Пантеистические идеи в философии Возрождения.

Наиболее теоретически организованной частью философии Возрождения является пантеизм. В самом общем виде он может быть определен как учение о совпадении Бога и природы. Пантеизм может иметь различную степень проявления, зависящую от понимания степени и характера этого совпадения. Крайние среди них могут быть обозначены следующими утверждениями: «Бог во всем» (натурфилософия) и «Все в Боге» (теология).

А). Истоки возрожденческого пантеизма. Корни идей пантеизма можно отыскать в самых ранних философских системах (например, в философии Ксенофана или стоиков). Но в своей завершенной форме эти идеи зарождаются в поздней средневековой философии как результат схоластического обсуждения античной идеи эманации. Эта неоплатоническая идея была использована в это время для противостояния теистическому креационистскому представлению о сотворении мира Богом.

Развитие схоластики и религиозного мировоззрения в целом делало возникновение пантеизма возможным и даже неизбежным. Поздняя схоластика делает Бога абсолютно потусторонним. Для него возможно все, кроме противоречия. Природа, как противоположное Богу, – чистая возможность. Она могла бы не существовать, могла бы быть иной, но она такова, какова есть, по воле Бога. Природа и Бог абсолютно различны, но именно поэтому они могут совпадать. Если в мысли о Боге можно допускать все, кроме противоречия, то можно допустить, что Бог может принимать природные формы. По словам Оккама: «Сближение Богов с родственной им природой не противоречит сущности богов». Бог может проистекать в мир.

Б). Гуманистическая суть пантеизма Возрождения. Возрожденческий пантеизм неразрывно связан с гуманизмом. Через идеи гуманизма реализуется стремление найти новое духовное смысловое жизненное «единство»: единство земного и небесного. Такое «единство» понимается гуманистами какэстетическое по своей природе. И уже самый ранний гуманизм строится как поиск Красоты и Истины, растворенных в природе.

Л.Валла переосмысливает христианский идеал благодати, понимая земное блаженство как предварительную ступень небесного. Он выступает как защитник возвышенно-эстетической предметности. Фактически он создает учение о созидательно-самодавлеющей, жизненно незаинтересованной и бескорыстной, всегда игровой и всегда усладительной предметности.

В). Направления пантеизма. Это эстетическое чувство сливается с религиозной мистикой и создает зрелый пантеизм. Он может выглядеть как магико-алхимическое понимание природы (Парацельс). Может принимать математически-абстрактную форму (Николай Кузанский). А может становитьсяимманентно-трансцендентным (Дж. Бруно).

а) Парацельс Ауреол Теофраст (псевдоним Филиппа Теофраста Бомбаста фон Гогенгейма, 1493 – 1541) – философ, естествоиспытатель, врач, которого называют «Лютером медицины».

Пантеистические воззрения Парацельса вырастают из медицины, которую он полагал всеобъемлющей наукой. Медицина строится как динамически-функциональное понимание жизненных процессов, она – знание о жизни, а не только о болезнях. И это знание есть магическое единое понимание природы, познания и человека.

Это значит, что все наше знание – самооткровение, все наши возможности – результат взаимодействия с природой, имеющей божественное происхождение.Постижение природы возможно только на основе особого магического контакта с ней, ее подлинными началами.

Природа – живое целое, пронизанное магическими силами, которые находят свое проявление как в строении и функциях живых существ, так и в неодушевленных стихиях и телах. Поэтому у всего в мире есть природно-смысловой строй. Средоточием человека является душа, средоточием неодушевленных стихий – архе (особое одушевленное начало).

Все существа возникают из соединения видимого, элементарного, земного тела и недоступного наблюдению небесного, астрального жизненного духа. Поэтому практической подосновой науки о жизни может служить алхимия, а природа может быть понята исходя из трех алхимических элементов: ртути, серы и соли. Ртуть соответствует духу, сера – душе, а соль – телу.

Человек также определяется этими тремя элементами. Он представляет из себя «микрокосм». Душа человека является «деалической» – божественной. Она –источник познания, нравственности, блаженства. Здоровье человека – это гармония телесного, душевного и духовного. Их дисгармония, разбалансированность, деструкция –болезнь. Гармоничность и дисрагмоничность человеческой жизни определяется соотнесенностью души человека с мировой душой.

