ГЛАВА СЕДЬМАЯ. БУДУЩЕЕ НАСТУПИЛО ВЧЕРА

Телефонный звонок * «Клуб-2015» * В будущее - по сценарию * Кто останется здесь? * Зачем и кому это нужно? * Все начинается с точки * Реформы Грефа * Большая дипломатия * Мощный противник

Телефонный звонок

Будущее началось с телефонного звонка Сергея Воробьева, главного в стране «охотника за головами», который все время занят поиском ведущих менеджеров для крупнейших российских корпораций.

«Надо поговорить», - сказал он так, что сразу стало понятно: разговор предстоит серьезный. Впрочем, несерьезных, проходных разговоров тогда, в сентябре 1998 года, и быть не могло. Озабоченность безрадостным настоящим целиком овладела умами, и без того не особенно улыбчивая нация стала еще более угрюмой. Газетные заголовки нагнетали истерию по поводу «черных последствий черного августа», стращали «тотальным банкротством и обнищанием»; подсчет убытков, нанесенных дефолтом, превратился в своеобразную разновидность народного творчества...

Я пригласил Сергея отобедать, и за дружеским столом он, без лишних церемоний, посвятил меня в идею создания некоего закрытого сообщества топ-менеджеров, целью деятельности которого будет участие в будущем страны.

- Каким образом? - поинтересовался я.

- Это еще предстоит обсудить.

- Декабристы начинали так же...

- Наверное, - усмехнулся Сергей, - Что ж, и в Сибири люди живут...

«Клуб-2015»

Наше первое собрание, на которое собралось двенадцать человек, действительно, чем-то напоминало сборище заговорщиков.

Сентябрьским вечером к дачному особняку на Клязьме съехалась дюжина дорогих автомобилей, но их пассажиры, среди которых был и я, думали не об отдыхе.

Каждый из нас эффективно использовал свои профессиональные навыки, знания и опыт для того, чтобы пережить кризис с минимальными потерями, и большинству из нас это удалось. Однако четверть населения страны потеряла свои вклады, экономика государства едва не обвалилась в бездну банкротства, а иностранные инвесторы проклинали непредсказуемую Россию.

Словно дети, заигравшись в солдатиков на полу в гостиной, мы не заметили, как стали медленно рушиться стены нашего дома. Увлеченность, с которой мы занимались построением собственного бизнеса, настолько сузила наш взгляд на жизнь, что мы попросту прозевали момент, когда наше вмешательство, возможно, могло изменить ход событий.

К сожалению, а может быть, и к счастью, история не приемлет сослагательного наклонения: август 1998 года стал историей, как и тот сентябрь, в котором мы решили, что каждому из нас пришло время четко сознать свою гражданскую позицию и задать себе жесткий вопрос: «Что я могу сделать для будущего своей страны?»

2015 год стал для нас символической датой будущего, а то, каким оно будет, нам еще предстояло выяснить

Когда этот вопрос, наконец, был озвучен, обстановка оживилась: стали появляться первые идеи, из которых выросла концепция деятельности нашего сообщества; было решено назвать его: «Клуб-2015».

2015 год стал для нас символической датой будущего, а то, каким оно будет, нам еще предстояло выяснить.

Любой нормальный бизнес-человек начинает свою деятельность с ответа на вопрос: «Как моя компания будет выглядеть и работать в „идеальном мире"?» Затем следует вопрос: «Каким должен быть „идеальный мир" и как туда добраться?» Из ответов на эти вопросы вырастают бизнес-план, бюджет и прочие составляющие жизнедеятельности компании.

Не ломая голову над изобретением велосипеда, мы воспользовались привычным методом и спросили себя: «Какой мы ожидаем увидеть Россию в 2015 году?»

Точного ответа на этот вопрос не было, но дать ответ, максимально приближенный к перспективной реальности возможно, если воспользоваться сценарным методом, который, например, применяется при расчетах экономических моделей. Подобный метод используется также социологами, политологами, историками и военными.

