктовано потребностями деловой практики, поскольку публичные договоры заключаются также и некоммерческими организациями в процессе ведения ими предпринимательской деятельности. К примеру, оказание платных образовательных и медицинских услуг соответствующими некоммерческими организациями не подпадало под действие данной статьи и контрагенты таких организаций становились в неоправданно менее выгодное положение по сравнению с клиентами медицинских и образовательных коммерческих организаций.

Разрешение таких споров в суде противоречило дословному содержанию п. 1 ст. 426 ГК РФ. К примеру, в Постановлении Седьмого арбитражного апелляционного суда от 04.06.2008 N 07АП-2683/08(2) по делу N А03-2529/08-10 (данное Постановление было отменено из-за процессуальных нарушений) указано, что договор образовательного учреждения об оказании платных услуг признается публичным договором. В другом деле (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 05.11.2003 N А05-1936/03-72/24) арбитражный суд пришел к выводу, что к договору, заключаемому некоммерческой организацией, могут применяться правила о публичном договоре по аналогии закона со ссылкой на ст. 6 ГК РФ.

Комментируемая статья предусматривает предоставление льгот различным категориям потребителей только в отношении цены. Все иные условия публичного договора должны быть одинаковы для всех, то есть не должны содержать преимуществ отдельных потребителей или оказания им предпочтения.

Не нашла отражения в новой редакции ст. 426 ГК РФ правовая позиция Конституционного Суда РФ о недопустимости одностороннего расторжения публичного договора стороной, обязанной к его заключению (Определение Конституционного Суда РФ от 06.06.2002 N 115-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мартыновой Евгении Захаровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 779 и пунктом 2 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации"). Однако эта позиция применяется в судебной практике (Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 18.02.2010 по делу N А28-14727/2009, ФАС Восточно-Сибирского округа от 08.10.2009 по делу N А33-2822/08, ФАС Западно-Сибирского округа от 17.12.2010 по делу N А46-4677/2010) и ее значение не будет утрачено и в случае принятия Проекта.

Договор присоединения

Проект дополняет ст. 428 ГК РФ положением о распространении правил расторжения договора присоединения на договоры, положения которых определяются одной из сторон, при том что другая не может согласовывать отдельные условия договора без определенных затруднений.

Указанная ситуация может быть обозначена термином "использование стандартных условий", которые в соответствии с п. 2 ст. 2.1.19 Принципов УНИДРУА 2004 г. предварительно подготавливаются одной из сторон для общего и неоднократного использования и применяются без фактических переговоров с другой стороной.

Следует отметить, что в судебной практике уже имеются примеры применения ст. 428 ГК РФ к предпринимательским договорам. Так, в п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 147 "Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре" указывается, что положения законодательства о договоре присоединения могут применяться не только для договоров с физическими лицами, но и с предпринимателями. Осведомленность предпринимателя об условиях заключаемого договора не является основанием для неприменения положений законодательства о договоре присоединения (п. 3 ст. 428 ГК РФ), если заемщик не мог изменить эти условия.

Президиум ВАС РФ по аналогии закона распространил на соглашения между предпринимателями действие нормы Гражданского кодекса РФ о возможном расторжении или изменении договора присоединения, если этот договор лишает сторону прав, обычно предоставляемых в аналогичных случаях (п. 2 ст. 428 ГК РФ).

Также в указанном пункте Информационного письма N 147 отмечается, что согласование суммы кредита не свидетельствует о том, что иные условия кредитного соглашения не были навязаны заемщику.

При этом навязывание контрагенту по договору обременительных для него условий не соответствует принципу добросовестности. В такой ситуации пострадавшая сторона независимо от наличия или отсутствия статуса предпринимателя вправе использовать особые правовые средства защиты, предусмотренные для договора присоединения.

Предварительный договор

Применительно к предварительному договору Проект ГК РФ содержит следующие новеллы.

Заключая предварительный договор, стороны должны согласовать не все существенные условия основного договора, предусмотренные законом, а только его предмет. Это следует из п. 3 ст. 429 ГК РФ в редакции Проекта.

Те условия основного договора, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение при заключении предварительного договора, также должны быть включены в предварительный договор.

Данная новелла сводит на нет правовой риск признания предварительного договора незаключенным, если сторонами кроме предмета основного договора не согласованы иные установленные законом существенные условия (например, срок, цена договора). Особенно это важно для договоров, в отношении которых законодатель предусмотрел несколько существенных условий (например, договор страхования, доверительного управления имуществом, долевого участия в строительстве). В качестве примера можно привести Определение ВАС РФ от 28.07.2010 N ВАС-8871/10 по делу N А49-4202/2008/2008-186/24.

В настоящее время такие предварительные договоры являются незаключенными, что следует из действующей редакции п. 3 ст. 429 ГК РФ.

Однако даже в случае принятия новой редакции этой статьи предварительный договор будет являться незаключенным, если в нем не будет определен предмет основного договора.

