Развитие общения дошкольников со взрослыми

Общение рассматривается как взаимодействие людей, направ­ленное на согласование и объединение их усилий с целью нала­живания отношений и достижения общего результата (М.И.Ли­сина). Этот особый вид деятельности имеет мотивы, предмет, содер­жание, средства, результат. В процессе общения складываются субъектно-субъективные отношения, поскольку каждый его участ­ник выступает субъектом, проявляет активность, адресующуюся к личности другого человека, попеременно выражая ему свое от­ношение и воспринимая отношение партнера к себе.

Общение направлено на удовлетворение важной духовной по­требности, которая является одной из ведущих на протяжении всей жизни человека. Потребность в общении состоит в стремле­нии к особого рода познанию себя и других как личностей, ко­торое неотделимо от отношения, т.е. от стремления к оценке и самооценке. Продуктом общения выступает образ другого чело­века и самого себя, на основе чего совершается регуляция дея­тельности.

Среди средств общения выделяют две группы: вербальные (речь) и невербальные (экспрессивно-мимические — улыбка, мимика и предметные — позы, жесты, предметные действия). Причем речь — это ведущее средство, позволяющее передать мак­симально богатое содержание. В то же время речевые средства под­крепляются невербальными, которые дают дополнительную ин­формацию о собеседнике.

Процесс общения составляют три стороны: социально-пер­цептивная — восприятие и понимание другого человека; интер­активная — межличностное взаимодействие и коммуникативная — передача информации.

У ребенка до семи лет сменяются четыре формы общения со взрослыми: ситуативно-личностная, ситуативно-деловая, внеситуа­тивно-познавательная и внеситуативно-личностная (М.И.Лисина, табл. 4). Под формой общения имеется в виду коммуникативная деятельность на определенном этапе ее развития, характеризуе­мая несколькими параметрами. Таковыми считают:

— время возникновения данной формы общения;

— место, которое она занимает в жизни ребенка;


- главное содержание потребности, которая удовлетворяется детьми в ходе общения;

— ведущие мотивы, побуждающие малыша к общению со взрос­лыми;

— основные средства общения, с помощью которых осуществ­ляется коммуникация с другими людьми.

Период новорожденное™ — это подготовительный этап к об­щению со взрослым (ребенок учится выделять взрослого). В пер­вые две недели новорожденный не реагирует на взрослого. И только в положении «под грудью» появляется сосредоточение. Ребенок замирает и напрягается при длительном ласковом разговоре и поглаживании. В 3 недели воздействие взрослого вызывает ориен­тировочно-исследовательскую активность младенца. Он присталь­но вглядывается во взрослого, позднее начинает следить за его передвижениями, рассматривать лицо. В начале 4-й недели жизни ребенок улыбается в ответ на улыбку взрослого, а потом начинает улыбаться по своей инициативе.

На 2-м мес. жизни у младенцев начинают наблюдаться отдель­ные компоненты комплекса оживления, а на 3-м — оформляться в целостную систему, становясь основной формой поведения. Ком­плекс оживления как сложная положительная эмоциональная реакция младенца на взрослого был впервые описан Н. М. Щело-ванным, Н.Л.Фигуриным, М.П.Денисовой, а позднее изучен М.И.Лисиной, С.Ю.Мещеряковой.

Эта форма поведения ребенка включает следующие компоненты:

— замирание и зрительное сосредоточение — долгий присталь­ный взгляд на взрослого;

— двигательные, выражающиеся при виде взрослого во вски­дывании ручек, перебирании ножками, движениях головы и все­го корпуса с выгибанием в «мостик» и энергичным шлепанием спинкой о матрас;

— голосовые, состоящие во вскриках, гукании, гулении, сме­хе в ответ на говорящего взрослого;

— мимические, проявляющиеся в улыбке на лицо, а затем про­сто на голос взрослого. Улыбка ребенка бывает разнообразной: слабой, с едва заметным движением губ; более выраженной, с вовлечением мимики всего лица; яркой, сопровождающейся блес­ком глаз и смехом. Такую социальную улыбку, возникшую в ответ на ласковое обращение взрослого, следует отличать от физиоло­гических улыбок. Последние наблюдаются уже в первые дни жиз­ни во время еды, купания, как бы при чувстве удовольствия, но не имеют психологического содержания, поскольку не вызыва­ются по желанию взрослого и не приурочены к определенным ситуациям.