б) Взгляды Парацельса способствовали возрождению неоплатонических идей, прежде всего идеи мировой души и идеи Единого. Более всего на традицию неоплатонизма сориентирован Николай Кузанский (1401 – 1464). Он возрождает эту традицию, переосмысливая ее.

У неоплатоников Единое характеризуется через свою противоположность к «не-единому», многому. Эта противоположность начинает пониматься как вариация более универсальной противоположности: предел – беспредельное. И тогда неоплатонизм приходит в противоречие с принципами христианского монизма, поскольку оказываются разорванными творец и его творение.

Кузанец видит в этом недопустимый дуализм и заявляет, что «единому ничто не противоположно». На основании чего и провозглашает «формулу» возрожденческого пантеизма: «Единое есть все», подхваченную чуть позже и Д. Бруно.

Не существует разницы между Богом и его творением. Бог и мир – одно и то же. Вселенная – это чувственно изменяющийся Бог, абсолютный и завершенный. Божественная вселенная бесконечна и земля не является ее центром. Бог – Единое и предел, божественное творение – беспредельно и бесконечно, поэтому они соотносятся как противоположности максимума и минимума. Бог есть Абсолютный Максимум и Абсолютное Бытие.

Максимум и минимум совпадают между собой также как совпадают Бог и природа. И математическое доказательство совпадения максимума и минимума есть доказательство правильности пантеизма. Кроме того, это доказательство подтверждает универсальность принципа совпадения противоположностей в мире, который Кузанец формулирует следующим образом: «Все вещи состоят из противоположностей в различных степенях».

Закон совпадения противоположностей касается универсальных характеристик мира: единого и многого, минимума и максимума, материи и идеала, чувственности и рассудка, простого и сложного, предела и беспредельного и др. Понятия беспредельного и бесконечного становятся важнейшими в доказательстве совпадения минимума и максимума, доказательства логико-философского и математического.

Его можно представить приблизительно следующим образом. Поскольку Единое не имеет противоположности (по определению, иначе это не Единое), то оно особым образом тождественно бесконечному, беспредельному. Тождественно через единство минимума и максимума как основных «силовых» центров мирового универсума.

Бесконечное – это то, больше чего ничто не может быть, стало быть, это «максимум». Тогда Единое – это минимум (в смысле: много – одно). Нобесконечный универсум – единство «определившееся», «стяженное», поэтому неизбежно ограниченное, различенное по вещам. Значит оно «минимум». Абсолют же, как единое начало всему предшествует, во всем «просвечивает» и недостижим. Тогда он – «максимум» (в смысле: властвующее и подвластное).

В этом совпадении – суть творения. Через принадлежность к универсуму каждая вещь мира пребывает в другой. Максимальное различие вещей совпадает с их минимальным различием (отсутствием такового). Мир имеет и центром и пределом своего творца, и в нем не найти ни пространственного, ни временного, ни смыслового конца.

Мир – вселенная, где совпадает центр и периферия. Математической моделью такого совпадения является, согласно Кузанцу, круг и вписанный в него многоугольник, которые стремятся к тождественности при увеличении размеров круга и числа сторон многоугольника.

Бог – это абсолютный максимум и потому определившийся минимум. Он – актуальная бесконечность, в которой совпадает предел и беспредельное. (Актуальная бесконечность – антитеза потенциальной «дурной» бесконечности, в которой мир исчезает.) Только актуальная бесконечность обладает подлинной реальностью. В актуальной бесконечности совпадают «Бог как все» и «Бог в ничто».

Бесконечное становится сутью мира, оно – мера для всего сущего. Если бесконечность становится мерой, то парадокс становится синонимом точного знания. Бесконечность вселенной обуславливает бесконечность познания. Бесконечность – предмет особой веры, которая первична в гносеологическом отношении.

Вера – бесконечное постижение изначально известного. Поэтому познание строится не как восхождение от незнания к знанию абсолютному, а как«ученое незнание» («знание о незнании»). Познание определяется интеллектуальной интуицией, которой мы постигаем «изначальное, «все», а потомограниченным образом толкуем это «изначальное» для себя. Также как и мир, познание подобно многоугольнику, вписанному в круг.

Познание включает в себя четыре этапа, соединенных по модели круга. Первый этап – чувственное восприятие. Второй – рассудочное разделение противоположностей. Третий – разумное их сопоставление. Четвертый – интеллектуальная интуиция, непосредственно созерцающая совпадение противоположностей в бесконечном единстве Максимума и Бога.

