ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ЗЕМЕЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И Пути совершенствования рентных отношений в российской экономике

Институционализация земельной собственности: методологический инструментарий и проблемы применения

В современных экономических исследованиях при соединении принципов методологического индивидуализма и теоретического институционализма особой популярностью пользуется институционализм. Возникшая в рамках маржиналистско-институционального направления теория прав собственности, которая трактует собственность как "пучок" (набор) прав, распределенных обычно в неодинаковых пропорциях между различными лицами, придает все большее значение не столько абсолютному владению вещами как объектами собственности, сколько владению с правами использования их только как экономических ресурсов.

Общая тенденция дифференциации прав собственности и формирования "пучков" правомочий идет в направлении вытеснения римско-правовой традиции собственности, для которой характерна абсолютизация концентрации всех правомочий в одном лице, англосаксонской традицией разделенных прав собственности. [5 стр. 91]

Указанная тенденция характерна и для развития экономических отношений в сельском хозяйстве. Однако утверждение о наибольшем соответствии теории прав собственности современному уровню развития экономики не означает устарелости классического подхода к частной собственности. Более того, теория прав собственности имеет существенные недостатки, которые могут быть преодолены путем привлечения марксистского подхода.

Так, теория прав собственности, тщательно детализируя правомочия собственности, описывая экономическую необходимость их распределения и комбинации для эффективного использования ресурсов, как отмечает К.А. Хубиев, не ставит вопроса о качественной и количественной концентрации прав собственности. [5 стр. 249]

Между тем концентрация прав собственности является источником экономической власти, обеспечивающей возможность ее обладателю распорядиться объектами собственности и доходом от процесса их функционально-экономического бытия. Исследование проблем концентрации прав собственности нельзя не отнести к заслугам классической экономической теории, и в первую очередь марксизма.

Заметим, что в теории прав собственности не рассматриваются также и такие вопросы, как природа дохода земельного собственника (арендодателя), его влияние на распределение богатства, цены и, соответственно, на спрос, хотя указанные вопросы имеют прямое отношение к исследуемому предмету.

Другое замечание связано с тем, что в ходе использования прав собственности полезность, которую могут давать блага, существенным образом зависит от величины так называемых трансакционных издержек, перспектива снижения которых повсеместно является важным стимулом для возникновения и изменения прав собственности. Однако серьезные проблемы возникают прежде всего в связи с разграничением и измерением трансакционных издержек, а также установлением реалистических норм эффективности. Кстати, в том, что вопрос о поиске социальных элементов, способствующих достижению адаптивной эффективности, пока остается открытым, признаются и сами представители институционализма.

Поэтому одним из возможных способов справиться с этой ситуацией, мог бы вообще явиться отказ от любых попыток сколько-нибудь точного или системного измерения эффективности. Например, можно просто сформулировать определения, удовлетворяющие требованиям конкретных задач по мере их возникновения. Так, при рассмотрении достоинств различных институтов можно использовать сравнительный институциональный анализ.

Однако несмотря на полезность скрупулезной оценки альтернативных институциональных устройств, обычно при этом удается сделать лишь самые общие качественные оценки, и постигнуть суть проблемы, таким образом, возможно лишь отчасти, поэтому, так или иначе, всякий раз, когда выдвигаются нечеткие определения эффективности, они могут показаться ущербными при сравнении с неоклассическим стандартом эффективности.

Следует заметить, что вопрос об эффективности использования объектов собственности (земли) и смене собственников (не являясь предметом специального внимания, скажем, при правовом подходе) для экономического подхода является главным, поскольку именно экономические критерии преобразования форм собственности выступают важнейшими для определения соответствия конкретных путей и форм преобразования собственности историческому и экономическому прогрессу, и, как показывает сегодняшнее положение дел в России, игнорирование этого обстоятельства может сопровождаться преобразованиями, приводящими к большим потерям, экономическому и общественному регрессу.

Следовательно, при всей их важности, предпосылки институциональной теории нельзя однозначно отнести к универсальным методам анализа собственности. Теория прав собственности исходит из того, что все объясняемые феномены сводятся к действиям и определяющим их правам, влияющим на поведение индивидов. Поэтому теория прав собственности стремится к углубленному микроэкономическому исследованию возникновения, преобладающей структуры, влияния и целесообразного оформления защищенных правовым или иным образом возможностей определенного обращения с благами.

