Предыстория философской идеи духа

Как указывал А.Ф. Лосев, “абсолютного духа античность не знала, в ней даже не было подобной терминологии (106, с. 290). “Свойства” духа, как мы сейчас их понимаем, в античной философии были как бы “распределены” между различными другими понятиями – нус (ум), логос (слово, смысл), форма (образующее начало), каждое из которых не совпадает с современным понятием духа. В работе (106) Лосев подробно рассматривает эволюцию понятия нуса в сторону идеи духа, которая, однако, не завершилась, так как мешают остатки идеи вещественности и мифологемы, от которых философия с трудом избавляется.

Новоевропейское понятие духа формируется в рамках христианского мышления, введшего в культуру понятие “духа святого”. В этой идее, хотя и весьма абстрактной и никак не определяемой в Библии, отчетливо выделяется особость духа по отношению к миру, его возвышение над миром, его первичность, его необъектность (он – не вещь), его абсолютность в смысле божественности и его творческая деятельная природа как творца. Идея божественной благодати, нисходящей на человека через дух святой, формирует идею духовности человека как приобщения к духу-богу. Основные характеристики духовности в массовом сознании ведут свое начало от христианского противопоставления плоти и духа, выпукло представленного в послании апостола Павла к Галатам: “Дела плоти известны, они суть: прелюбодеяния, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев... ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное. Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание” (Галат., гл. 5, ст. 19-23). Плоть и дух противоположны в стремлениях и действиях: “…плоть желает противного духу, а дух – противного плоти: они друг другу противятся” (там же, ст. 17). Таким образом, если в абстрактно онтологическом плане дух противостоит материи, то в морально-этическом‑плоти. На протяжении веков такая идея духа вошла в массовое сознание как “признанное бытие”. Философии остается лишь создавать спекулятивные модели, “объясняя” дух или беря его в качестве объяснительного принципа.

Гегелевское учение о духе

В немецкой классике изучение духа начинается с Канта, однако его интересные высказывания не образуют специальной темы или системы. Систематический анализ – первый и в некотором смысле высший—начинается с Гегеля. Концепция духа у него сложна и объемна. Она представляет собой причудливый (хотя логически целостный) синтез спекулятивного анализа понятия, христианской теологии и современного Гегелю естествознания, учения об обществе и общественном сознании. Поэтому адекватное конспективное изложение его системы вряд ли возможно. Отметим лишь основные идеи, сформулированные в основном во введении к “Философии духа”. Фундамен-

тальные положения здесь гласят: “Абсолютное есть дух” (42, с. 44), “Высшее определение абсолютного состоит в том, что оно не только вообще есть дух, но что оно абсолютно себя открывающий, самосознающий, бесконечно творческий дух” (42,с.44). Дух, таким образом, объявляется основным предметом философии, ибо – по Гегелю – определить абсолютное всегда было стремлением философии.

Началом всей гегелевской философии является абстрактно-всеобщее, понятие, вечная идея – все это, по существу, есть дух, но еще не знающий, что он дух. Логическая идея, природа, человеческий дух “суть ... различные способы изображения ее (вечной идеи.‑ А.К.) существования”. Логическая идея как начало есть в-себе-сущий дух. То, что он лишь в себе, противоречит его понятию, что обусловливает процесс его самооткровения, имеющий три этапа: природа, рефлектирующий в себя дух (самосознание), абсолютное знание, реализующееся в философии. “Абсолютный дух постигает себя как такой, который сам же и полагает бытие, сам является своим другим, сам порождает природу и конечный дух (человеческое сознание ), так что это другое теряет по сравнению с ним всякую видимость самостоятельности...” (42, с.46). Именно в этом смысле абсолютное есть дух. Является ли дух субстанцией, предшествующей своим проявлениям (акциденциям)? Ответ Гегеля отрицательный: “дух не есть нечто пребывающее в покое, а скорее наоборот есть нечто абсолютно беспокойное, чистая деятельность... не что-то готовое уже до своего проявления, не какое-то за горой укрывающееся существо, но такое, которое обладает подлинной действительностью только вследствие определенных форм своего необходимого самообнаружения” (42, с.24). Дух есть творческое начало, субстанцией которого является свобода, сущность которой – власть духа над всем имеющимся у него содержанием. Существенно, что дух рассматривается в единстве с природой, человеческим сознанием, обществом, которые оказываются моментами его самораскрытия (и, таким образом, он не может быть постигнут без постижения этих своих определений). По мнению Гегеля, в христианстве – и только в нем – Бог как дух соответствует понятию духа и должен быть понят как в-себе-и-для-себя-сущая действительная идея. Порождение мира Богом-Отцом, явление Иисуса Христа рассматривается по аналогии с откровениями в себе сущей идеи (42, с. 38).

Главная Страница