О государственных служителях верховной власти

В предыдущей главе я говорил о сходных частях государства. В этой главе я буду говорить о частях органических, каковыми являются государственные служители.

Кто является государственным служителем. Государственным служителем является тот, кому суверен (будь то монарх или собрание) поручает известный круг дел с полномочиями представлять в нем лицо государства. И так как каждый человек или собрание, обладающие верховной властью, представляют два лица или, как чаще выражаются, имеют два качества: одно – естественное, а другое – политическое (например, монарх является носителем лица не только государства, но также человека, а верховное собрание является носителем лица не только государства, но также собрания), то государственными служителями являются не те, кто служит носителю верховной власти в его естественном качестве, а лишь те, кто служит суверену для управления государственными делами. Поэтому при аристократиях и демократиях государственными служителями не являются полицейские, сержанты и другие чиновники, дежурящие в собрании исключительно для удобства членов собрания, а при монархии – дворецкие, камердинеры, казначеи и другие чиновники двора монарха.

Служителю для общего управления. Некоторым из государственных служителей поручается общее управление или всем государством, или лишь частью его. Служителями для управления всем государством являются протекторы и регенты, которым предшественник несовершеннолетнего короля поручает на время его несовершеннолетия все управление королевством. В этом случае каждый подданный обязан повиноваться такому протектору постольку, поскольку распоряжения и повеления последнего будут даны от имени короля и не будут несовместимы с его верховной властью. Служителями для управления частью государства или провинцией являются губернаторы, наместники, префекты или вице‑короли, которым монарх или верховное собрание поручает управление. И в этом случае каждый из жителей этой провинции обязан подчиняться всем распоряжениям, сделанным от имени суверена и не наносящим никакого ущерба правам верховной власти. Ибо все права таких протекторов, вице‑королей и губернаторов обусловлены волей суверена и никакое поручение, которое может быть им дано, не должно быть истолковано как волеизъявление суверена перенести на них верховную власть, если такое намерение не выявилось в ясных и недвусмысленных словах. Такого рода государственные служители сходны с нервами и сухожилиями, приводящими в движение различные члены человеческого тела.

Для специального управления, как, например, для управления хозяйством. Другие служители ведают специальной отраслью управления, т. е. им поручен специальный круг дел внутри страны или за границей. Из специальных отраслей управления внутри страны на первом месте стоит управление государственным хозяйством. Государственными служителями являются те, кто имеет полномочия в отношении казны, т. е. те, кому поручено собирание, получение налогов, пошлин, земельных податей и оброков • всяких других государственных доходов, а также собирание, получение и проверка отчетности по этим статьям. Служителями они являются потому, что служат лицу‑представителю и ничего не могут предпринять против его приказаний и без его полномочии; государственными – потому, что они служат ему в его политическом качестве.

Государственными служителями являются, во‑вторых, те, кому даны полномочия в отношении войска, т. е. те, кому поручена охрана оружия, фортов и портов, или те, кому поручены набор, оплата солдат, или предводительство ими, или снабжение всем необходимым для войны на суше и на море. Однако солдат, не принадлежащий к командному составу, хотя и сражается за государство, не представляет в силу этого лица государства, так как ему не перед кем представлять его. Ибо всякий имеющий командование представляет лицо государства лишь перед теми, кем он командует.

Для наставления народа. Служителями верховной власти являются также те, кто имеет полномочия учить или делать других способными учить людей их обязанностям по отношению к верховной власти и наставлять их в отношении того, что справедливо и что несправедливо, дабы сделать их склонными жить в благочестии и мире между собой и противостоять врагу государства. Служителями они являются потому, что то, что они делают, они делают не по собственному праву, а на основании полномочий других, а государственными – потому, что они делают это (или должны делать) на основании полномочий одного лишь суверена. Лишь монарх или верховное собрание имеют полномочия непосредственно от Бога учить и наставлять людей, и никто, кроме суверена, не получает своей власти просто Dei gratia, т. е. по милости одного лишь Бога. Все прочие получают ее по милости и промыслу Божьему и их суверенов, например в монархии Dei gratia et regis, или Dei providentia et voluntate regis.

Для отправления правосудия. Служителями являются также те, кому поручено судопроизводство, ибо в своем судейском кресле они представляют лицо суверена и их приговор есть его приговор. В самом деле, как уже было раньше указано, все судебные функции суть существенная часть верховной власти, и поэтому все судьи есть служители того или тех, кто имеет верховную власть. И так как споры бывают двоякого вида, а именно в отношении факта и в отношении закона, то одни судебные решения касаются фактов, другие – законов, и, следовательно, в одной и той же тяжбе могут быть два судьи, из которых один решает проблему факта, а другой – проблему закона.

