Личность Падишах-хатун и Лале-хатун

Все источники и старые хроники единодушно отмечают, что Падишах-хатун была наделена выдающейся красотой и различными добродетелями и обладала прекрасным характером. Будучи государыней, она проявляла заботу об ученых и достойных людях и стремилась улучшить их жизнь. Ее прирожденная доброта, дели­катность и высокая одаренность увековечили память о ней не только среди ее современников, но и среди будущих поколений. Она была прекрасным каллиграфом31 и поэтом. Она украшала переплеты древних стихотворных сборников, а переписанные ее рукой книги Корана и стихотворные диваны занимали видное место в библиотеках того времени32.

Ниже приводятся четверостишия Падишах-хатун, со­бранные из различных источников. Эти стихи говорят о том, что она была яркой фигурой среди поэтов своего времени. К сожалению, борьба за престол в средневековых: восточных странах была делом обычным, она захватила и Падишах-хатун.

Вот некоторые из ее стихов33:

Хар чанд ки, фарзанд-и улуг султанам

Йа мивай-и бустан-и дил-и Турканам

Михандам аз икбал у саадат ликан

Мигирйам аз ингурбат-и би пайанам.

Хотя я и дитя великого султана,

И плод сада сердца Туркан,

И делаю вид, что смеюсь от удач и счастья,

Но плачу я из-за этой бескрайней чужбины.

Ан руз ки дар азал нишанаш карданд

Асайиш-и джан-и бидиланаш карданд

Дави-йи лаб-и нигар микард набат34

3-ан ду-си сих-дар даханаш карданд

Давно, в тот день, когда хотели воссоздать ее,

То создана она была для успокоения душ влюбленных

Сахарный тростник утверждал, что он — уста возлюбленной

Но его уста сомкнули двумя-тремя колючками.

Сиби ки зи даст-и ту нихани расадам

Зу бу-йи хайат-и джавидани расадам

Чун нар дилам бихандад аз шади-йи ан

Гар даст у каф-и ту дустгани расадам

Яблоко, поднесенное мне твоею рукой скрытно,

Доставляет мне аромат вечной жизни.

Сердце мое от радости раскрывается, словно гранат,

Когда руки и ладони твои дружески касаются меня.

Ман ан занам ки, хама кар-и ман никукарист

Ба зир-и микнаа-йи ман баси кулахдарист

Дарун-и парда-йи исмат ки, такйагах-и манаст

Мусафиран-и Саба-ра гузар бадушварист

Я — та женщина, чьи деяния только благо.

Под моим покрывалом всесильный венец.

За завесу беспорочности, что моим является оплотом,

Вряд ли проникнут рассеянные ветрами Сабы.

На хар зани баду газ микнааст кадбану

На хар сари бакулахи саза-йи сардарист

Бахар ки микнаа бахшам аз сэрам гуйад

Чи джа-йи микнаа тадж-и хизар динарист

Ман ан шахам зи нажад шахан-и улуг султан

Зи ма баранд агар дар джахан джахандарист

Не каждая женщина, укрывшись двухаршинным покрывалом, станет госпожой,

Не каждая голова, покрытая шапкой, достойна носить венец.

Каждый, кому я дарю покрывало со своей головы, говорит:

«Это не покрывало, а венец в тысячу динаров!»

Я — шах из рода падишахов, подобных великим султанам,

И если есть в мире миродержавие, то исходит оно от нас!

Бар лал ки дид харгиз аз мишк ракам

Йа галиййа бар нуш куджа кард ситам

Джана асар-и хал-и сийах бар лаб-и ту

Тарики-йу аб-и зиндаганист бахам 35.

Кто видел когда-либо на рубине надпись из мускуса?

Или же галийя когда-либо угнетала напиток жизни?

Любимый! Черная родинка на твоей губе

Подобна ночи и живой воде, слитым воедино!