Согласно действующей редакции п. 5 ст. 429 ГК РФ в случаях, когда сторона, заключившая предварительный договор, уклоняется от заключения основного договора, применяются положения, установленные п. 4 ст. 445 ГК РФ. Комментируемый пункт дополнен вторым абзацем, в соответствии с которым разногласия сторон по условиям основного договора рассматриваются судом в порядке, определенном ст. 446 ГК РФ.

В связи с этим следует обратить внимание на то, что Проект ГК РФ дополняет упомянутую ст. 446 ГК РФ, согласно которой разногласия, возникшие при заключении договора и не переданные на рассмотрение суда в течение шести месяцев с момента их возникновения, не подлежат урегулированию в судебном порядке.

Рамочный договор

Статья 429.1 ГК РФ, предлагаемая Проектом ГК РФ, легализует в российском праве рамочный договор. Под рамочным понимается договор, определяющий общие условия обязательственных взаимоотношений сторон, которые могут быть конкретизированы и уточнены сторонами путем заключения отдельных договоров, подачи заявок одной из сторон или иным образом на основании либо во исполнение рамочного договора.

Этот договор известен в деловой практике, но его заключение в настоящее время сопряжено с существенными правовыми рисками.

Рамочный договор в силу сложившейся деловой практики определяется как договор, в котором оговариваются общие предварительные условия соглашения, подлежащие уточнению при подготовке основного договора. Данный договор фиксирует намерение сторон продолжить сотрудничество в условиях, когда нет возможности определить объем и стоимость работ (см., например, Постановления Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.12.2008 по делу N А05-8872/2008, Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.06.2009 N 09АП-9342/2009-АК по делу N А40-40998/09-96-166, от 25.06.2009 N 09АП-9302/2009-АК по делу N А40-40951/09-149-230, от 25.06.2009 N 09АП-9963/2009-АК по делу N А40-40993/09-79-243, от 24.08.2009 N 09АП-13929/2009-АК по делу N А40-40958/09-2-254). Сходное определение рамочного договора дает и Проект ГК РФ.

Следует отметить, что в соответствии с судебной практикой рамочный договор признается незаключенным до тех пор, пока стороны дополнительно не согласуют все существенные условия "основного" договора, поскольку в рамочном договоре в силу его правовой природы не определен предмет обязательств сторон (Постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.03.2010 по делу N А56-62888/2009, от 09.03.2010 по делу N А56-33315/2009).

Таким образом, рамочный договор в настоящее время сам по себе никак не защищен российским правом, однако такая защита появится после принятия новой редакции части первой ГК РФ, в частности ст. 429.1.

Опционный договор

Регулирование опционного договора в определенной мере компенсирует введение запрета на установление зависящего от воли одной из сторон условия договора (п. 3 ст. 157 ГК РФ в редакции Проекта).

Предлагаемая Проектом ГК РФ ст. 429.2 устанавливает, что по опционному договору (опциону) одна сторона посредством безотзывной оферты предоставляет другой стороне безусловное право заключить договор на условиях, предусмотренных опционом. Таким образом, заключение договора на условиях, определяемых по усмотрению одной из сторон соглашения, в обход запрета, установленного в п. 3 ст. 157 ГК РФ в редакции Проекта, становится возможным с использованием конструкции опциона. Юридически опцион не является договором, совершенным под условием, так как в результате его заключения у одной из сторон появляется возможность акцептовать оферту, т.е. заключить договор в будущем.

Абонентский договор

В ст. 429.3 Проект ГК РФ легализует широко распространенный в деловой практике абонентский договор. Под абонентским понимается договор, предусматривающий внесение одной из сторон (абонентом) определенных, в том числе периодических, платежей или иного предоставления за право требовать от другой стороны (исполнителя) предоставления предусмотренного договором исполнения в затребованном количестве (объеме) либо на иных условиях, определяемых абонентом.

В этой статье подчеркивается, что абонент обязан вносить платежи или предоставлять иное исполнение по абонентскому договору независимо от того, затребовал ли он от исполнителя соответствующее исполнение, если иное не предусмотрено законом или договором.

Недействительность договора

Наряду с признанием недействительными сделок в российское гражданское право вводится институт признания недействительными договоров. В ст. 431.1 ГК РФ в редакции Проекта говорится о том, что недействительные договоры являются частным случаем недействительных сделок.

Важным нововведением является прямое закрепление в п. 4 этой статьи правила о том, что сторона, принявшая от контрагента исполнение по договору, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и при этом полностью или частично не исполнившая своего обязательства, не вправе требовать признания договора недействительным, за исключением случаев признания договора недействительным по основаниям, предусмотренным статьями 173, 178 и 179 ГК РФ в редакции Проекта.

Также рассматриваемая статья устанавливает специальное правило, в соответствии с которым в случае признания недействительным по требованию одной из сторон являющегося оспоримой сделкой договора, исполнение которого связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, общие последствия недействительности сделки применяются, если иные последствия недействительности договора не предусмотрены соглашением сторон, заключенным после признания договора недействительным и не затрагивающим интересы третьих лиц, а также не нарушающим публичные интересы.

Главная Страница