Область применения теории прав собственности связана и с проблемой внешних эффектов (понимаемых как проблема недостаточно специфицированных и вмененных прав собственности, дающих повод задуматься о надлежащем в данной ситуации изменении правовой системы). С этим связаны соображения о необходимости спецификации и новом распределении прав собственности на землю. [12 стр. 209]

Необходимая для этого методика нацелена на приближенное к реальности обоснование и обновление неоклассической теории. При этом экономическая сила прав собственности и обусловленное ими стимулирующее и контролирующее воздействие зависит от возможности их применения, вида и масштаба деления прав с другими лицами, а также от размеров трансакционных издержек. Моменты собственности, такие как распоряжение, пользование, владение, в их единстве, реализуемом при полноте права собственности, могут рассматриваться как основа тех стимулов к эффективному хозяйствованию, которая является внутренним экономическим мотивом деятельности. Если личность безраздельно располагает всеми возможностями использования прав таким образом, что должна нести имущественную ответственность за связанные с этим ценностные последствия, то существует полная (абсолютно специфицированная) частная собственность.

Чем в большей степени указанные возможности оказываются поделенными между различными лицами, тем сильнее права деятельности подвергаются угрозе "разжижения" и тем значительнее становится роль мер, нацеленных на превентивное сохранение ценности (например, в рамках арендного соглашения).

При этом, если в рамках англо-саксонской модели, признающей расщепление прав собственности, предлагается рассматривать известные одиннадцать правомочий собственности А. Оноре, то, по подсчетам американского юриста Л. Беккера, возможно существование 1500 правомочий в рамках полного права собственности.

В аспекте проблем земельной собственности интересно мнение С.Р. Гафурова, который считает, что правомочий собственности Оноре неполно охватывают уже сложившиеся де-факто права собственности на рентообразующие факторы, и предлагает их дополнить еще шестью, четыре из которых (права на дифференциальную ренту I, на дифференциальную ренту II, на абсолютную ренту "собственника" и абсолютную ренту "нормальная прибыль") связаны со структурой ренты. [12 стр. 314]

Несомненно, даже такие базовые институты, как земельный рынок и право собственности на землю, не могут функционировать без поддержки государства. Рынок земли во всех цивилизованных странах является особым объектом государственного регулирования. Одна из главных задач государственной земельной политики, состоящая в обеспечении защищенности прав землевладения, может быть обеспечена при разных формах собственности на землю.

Однако вместо установки на введение всей совокупности прав частной собственности (являющейся нередко идеологизированной), следовало бы ориентироваться на использование потенциала арендных отношений, обеспечивающих владельцам большую часть выгод, связанных с правом собственности, и сопряженных со значительно меньшими финансовыми затратами. Экономисты связывают рынки аренды земли с существенной возможностью повысить производительность труда и укрепить социальное равенство, поскольку эти рынки содействуют не связанному с большими затратами переходу земли в руки тех, кто обеспечит их наиболее эффективное использование при сравнительно низких трансакционных издержках.

Сегодняшнее положение дел в сфере аренды земли в России таково, что работники, предоставляя свою землю (земельный пай) в аренду сельскохозяйственным предприятиям и продолжая там же работать, по существу остаются их наемными работниками, а следовательно, в этом случае никак нельзя говорить об их становлении не только в качестве полноправных арендодателей, но и полноправных членов этих предприятий, не говоря уже о том, что они не участвуют в управлении предприятиями. Кроме того, как подтверждают данные многочисленных исследований, условия договоров аренды земельных долей обычно определяются не в ходе переговоров между их владельцами и руководством сельхозпредприятий, а диктуются руководителями хозяйств, которые к тому же при невыполнении условий договоров аренды со своей стороны вместо переговоров о пересмотре условий, просто отказываются от своих обязательств перед арендодателями.

В этой связи решающее значение для полной реализации возможностей, обеспечиваемых арендными рынками, будут иметь институциональные меры, направленные на повышение степени защищенности прав владения землей и снижение трансакционных издержек посредством внедрения стандартных форм договоров и совершенствования средств обеспечения их исполнения и разрешения споров, а также на более целенаправленное распространение информации. Как показывает опыт стран Восточной Европы, во многих случаях отсутствие четко установленных правил доступа к земле и неопределенность права собственности на землю негативно сказывается на инвестиционном климате. В принципе, необходимость защиты имущественных прав в аграрной сфере и состоит в том, что таким образом обеспечиваются стимулы для вложения капитала в землю и устойчивого управления ею.

Страны, создавшие благоприятную институциональную среду в области земельной собственности, позволили собственникам земли лучше ее использовать и тем самым обеспечили весьма высокую инвестиционную привлекательность своей экономики. В исторической ретроспективе именно определенность права собственности на землю является одной из движущих сил, способствующих развитию коллективной деятельности, связанной с инвестированием в сфере землепользования. [5 стр. 160]

referatqoq.nugaspb.ru referatxrx.nugaspb.ru referatukw.nugaspb.ru referatwmg.nugaspb.ru Главная Страница