Мир – незавершенное космическое тело и незавершенная история. Мир не замкнут, а открыт и устремлен. В нем совпадают, как бы дотягиваются друг до друга, центр и периферия, начало и конец, конечность и бесконечность.

в) Пафос незамкнутого мира пронизывает воззрения и Джордано Бруно (1548 – 1600), ярчайшей фигуры этой ярчайшей эпохи. Д. Бруно – доминиканский монах, естествоиспытатель, философ, гениальный итальянский пантеист.

Он называл свою философию «философией рассвета» и не просто теоретизировал, но проповедовал и провозглашал свои взгляды с поэтическим воодушевлением и поэтической силой (излагая свои взгляды иногда напрямую в стихах, иногда в высокохудожественных диалогах). И, как известно, принял мученическую смерть за свои взгляды.

Бруно наследует идеи Кузанского о беспредельном и совпадении минимума и максимума и идеи Н. Коперника о гелиоцентрической вселенной неизмеримой и бесконечной. Он отождествляет космос с бесконечным божеством и понимает мир как бесконечный космос.

Активный творческий импульс, порождающий мир, находится не вне мира, а в нем самом. «Единое есть все» означает, что природа – это «Бог в вещах». Авселенная – это и есть Бог. Она бесконечна, является множеством миров, каждый из которых образован собственным Солнцем, окруженным планетарной системой.

Бесконечный, движимый внутренними силами универсум есть единственно сущее и живое. Он единственная возможная субстанция, поскольку в качестве универсума остается вечным и неизменным.

Единичные вещи и универсум связаны еще одним пантеистическим принципом: «Все во всем». Единичные вещи принимают участие в высшем духе и жизни соответственно степени развития своей организации. Но в отличие от духа, они подвержены изменению. Элементарные, простейшие части всего существующего не возникают и не исчезают, а лишь разделяются и соединяются в бесконечном многообразии.

Они есть minima, или монады (замкнутые, самодостаточные и целостные жизненные и смысловые единицы). Монады могут относиться как к материальному, так и к психическому миру. Максимум – бесконечная простая субстанция, из которой возникает множество вещей и собственно универсум. Поэтому в мире нет ничего неживого, все одушевлено. Пантеизм Бруно неразрывно связан с гилозоизмом.

Целью философии является не познание сверхприродного Бога, а самой природы, вселенной, универсума. Бог не может требовать от нас больших почестей, чем те, которые мы ему оказываем, когда изучаем законы движения и развития универсума, и когда живем по этим законам. Всякое познание естественного закона есть нравственное дело. Центр нравственности – любовь к бесконечному. Этическая задача человека – героический энтузиазм.

Вывод. Соединяя Бога и природу, пантеизм возрождает идеи античности, но создает при этом совершенно иную духовную панораму. В отличие от античности для Возрождения беспредельное не уступает в значимости пределу, а незавершенное – завершенному и целому. Возможность не менее богата, чем актуальность. Движение и становление предпочтительней неподвижного возвышенно-бытийного начала. И бесконечные метаморфозы природно-божественного космического универсума бесконечно длятся и продолжаются и предопределяют к тому же самому перспективы развития человека.

Пантеизм Джордано Бруно

Пантеизм — учение, отождествляющее в известном отношении Бога с миром; на это указывает само название, происходящее от греческого «pan» — все и «theos» — Бог. В основе этого учения находится проблема об отношении единства к множественности, бесконечного к конечному, с которой приходится иметь дело всякой философии.

Заслуга Джордано Бруно состоит в развитии философского аспекта теории Коперника. Он отказывается от позиции своего предшественника, согласно которой Солнце представляет со­бой абсолютный центр Вселенной. Такого центра, по мнению Бруно, вообще нет. Любая планета (и даже любое космическое тело) может быть истолкована наблюдателем, находящимся на ней, как центр Вселенной. Солнце лишь относительный центр, т. е. центр нашей планетной системы. Вселенная не имеет никаких границ, число миров в ней бесконечно. Земля обладает собственным движением, подобным движению небесных тел.