В будущее - по сценарию

Только на первый взгляд кажется, что будущее целиком скрыто от нас завесой времени. На самом деле многое из того, что готовит будущее, нам известно. Например, известно, что в 2015 году я буду на восемь лет старше. Рассчитать доходность «Тройки» в 2015 году сложнее, но и это вполне возможно. Конечно, с расширением сектора прогнозирования усложняются расчеты, увеличиваются погрешности, а значит, и уменьшается точность. В какой-то степени погрешности компенсируются поливариантностью сценариев.

Проще говоря, узнать будущее нельзя, но «просчитать» его можно. Составление сценариев будущего России и было выбрано членами «Клуба-2015» в качестве приоритетной цели на начальном этапе деятельности.

Узнать будущее нельзя, но «просчитать» его можно

Для этого были приглашены профессионалы, которые по намеченным сценарным планам организовали серию «игр в будущее». В качестве «игроков» выступили творческие люди разных профессий - математики, экономисты, писатели, актеры, историки и так далее. Получив исходные установки, они под руководством опытного «режиссера» начинали создавать сценарий будущего, «вытягивая» возможные события из хронологических рамок.

Не стану углубляться в технологические тонкости процесса - более подробно о них можно узнать на сайте «Клуба-2015» www.club2015.ru.

Кто останется здесь?

Могу сказать с полной уверенностью - наши усилия не пропали даром: сценарии, получившиеся в результате коллективного мозгового штурма, со всей ясностью продемонстрировали нам, какое разнообразное будущее может ожидать Россию в зависимости от целого ряда внешних и внутренних факторов, воздействующих на страну в заданном интервале времени.

После окончательного «сведе?ния» полученных материалов получилось три финальных сценария «Россия 2000-2015»: «Нам важно, чтобы наши дети захотели жить в этой России»; «Мы здесь, но наши дети, скорее всего, Россию не выберут»; «Уезжаем прямо сейчас всем семейством».

Мы остаемся, мы еще поборемся и постараемся сделать Россию такой, чтобы наши дети захотели в ней жить Из этих трех вариантов мы выбрали, на мой взгляд, самый лучший: мы остаемся, мы еще поборемся и постараемся сделать Россию такой, чтобы наши дети захотели в ней жить.

Конечно, наши дети будут иметь возможность свободного выбора, где им жить, работать и воспитывать своих детей. Их выбор должен быть добровольным, и мы должны подвести их к тому, чтобы они выбрали именно Россию.

Зачем и кому это нужно?

Итак, сформировав сценарии возможного будущего России и выбрав один из них в качестве эталона, мы занялись практическими делами по его воплощению в жизнь.

Не буду приводить перечень мероприятий, организованных нами за минувшие девять лет, - эта информация доступна на сайте клуба.

Деятельность «Клуба-2015» часто привлекает внимание СМИ, и неизменно любопытство журналистов вызывает вопрос, на который неоднократно довелось отвечать мне и моим товарищам. Звучит он примерно так: «Зачем вам все это нужно?»

Наверное, при взгляде со стороны наши действия действительно представляются неким малопонятным подвижничеством, не имеющим под собой своекорыстных интересов. Это, однако, совсем не так: каждый из нас заинтересован в стабильном и относительно счастливом будущем России отнюдь не из чистого альтруизма.

Я хочу жить в стабильном, законопослушном и безопасном государстве, которое будет уважать меня и мой бизнес, за что я, в свою очередь, буду отвечать ему тем же. Очень простая формула взаимоотношений: ты - мне, я - тебе; все друг друга любят, никто никого не «кидает».

Самому порой странно, отчего я до сих пор верю в то, что такое возможно?