Комплекс оживления как форма поведения выполняет две функции: экспрессивную, сопровождая радость младенца по по-




воду воспринятого, и коммуникативную, выступая средством обще­ния. Ведущей является вторая функция, т.е. комплекс оживления выражает активность самого младенца, направленную на взаимо­действие со взрослым. Каждый компонент комплекса оживления используется ребенком адекватно целям общения. Сосредоточе­ние помогает воспринять воздействие взрослого. Улыбка говорит о том, что это воздействие принято и доставляет ребенку удо­вольствие. Движения и вокализации привлекают внимание взрос­лого. После 4 мес. комплекс оживления начинает распадаться, поскольку его отдельные компоненты превращаются в относи­тельно независимые.

К 2 мес. у малыша завершается формирование потребности в общении со взрослым. О ее наличии говорят следующие крите­рии: внимание и интерес к взрослому (когда ребенок направлен на его познание); эмоциональные проявления, адресованные взрослому, свидетельствующие о том, что младенец его оценива­ет и определенным образом относится к нему; инициативные дей­ствия малыша с целью привлечь внимание взрослого к себе; чувст­вительность младенца к отношению взрослого, что обнаруживает восприятие малышом той оценки, которую дает взрослый, и соб­ственной самооценки. Указанные показатели возникают один за другим в описанной последовательности.

Потребность в общении возникает на основе тех потребностей, которые начинают функционировать раньше. Основой коммуни­кативной потребности являются органические нужды ребенка. Бес­помощный младенец своим беспокойством и криком оповещает взрослого о дискомфорте и тем самым добивается устранения не­приятных факторов. Такие сигналы малыш первоначально никому не адресует, но его неудовольствие каждый раз привлекает взрос­лого и побуждает к определенным действиям: накормить, сменить пеленки и пр. Жизненная практика помогает младенцу выделить существование взрослого в качестве источника удовлетворения своих потребностей. А стремление управлять таким источником побуждает малыша его исследовать.

В основе возникновения потребности в общении лежит и по­требность в новых впечатлениях, ведь взрослый для младенца са­мый богатый информационный объект. Но решающее значение для появления коммуникативной потребности имеет поведение и позиция взрослого по отношению к ребенку (он с самого начала относится к малышу как к субъекту, полноправному партнеру по общению). Нередко взрослый даже «играет» за ребенка как за вто­рого участника общения, наделяя его действия смыслом, которо­го они еще не имеют.

При выполнении бытовых процедур ребенок все яснее улавли­вает коммуникативные воздействия взрослого. Они вызывают удов­летворение у младенца от ощущения своей важности и значимо-


сти для других. Отношение к ребенку как к личности — решающее условие для становления коммуникативной деятельности. Ребе­нок почти одновременно выделяет свойство «личностности», «субъективности» у себя и у взрослого.

Первой формой общения является ситуативно-личностная. Она считается сложившейся, если малыш смотрит в глаза взрослого, отвечает улыбкой на его улыбку, адресует ему инициативные улыб­ки, а также двигательное оживление и вокализации, стремится продлить эмоциональный контакт со взрослым, когда ребенок готов перестроить свое поведение в соответствии с поведением старшего партнера. Содержание потребности в общении составляет стремление к доброжелательному вниманию. Мотив общения — личный. Общение происходит с помощью экспрессивно-мими­ческих средств, которые,младенец интенсивно осваивает в тече­ние 4 — 6 недель. Функцию общения выполняет комплекс ожив­ления. В этом возрасте общение является ведущей деятельностью. Оно обусловливает адаптацию малыша к обстоятельствам его жизни и в конечном счете выживание.

С б мес. жизни ребенка данная форма общения сменяется ситу­ативно-деловой, которая разворачивается в процессе совместных со взрослым манипулятивных действий и удовлетворяет новую потребность малыша — в сотрудничестве. Ребенку недостаточно доброжелательного внимания. Ему необходимо, чтобы взрослый имел отношение к тому, чем занимается малыш, и участвовал в этом процессе. На первый план выступают деловые мотивы. А взрос­лый рассматривается младенцем как эксперт, образец, помощник, участник и организатор совместных действий. Экспрессивно-ми­мические средства дополняются предметными. Ребенок выражает свое стремление к сотрудничеству позами, жестами. Общение ярко эмоционально окрашено, но не только положительными эмоци­ями. Дети могут выражать обиду, гнев, если поведение взрослого их не устраивает. Обогащается и спектр положительных пережи­ваний.