У Хондемира (т. III, с. 270—271) и в «Парданешинан-и Сухангуй» (с. 19) есть такой отдельный бейт:

Хам-иша бад сар-и зан ба-зир-и микнаа

Ки тар у иуд-и вай аз исмату никукарист

Да будет голова женщины вечно под покрывалом,

Ибо основа и уток его состоят из благочестия и добродетели.

Ман агар тауба зи май кардаам ай сарви сахи

Ту худ ин тауба накарди ки мара ми надахи

Бас гусса ки аз чашма-и нуш-и ту расид

Та даст-и ман имруз бадуш-и ту расид

Дар гуш-и ту данаха-йи дурр мибинам

Аб-и чишмам магар багуш-и ту расид

О стройный кипарис! Сколь бы я ни зарекалась пить вино,

Ты же не зарекся поить меня вином!

Тоска по твоим губам переполнила меня

Прежде, чем сегодня рука моя дотронулась до твоих плеч.

Я вижу жемчужины в сережках, что в ушах твоих,

Как бы они не оказались моими слезами!

Джамал-и сайа-йи худ з-ан дариг мидарам

Аз афтаб ки у шахр кард базарист

Агар чи бар хама алам-и ман худавандист

Вали баназд-и худа пишаам парастарист

Чтобы укрыть красоту своей тени от непутевого солнца,

Я живу под завесой целомудрия.

И хотя я владыка, взявшая в свои руки управление всем миром,

Я — наложница, живущая под богом.

Приведенные стихи Падишах-хатун в разных источниках имеют разночтения. Они подписаны ее псевдонимом Лале (Тюльпан) и взяты исследователем Хаййампуром из разных сочинений36, Ахмед Али Хан-и Везири считает, что Падишах-хатун писала под псевдонимом Иффати (Женская честь, скромность, целомудрие)37, однако это не подтверждается другими исследователями. Что касается Шамс ад-Дина Сами и Мехмед Зихни, то они считают, что Падишах-хатун и Лале-хатун люди разные, и поэтому изучали их наследие как наследие разных поэтов.

Монет с именем Падишах-хатун найдено всего две, которые хранятся в Берлинском музее; на них выбито: «Гайхату падишах-и джахан худаванд-и Алам Падишах-хатун» («Гайхату-падишах вселенной госпожа мира Падишах-хатун»)38.

В мадхиййе (восхвалении), посвященном Падишах-хатун, есть и такие стихи39:

Агар сад бар-и дигар дастан-ра

Аз сар гиранд дауран-и джахан-ра

Хумайун пайкари фархунда фали

Худжаста талии зиба хисали

Базиб-у фарр-и у бар тахт-и шахи

Нихахад дид чаши падшахи.

Если сотни раз историю

Вращения мира начнут сначала,

То [снова] у тебя стан августейший,

Благороднейшая судьба, прекрасные свойства.

Такой красоты и ореола на шахском престоле

Никогда не увидеть ни у одного падишаха.

АБИШ-ХАТУН

В ГОСУДАРСТВЕ АТАБЕКОВ ФАРСА (САЛГУРИДОВ)

V

АБИШ-ХАТУН

В хронологическом порядке четвертой мусульманской государыней является Абиш-хатун, но по указанным выше обстоятельствам она поставлена у нас пятой. Абиш-хатун была знаменитой тюрчанкой, официальной владычицей государства атабеков из династии Салгуридов в Фарсе. Правила она в 662-686 гг.х. (1263—1287 гг.)

Чтобы яснее представить, в каких условиях Абиш-хатун стала государыней, как обычно остановимся на истории создания государства Салгуридов.

Образование и развитие государства Салгуридов

Салгур (или Салгар) была предводителем одной из групп туркмен. После многочисленных странствий 10 тыс. туркмен этой группы перебрались в Хорасан. Когда сельджуки полностью овладели Ираном, Салгур прибыл ко двору султана Мелик-шаха (1072—1092), где был назначен эмир-хаджибом1.