Все начинается с точки

Мы, к сожалению, попали не в самый лучший сценарий развития. Сейчас мы находимся в том сценарии, который у нас назывался «Тверук» - твердая рука. В этом сценарии есть реперная точка, с которой можно переключить ход событий либо «в диктатуру», либо «в демократию». В таком виде, как сейчас, сценарий существовать долго не может - он непременно чем-то кончается. Единственно, мы ошиблись в расчетах, думая, что «твердой рукой» будет Лебедь. Путина мы тогда еще не знали...

Реформы Грефа

Путин, став исполняющим обязанности президента России 31 декабря 1999 года, поставил задачу министру экономического развития Грефу - создать программу развития страны на ближайшие десять лет; срок исполнения - три месяца.

Конечно, с нуля написать десятилетнюю программу реформ за три месяца нельзя, но надо - задача сформулирована недвусмысленно.

Греф обратился к экономическим академикам, нет ли у них каких-нибудь соображений на этот счет. Академики, как водится, попросили выделить бюджетные средства, пообещали посадить два-три научных института, которые через год-полтора выдадут на гора результат.

Но тут, среди прочих, Греф увидел неспециализированную группу единомышленников, которая заявила: «Нужна программа на десять лет? Пожалуйста, вот она - берите». Простая программа, написанная доходчивым языком. Конечно, без детальной проработки для каждого министерства, но, во всяком случае, на уровне проработки основных целей и задач все есть. Есть концепция, а дальше пускай научные институты работают...

Группой единомышленников, предложивших программу Грефу, был «Клуб-2015».

Был создан Центр стратегических разработок, в задачи которого входило обсуждение всех блоков программы развития непосредственно с народом. Налоговую реформу - отдельно. Военную реформу - отдельно. Пенсионную реформу - отдельно. В «Клубе-2015» я, как экономист, отвечал за два блока: за налоговую и за пенсионную реформы. Это была моя «зона ответственности». Володя Лопухин, например, курировал военную реформу, был ее главным идеологом - ему был ближе этот вопрос. Гуриев, ректор Российской экономической школы, занимался вопросами вступления в ВТО и так далее... Мы видели свою задачу в продвижении позитивного сценария (см. главу «Клуб-2015»).

Мы должны были объяснять суть реформ, которые мы предложили в своем плане. ЦСР обещал нам оказывать в этом всемерную поддержку...

Для меня лично налоговая реформа - это то, что получилось сделать, пенсионная - это то, что пока не получилось.

Большая дипломатия

Пенсионная реформа была заложена в качестве государственного приоритета. Я четко понимал, что эта реформа может произойти только при этом президенте.

Главное обстоятельство состояло в том, что властные структуры, которые правили страной в 1990-х годах, такую задачу в принципе решить не могли. Потому что реформирование пенсионной системы - долгосрочная задача. Иными словами, нужно что-то сделать сейчас, чтобы лет через десять увидеть первые результаты. Правительства тех лет сами себя называли «правительствами камикадзе» и должны были решать краткосрочные задачи.

Система уже начинала трещать к тому времени, когда было принято решение о запуске реформы. Мы почти проскочили точку возврата, но, похоже, у нас еще оставался шанс впрыгнуть в последний вагон.

И поэтому я приложил громадные усилия для того, чтобы шесть пенсионных законов прошли через Думу.

Работа с думскими фракциями по утверждению этих законов стала для меня реальной школой «закулисной» дипломатии. И это была большая, очень большая дипломатия.

Например, я прихожу к «главному экономисту» коммунистической фракции в Думе и говорю ему: «Ты же понимаешь, что это надо принимать?»

Я говорю с ним как экономист с экономистом, как с человеком, рабочий стол которого стоял напротив моего во время работы в институте Гайдара.

Он отвечает на мой вопрос: «Согласен, принимать надо...»

Я спрашиваю: «Ну и чего делать будем?»

Он мне на это: «Коммунисты не поддержат...»

Я снова вопрос: «Почему?»

У него такой аргумент: «Эти законы - инициатива правительства, а коммунисты в оппозиции...»

Я спрашиваю: «Совсем ничего нельзя сделать?»

