Особенности современной российской политической культуры

Политическая культура отдельной страны обычно формируется в про­цессе переплетения различных цен­ностных ориентации и способов по­литического участия граждан, национальных традиций, обычаев, способов общественного признания человека, доминирующих форм общения элиты и электората, а также других обстоятельств, выражающих устойчивые черты цивилизационного развития общества и го­сударства.

Базовые ценности российской политической культуры сложились под воздействием наиболее мощных, не утративших своего влияния и в настоящее время факторов. Прежде всего к ним можно отнести геополитические причины, выражающиеся, в частности, в особенностях ее лесостепного ландшафта, в наличии на большей части тер­ритории резко континентального климата, в больших размерах осво­енных человеком территорий и т.д. Влияя на жизнь многих и многих поколений, эти факторы (причины) определили для значительных, в основном сельских, слоев населения основной ритм жизнедеятель­ности, установки и отношение к жизни. К примеру, зимне-летние циклы способствовали сочетанию в русском человеке степенности, обломовской созерцательности и долготерпения (вызванных длитель­ной пассивностью в зимний период) с повышенной активностью и даже взрывным характером (берущих истоки в необходимости мно­гое успеть за короткое лето).

Собственное влияние на доминирующие черты российской по­литической культуры оказали иобщецивилизационные факторы, от­разившие самые показательные формы организации совместной жизни россиян, их базовые ценности и ориентиры. Например, к ним можно отнести социокультурную срединность между ареалами Востока и За­пада; постоянную ориентацию государства на чрезвычайные методы управления; мощное влияние византийских традиций, выразившее­ся, к примеру, в доминировании коллективных форм социальной жизни; отсутствие традиций правовой государственности и низкую роль механизмов самоуправления и самоорганизации населения и т.д. В XX в. уничтожение тоталитарными режимами целых социальных слоев (купечества, гуманитарной интеллигенции, офицерства) и народ­ностей, отказ от рыночных регуляторов развития экономики, на­сильственное внедрение коммунистической идеологии существенно трансформировало многие тенденции в развитии российской циви­лизации, нарушило естественные механизмы воспроизводства рос­сийских традиций, разорвало преемственность поколений и развитие ценностей плюралистического образа жизни, деформировало меж­культурные связи и отношения России с мировым сообществом.

Длительное и противоречивое влияние различных факторов в на­стоящее время привело к формированию политической культуры рос­сийского общества, которую можно охарактеризовать каквнутренне расколотую, горизонтально и вертикально поляризованную культуру, где ее ведущие сегменты противоречат друг другу по своим базовым и второстепенным ориентирам. Основные слои населения тяготеют в большей степени к культурной программатике либо рациональной, либо традиционалистской субкультур, опирающихся на основные ценности западного и восточного типа. Во многом эти неравноценные по своим масштабам и влиянию субкультуры пронизаны и раз­личными идеологическими положениями и подходами.

В основании доминирующей традиционалистской субкультуры российского общества лежат ценности коммунитаризма (восходящие к общинному коллективизму и обусловливающие не только приори­тет групповой справедливости перед принципами индивидуальной свободы личности, но и в конечном счете – ведущую роль государ­ства в регулировании политической и социальной жизни), а также персонализированного восприятия власти, постоянно провоцирую­щего поиск «спасителя отечества», способного вывести страну из кри­зиса. Ведущей политической идеей является и «социальная справед­ливость», обусловливающая по преимуществу морализаторские оцен­ки межгрупповой политической конкуренции. Характерно для таких культурных ориентации и недопонимание роли представительных ор­ганов власти, тяготение к исполнительским функциям с ограничен­ной индивидуальной ответственностью, незаинтересованность в сис­тематическом контроле за властями, отрицание значения кодифици­рованной законности и предпочтение ей своей, «калужской» и «рязанской законности» (Ленин). Этот тип политической культуры от­личает еще и склонность к несанкционированным формам полити­ческого протеста, предрасположенность к силовым методам разре­шения конфликтных ситуаций, невысокая заинтересованность граж­дан в использовании консенсусных технологий властвования.

В противоположность этим ориентирам у представителей более рационализированных и либерально ориентированных ценностей си­стема культурных норм и воззрений включает многие из тех стандар­тов, которые характерны для политической культуры западного типа. Однако большинство этих ценностей еще не прочно укоренено в их сознании и имеет несколько книжный, умозрительный характер.

Как уже отмечалось, практически все политические культуры той или иной страны представляют собой сочетание различных субкуль­тур. Например, даже в достаточно интегрированной американской политической культуре Д. Элазар выделяет индивидуалистскую, моралистскую и традиционалистскую субкультуры. Две весьма различ­ные политические культуры сложились в современном Китае (КНР и Гонконг). Однако в российском обществе уровень различий и проти­востояния между субкультурами крайне высок. Если, к примеру, тра­диционалисты мифологизируют особость России, то демократы – ее отставание, первые критикуют западный либерализм, вторые – кос­ную российскую действительность. При этом и тех, и других отличают неколебимая уверенность в правоте «своих» принципов (обычаев, тра­диций, лидеров и т.д.), отношение к компромиссу с оппонентами как к недопустимому нарушению принципов и даже предательству.

По сути дела такая форма взаимного противостояния политичес­ких субкультур есть современная редакция того культурногораскола, который сложился в нашем обществе еще в годы крещения Руси и ведет свой путь через противостояние сторонников язычества и хри­стианства, приверженцев соборности и авторитаризма, славянофи­лов и западников, белых и красных, демократов и коммунистов. В силу этого взаимооппонирующие субкультуры не дают возможности вы­работать единые ценности политического устройства России, совме­стить ее культурное многообразие с политическим единством, обес­печить внутреннюю целостность государства и общества.

Как показывает опыт развития российского общества, его куль­турная самоидентификация возможна на пути преодоления раскола и обеспечения органического синтеза цивилизационного своеобра­зия развития страны и мировых тенденций к демократизации об­ществ и расширению инокультурных контактов между ними. Транс­формировать в этом направлении политико-культурные качества рос­сийского общества можно прежде всего путем реального изменения гражданского статуса личности, создания властных механизмов, пере­дающих властные полномочия при принятии решений законно из­бранным и надежно контролируемым представителям народа.

Нашему обществу необходимы не подавление господствовавших прежде идеологий и не изобретение новых «демократических» док­трин, а последовательное укрепление духовной свободы, реальное расширение социально-экономического и политического простран­ства для проявления гражданской активности людей, вовлечение их в перераспределение общественных материальных ресурсов, контроль за управляющими. Политика властей должна обеспечивать мирное со­существование даже противоположных идеологий и стилей гражданс­кого поведения, способствуя образованию политических ориентации, объединяющих, а не противопоставляющих позиции социалистов и либералов, консерваторов и демократов, но при этом радикально ог­раничивающих идейное влияние политических экстремистов. Только на такой основе в обществе могут сложиться массовые идеалы граж­данского достоинства, самоуважение, демократические формы взаимодействия человека и власти.

Политическая социализация

tnb.deutsch-service.ru refapif.ostref.ru refalrn.ostref.ru referatqqm.nugaspb.ru Главная Страница