По поводу обоих этих споров может возникнуть спор между одной из тяжущихся сторон и судьей. А так как и стороны, и судья являются подданными суверена, то беспристрастное решение их спора должно быть предоставлено людям, выбранным по взаимному соглашению, ибо никто не может быть судьей в собственном деле. Но суверен уже выбран судьей с согласия их обоих, а поэтому он или сам должен слушать и решать это дело, или же должен назначить судьей человека, который устроит обе спорящие стороны. Это согласие сторон устанавливается различными путями. Во‑первых, если ответчик имеет разрешение дать отвод тем судьям, которые представляются ему заинтересованными в неблагоприятном для него решении (ибо что касается истца, то последний уже выбрал своего судью), то те, которым он не дает отвода, являются судьями, на назначение которых он дал свое согласие. Во‑вторых, если ответчик апеллирует к какому‑нибудь другому судье, то дальше апеллировать он не может, ибо его апелляция есть его выбор. В‑третьих, если он апеллирует к самому суверену и последний самолично или через уполномоченных, на которых согласятся обе стороны, выносит приговор, то этот приговор является окончательным, ибо ответчик был судим его собственными судьями, т. е. им самим.

Рассматривая особенность справедливой и разумной организации правосудия, я не могу не отметить превосходную организацию судов в Англии как по исковым, так и по уголовным делам. Под исковыми делами я разумею такие, в которых как истец, так и ответчик являются подданными, а под уголовными (называемыми также делами королевской скамьи) – такие, в которых истцом является суверен. Так как было два сословия людей, из которых одни были лордами, другие – простолюдинами, то лорды имели привилегию быть судимыми во всех уголовных делах только лордами и столькими, сколько захотят присутствовать. И так как это считалось милостивой привилегией, то лорды имели лишь таких судей, каких они сами желали. И во всех тяжбах каждый подданный (так же, как и лорды в гражданских тяжбах) имел судьями людей из того графства, где находится объект тяжбы, причем тяжущиеся стороны могли дать отвод назначенным им судьям, пока, наконец, столковавшись на двенадцати человеках, они были судимы этими двенадцатью судьями. Таким образом, имея желательных ей судей, тяжущаяся сторона не могла представлять никакого довода против окончательности приговора. Эти государственные лица, имеющие полномочия от верховной власти учить или судить людей, являются такими членами государства, которых можно соответственно сравнить с органами человеческого голоса в естественном теле.

Для приведения в исполнение. Государственными служителями являются также те, кто имеет полномочия от суверена заботиться о приведении в исполнение судебных решений, обнародовать повеление суверена, подавлять беспорядки, арестовывать и заключать в тюрьму преступников, а также совершать другие акты, имеющие целью сохранение мира. Ибо всякий акт, который они совершают на основании таких полномочий, является актом государства, и их функции соответствуют функциям рук в естественном теле.

Государственными служителями за границей являются те, кто представляет лицо своего суверена в иностранных государствах. Таковы послы, курьеры, агенты и герольды, посланные в качестве доверенных лиц для выполнения государственных дел.

Однако посланцы, имеющие полномочия от какой‑нибудь частной партии переживающего смуту государства, хотя бы они были приняты, не являются ни государственными, ни частными служителями государства, ибо никакое их действие не совершается по полномочию государства. Частным лицом является также посол, отправленный государем, с тем чтобы принести поздравления, выразить соболезнование или присутствовать при каком‑нибудь торжестве, ибо, хотя он имеет государственные полномочия, само поручение является частным и принадлежит ему в его естественном качестве. Точно так же если человек послан в другое государство с тайной миссией выведать планы и силы этого государства, то хотя он имеет полномочия от государства и государственное поручение, однако, так как никто не замечает в нем иного лица, кроме его собственного, он является лишь частным служителем, но все же служителем государства, и его можно сравнить с глазом в естественном теле. И те, кто назначен принимать прошения и другие сообщения от людей, являясь как бы ушами государства, есть государственные служители и представляют в этой должности суверена.

Советники, не исполняющие иных функций, кроме подачи совета, не являются государственными служителями. Советник не является государственным лицом, точно так же не является таковым государственный совет, если мы принимаем, что на него не возложены ни судебные, ни командные функции, а лишь обязанность давать советы суверену, когда это требуется, или предлагать их, когда этого не требуется. Ибо со своими советами советник обращается лишь к суверену, чья персона не может быть при условии его собственного присутствия представлена ему кем‑то другим. Но советники никогда не имеют других функций, судебных или по непосредственному управлению. Так, при монархии они представляют монарха, передавая его приказы государственным служителям. При демократии совет или сенат предлагает народу в качестве совета результаты своих обсуждений. Однако когда они назначают судей, или слушают судебные дела, или дают аудиенции послам, то они это делают в качестве служителей народа. А при аристократии государственный совет является самим верховным собранием и дает советы лишь самому себе.

Глава XXIV

Главная Страница