Он думает и предлагает: «Давай придумаем, что наша фракция точно не поддержит...»

Я говорю: «Сейчас я придумаю, что вы точно не поддержите...»

Подумал и заложил в проект закона пункт, разрешающий пенсионным фондам инвестировать средства в зарубежные активы.

Коммунисты ознакомились с этим проектом и гордо заявили: «Наши трудовые рубли! Не будем финансировать капиталистов. Мы - против инвестирования наших трудовых рублей в американский капитал!»

Я тогда говорю: «Хорошо. Давайте мы этот пункт уберем. В течение первых пяти лет мы американских капиталистов не финансируем».

И трех месяцев не прошло, как я договорился с коммунистами. Я своего добился, а коммунистическая партия отрапортовала своим избирателям, что они наконец-таки оградили российский народ от того, чтобы финансировать американский капитализм.

Концепция реформы была придумана правильно, но она не сработала Правые, в свою очередь, отчитались про другие достижения. И так было с каждой фракцией, у каждой фракции пришлось искать свою «струнку». Каждому был найден тезис, антитезис и так далее... Это были очень сложные движения. Концепция реформы была придумана правильно, но она не сработала...

Мощный противник

Я сделал все что мог, но в результате моим противником оказался еще более влиятельный человек, который был противником реформы - в той форме, в которой она была задумана. Это человек, занимающий большой государственный пост. Я его очень уважаю. Я считаю, что противников тоже надо подбирать себе по плечу и он - выдающийся противник. Мне конкурировать с ним -это высочайший пилотаж. Сидеть на разных сторонах стола - высочайшая честь. Он обладал (и по-прежнему обладает) фантастической властью, фантастическим влиянием, фантастическими ресурсами. Ничего этого у меня не было. Не было ни ресурсов, ни власти, ни влияния...

Потеря финансового ресурса ведет к падению влияния государственного бюрократа Он вел себя абсолютно правильно. Наверное, на его месте (хотя я бы никогда не оказался на его месте) я бы вел себя так же. Потеря финансового ресурса ведет к падению влияния государственного бюрократа. Поэтому бюрократ максимизирует свою целевую функцию, чтобы ресурс, которым он располагает, возрастал. Пенсионная реформа привела бы к тому, что этот ресурс не возрастал бы, а уменьшался. Этот ресурс начал бы перетекать в частные руки.

Согласно исходной доктрине, пенсионная реформа предполагала, что все пенсионные накопления граждан перейдут в управление негосударственных пенсионных фондов. В такой ситуации даже бренда «Управляющий Государственным пенсионным фондом» не оставалось. По первоначальной модели все деньги должны были управляться конкурентным образом на рынке.

Пенсионные деньги - это, по определению, деньги «длинные» Надо также напомнить, что пенсионные деньги - это, по определению, деньги «длинные». И в этом их принципиальное отличие от всех остальных денег, которые до сих пор превалируют в российской экономике. Если вы посмотрите на баланс банковской системы РФ, вы поймете, что 92-93 % депозитов составляют депозиты до года - на эти деньги нельзя построить электростанцию, потому что у электростанции срок окупаемости - 3, 5, 10 лет - в зависимости от прогнозной цены и тому подобное. И строить долго. Поэтому в пассиве финансовой системы должны были появиться длинные деньги, которые можно было бы хоть каким-то образом задействовать в финансировании развития российской инфраструктуры. Во время пожара Останкинской телебашни все увидели, что инфраструктура гнилая, ее надо чинить. Причем чинить фундаментально.

Все увидели, что инфраструктура гнилая, ее надо чинить. Причем чинить фундаментально Я проиграл эту борьбу, но реформа сформулирована и законодательно оформлена так, что рано или поздно она сработает. Только уйдет на это дело не три года, как предполагалось, чтобы мы могли увидеть результаты через десять - двенадцать лет, а лет двадцать...

Главная Страница