В 542 г. х. (1147 г.) наместник сельджукидов в Фар­се убил одного из салгуридов, что послужило поводом для восстания, в результате которого салгурид Сунгур ибн Маудуд (1148—1161) захватил Фарс и объявил о своей независимости. Так возникло государство Салгу­ридов со столицей в Ширазе. Однако независимым оно было недолго, и салгуриды, превратившись в вассалов, стали платить дань сельджукидам, атабекам Азербайд­жана, а в правление атабека Сада ибн Зенги (1197— 1226) дань стала выплачиваться хорезмшахам, которые даже отобрали у салгуридов ряд населенных пунктов близ Истахра.

Шестой правитель Фарса, атабек Абу-Бакр ибн Саад (1226—1260), под угрозой монгольского нашествия был вынужден признать их сюзеренитет. Он обязался пла­тить монголам ежегодно 30 тыс. динаров дани и при­нять монгольского наместника. Тем самым атабек Абу-Бакр спас Фарс от разграбления. Монголы даровали ему титул Кутлуг-хана2.

В правление Абу-Бакра государство Салгуридов пережило свой расцвет. В это время ему подчинился ряд островов Персидского залива3.

Абу-Бакр умер в возрасте 77 лет. Жизнь и деятель­ность этого правителя стали объектом восхваления не только в «Гюлистане» Сзади, но и в произведениях многих других современных ему поэтов.

В 1260 г. престол Салгуридов в Фарсе занял сын Абу-Бакра атабек Саад II. Когда его провозгласили правителем, он находился при дворе ильханов. Первым государственным актом Саада II был приказ о чеканке монет от его имени. В Шираз же Саад II так и не попал, пробыв государем Фарса только 12 дней. По пути из Багдада на родину он заболел и умер 30 мая 1260 г.После смерти Саада II на престол Фарса был возведен его двенадцатилетний сын Мухаммед, которого нарекли султаном Адуд ад-Дином5.

Поскольку двенадцатилетний мальчик, естественно, не мог управлять государством, его мать Туркан-хатун, сестра атабека Йезда Ала ад-Даула, была назначена регентшей. Уже в этом качестве Туркан-хатун отправила ильхану Хулагу-хану письмо с признанием вассалитета и приличествующие подарки, а в ответ получила от ильхана ярлык с признанием Мухаммеда султаном Фарса, а ее — попечительницей сына. Два года и семь месяцев Туркан-хатун с помощью везиров Низам ад-Дина Абу-Бакра и Шамс ад-Дина исполняла регентские обязанности.

6 мухаррама 661 г. х. (20 ноября 1262 г.) Мухаммед упал с крыши и разбился насмерть6. Туркан-хатун стала правительницей Фарса. Посоветовавшись с сановниками, она посадила на трон двоюродного брата Мухаммеда Мухаммед-шаха ибн Салгур-шаха — человека храброго, но далекого от государственных забот тому же пьяницу 7.

В сражениях у Багдада на стороне монголов Мухаммед-шах показал большую храбрость, за что заслужил любовь Хулагу-хана. Туркан-хатун хотела использовать его авторитет воина, чтобы восстановить порядок в государстве... Одну из своих дочерей, Салгом, она сделала женой Мухаммед-шаха. Однако, став государем, Мухаммед-шах вовсе разленился, предался удовольствиям и наслаждениям. Надежды Туркан-хатун на восстановление порядка в государстве рухнули, более того, зять перестал даже оказывать уважение самой Туркан-хатун и постоянно ссорился с ней.

Окончательно убедившись, что Мухаммед-шах не оправдает ее надежд, Туркан-хатун созвала совет, на котором совместно с туркменскими эмирами приняла решение освободить из заключения брата Мухаммед-шаха Сельджук-шаха и свергнуть Мухаммед-шаха с престола8. Мухаммед-шах, пробывший на престоле восемь месяцев, был арестован, связан и отправлен в распоряжение ильхана Хулагу-хана. Хамдаллах Казвини пишет, что Мухаммед-шах был казнен по указанию Туркан-хатун9. Заркуб Ширази отмечает, что он умер естественной смертью 10 рамадана 661 г. х. (18 июля 1263 г.), хотя приводит также версию и о его убийстве10.