Ситуативно-деловая форма общения сохраняется до трех лет, протекая на фоне практического взаимодействия со взрослым, она включена в предметную деятельность. У детей возрастает по­требность в сотрудничестве со взрослым, им требуется соучастие в их действиях. В ходе сотрудничества преддошкольник получает и доброжелательное внимание, и соучастие в практических действиях. Замечания и образец взрослого благодаря личному контакту при­обретают особое значение при усвоении правильных действий с предметами. Дети переходят от неспецифических, примитивных манипуляций ко все более специфическим, а затем и к культур­но-фиксированным действиям с предметами. Обе указанные фор­мы общения носят ситуативный характер, т. е. приурочены к дан­ному месту и времени.


В младшем дошкольном возрасте возникает внеситуативно-по­знавательная форма общения. Она включена в совместную со взрос­лым деятельность, но уже не в практическую, а познавательную. Развитие любознательности, совершенствование способов ее удов­летворения побуждают ребенка ставить все более сложные вопро­сы. Но решить подобные проблемы самостоятельно он не может. Путь к пониманию явлений, сложных проблем — общение со взрос­лым. Ведущим становится познавательный мотив. А взрослый те­перь выступает в новом качестве — как эрудит, «энциклопедист», способный ответить на любой вопрос, сообщить необходимую

информацию.

Сотрудничество приобретает внеситуативный — теоретиче­ский «характер», поскольку обсуждаются проблемы, необязательно связанные с данной ситуацией. У дошкольников возникает по­требность в уважении взрослого, что и определяет повышенную обидчивость детей и их чувствительность к оценкам старших. До­школьники добиваются уважения, обсуждая важные, серьезные проблемы познавательного характера. Основным коммуникатив­ным средством становится речь, которая обеспечивает внеситуа-тивность общения и позволяет передать и получить максимально содержательную информацию.

К концу дошкольного возраста появляется высшая форма об­щения со взрослым — внеситуативно-личностная. Она аналогична ситуативно-личностной, но в отличие от последней — внеситуа­тивна, что определяет коренное различие в возможности, приро­де контактов со старшими и их влиянии на психическое развитие

детей.

Главным мотивом общения становится личностный. Взрослый выступает перед дошкольником в полноте своих особенностей, дарований, жизненного опыта. Он не просто индивидуальность, а конкретное историческое социальное лицо, член общества. Он получает в глазах ребенка собственное независимое существова­ние. Поэтому для дошкольника приобретают значение такие дета­ли жизни взрослых, которые их не касаются, но позволяют вос­создать полный образ данного человека. В разговорах преобладают темы не о животных, природе и предметах, а о жизни, работе взрослых, их взаимоотношениях. Общение имеет «теоретический» характер и включено в познавательную деятельность. Ребенок со­средоточен на социальном окружении, на «мире людей», а не предметов. Возникает потребность не просто в доброжелательном внимании, а во взаимопонимании и сопереживании. Детям важно знать, как нужно делать, как поступать правильно. Они соглаша­ются исправить ошибки, изменить свою точку зрения или отно­шение к обсуждаемым вопросам, чтобы достичь единства мнений со взрослым. Совпадение своей позиции с позицией взрослого выступает для ребенка доказательством ее правильности.


Подчеркнем, что строго фиксирована в онтогенезе только по­следовательность появления форм общения, но не их связь с воз­растом.

Каждая форма общения вносит свой вклад в психическое разви­тие ребенка. Ситуативно-личностная стимулирует главным образом становление перцептивных действий разных систем и анализато­ров и реакции хватания. Ситуативно-деловое общение приводит к переходу от отдельных действий к предметной деятельности и развитию речи. Внеситуативно-познавательное общение помогает дошкольникам неизмеримо расширить рамки мира, доступного для познания, проследить взаимосвязь явлений, раскрыть неко­торые причинно-следственные связи и другие отношения между предметами. Внеситуативно-личностная форма общения вводит ребенка в мир социальных отношений и позволяет занять в нем адекватное место. Ребенок постигает смысл взаимоотношений между людьми, усваивает нравственные нормы и ценности, пра­вила социального взаимодействия.

Важнейшее значение данной формы состоит в том, что ребе­нок узнает благодаря ей о взрослом как об учителе и усваивает представление о себе как об ученике. Поэтому наиболее успешно приобретает новые знания.

Организуемая взрослым практика общения с детьми обогаща­ет и преобразует их коммуникативные потребности. Важнейшее значение для развития общения имеют воздействия взрослого и его опережающая инициатива в установлении и поддержании кон­тактов с ребенком.

referatpzn.nugaspb.ru referattxf.nugaspb.ru refapoy.ostref.ru remember.okref.ru Главная Страница