Убийство Туркан-хатун

После того как связанного Мухаммед-шаха отправили к Хулагу-хану, Сельджук-шах, который по матери являлся потомком сельджукидов, был освобожден из за­ключения. Договорившись с эмирами, Туркан-хатун посадила Сельджук-шаха на престол Фарса. После же его женитьбы на Туркан-хатун его авторитет еще больше возрос11. Дело в том, что, поскольку вторая дочь Туркан-хатун была посватана за монгольского принца Менгу-Тимура, Сельджук-шах становился родственником монголов. Однако это родство не спасло саму Туркан-хатун: однажды во время одной из ночных попоек Сельджук-шах приказал убить ее. То ли он хотел окончательно уничтожить ее влияние, которое значительно возросло за годы регентства, то ли мстил за своего брата.

Хотя почти во всех письменных источниках прямо говорится, что Сельджук-шах приказал убить свою жену, Б. Шпулер,12 почему-то отрицает это убийство; он утверждает, что Туркан-хатун после этого пира договорилась с эмирами и поставила во главе государства Атабеков Фарса свою дочь Абиш-хатун. Согласно Шпулеру, Сельджук-шах, вступив на престол, стал так же груб, как и его брат Мухаммед-шах, перестал считаться с эмирами и даже со своей женой Туркан-хатун, что повлекло за собой недовольство им эмиров и Туркан-хатун. Эмиры сообщили монгольским наместникам в Фарсе об антимонгольских настроениях Сельджук-шаха. Те поспешили бежать из Фарса, после чего расхрабрившийся Сельджук-шах изгнал из страны всех монголов и даже решился на убийство монгольского эмира по имени Огулбек. Когда же об этих действиях Сельджук-шаха узнал ильхан Хулагу-хан, он сильно разгневался и велел казнить Мухаммед-шаха, которогоперед этим собирался освободить из заключения.

Заркуб Ширази13 пишет, что Сельджук-шах заподозрил Туркан-хатун в намерении лишить его жизни и во время одного из собраний приказал ее обезглавить. Источники сообщают, что Сельджук-шах в пьяном угаре приказал рабу-негру доставить ему голову жены. Негр не раздумывая схватил Туркан-хатун и отрубил ей голову, а затем на золотом подносе принес ее Сельджук-шаху, который, сняв с ее ушей драгоценные серьги, «стоившие хараджа Сирии и Египта», бросил их музыкантам и певицам 14.

Узнав об убийстве Туркан-хатун, Хулагу-хан направил против Сельджук-шаха войска под командованием эмира Алтачу. Против Сельджук-шаха выступили также войска правителя Йезда Ала ад-Даули (брата Туркан-хатун), войска правителя Шабанкары и таджики15. Сельджук-шах выставил против них 6 тыс. всадников, а сам укрылся в Казеруне. Монголы и их союзники разгромили войска Сельджук-шаха и разграбили все в округе. Вскоре сам Сельджук-шах попал в западню и 12 сафара 662 г. х. (15 декабря 1263 г.) был схвачен и обезглавлен в Кала Сефиде16. Таким образом, Сельджук-шах занимал трон Фарса только семь месяцев 17.

После казни Сельджук-шаха эмиры предложили перебить население столицы Фарса — Шираза, чтобы пресечь попытки восстания сторонников Сельджук-шаха, однако Алтачу запретил трогать жителей. После этих событий Алтачу распустил войска, а сам вместе с эмирами вернулся в ставку Хулагу-хана.

referatrum.nugaspb.ru life.mfk-millenium.ru refapbm.ostref.ru tsp.deutsch-service.ru Главная Страница