Джордано объявляет Вселенную равной Богу. От исключает Бога-творца, внешнего и высшего по отношению к ней. Бог заключен у него в самом материальном мире, Он его деятель­ное и внутреннее начало. Таким образом, Бруно предстает пе­ред нами как пантеист, восставший против Бога как сверхпри­родной силы. Этого Церковь не могла ему простить. Казнь Бруно была назначена на 17 февраля 1600 года на площади с нежным названием «Поле цветов». Святые отцы разных ре­лигиозных орденов увещевали его покаяться. Однако ничто не поколебало Бруно.

"Я учу бесконечности вселенной как результату действия бесконечной божественной силы, ибо было бы недостойно Божества ограничиться созданием конечного мира, в то время как оно обладает возможностью творить все новые и новые бесчисленные миры. Я утверждаю, что существует бесконечное множество миров, подобных нашей земле, которую я представляю себе, как и Пифагор, в виде небесного тела, похожего на Луну. Планеты и другие звезды. Все они населены, бесконечное множество в безграничном пространстве образует вселенную. В последней существует всеобщее Провидение, благодаря которому все живое растет, движется и преуспевает в своем совершенствовании. Это провидение или сознание я понимаю в двойном смысле: во-первых, наподобие того, как проявляется душа в теле, то есть одновременно в целом и в каждой отдельной части; такую форму я называю природой, тенью или отражением Божества. Затем сознанию присуща еще другая форма проявления во вселенной и над вселенной, именно не как часть, не как душа, а иным, непостижимым для нас образом".

Пантеизм Бруно

Бесконечная вселенная в целом — это Бог — он находится во всем и повсюду, не "вне" и не "над", но в качестве "наиприсутствующего". Универ­сум движим внутренними силами, это вечная и неиз­менная субстанция, единственно сущее и живое. Еди­ничные вещи изменчивы и вовлечены в движение веч­ного духа и жизни в соответствии со своей организаци­ей.

Душа может рассматриваться как "ближайшая формирующая при­чина, внутренняя сила, свойственная всякой вещи". Мировая же душа у Бруно — носитель такого атрибутивно­го свойства как "всеобщий ум", универсальный интел­лект, Бог.

Утверждения Бруно

1. Земля имеет лишь приблизительно шарообразную форму: у полюсов она сплющена.

2. И солнце вращается вокруг своей оси

3. "...земля изменит со временем центр тяжести и положение свое к полюсу".

4. Неподвижные звезды суть также солнца.

5. Вокруг этих звезд вращаются, описывая правильные круги или эллипсы, бесчисленные планеты, для нас, конечно, невидимые вследствие большого расстояния.

6. Кометы представляют лишь особый род планет.

7. Миры и даже системы их постоянно изменяются и, как таковые, они имеют начало и конец; вечной пребудет лишь лежащая в основе их творческая энергия, вечной останется только присущая каждому атому внутренняя сила, сочетание же их постоянно изменяется.

В 1584 году он публикует диалог «Изгнание торжествующего зверя», обращение к магической религии египтян.

«Вот, значит, никогда не обоготворялись сами по себе крокодилы, петухи, лук, репа, но боги и божество в крокодилах, петухах и прочем; божество, которое с течением времени, от места к месту, постепенно, то тут то там, проявлялось, проявляется и будет проявляться в различных предметах, хотя бы они и были смертны: египтяне смотрели на божество, как на близкое и дружественное им, а не как на высшее, заключённое в себе самом, не пребывающее в сотворённых вещах. Смотри же, как простое божество, которое находится во всех вещах, плодоносная природа, мать хранительница вселенной сообразно различным своим проявлениям отображается в различных предметах и принимает различные имена. Смотри, как к ней единой, различным образом должно восходить, приобщаясь к различным дарам: иначе напрасно будешь черпать воду сетями и ловить рыбу лопатой.

Для всего этого, конечно, необходимы та мудрость и суждение, то искусство, деятельность и пользование духовным светом, каковые духовное солнце открывает миру в иные времена больше, в иные – меньше. Вот этот обряд и называется Магией, и поскольку занимается сверхъестественными началами, она – божественна, а поскольку наблюдением природы, доискиваясь до её тайн, она – естественна, срединной и математической называется, поскольку исследует силы и способности души…»

Здесь Бруно возвращается к языческим истокам и уповает на то, что великолепная магическая религия египтян вернётся, их нравственные установления придут на смену хаоса нынешнего века, пророчества исполнятся.

Бруно допускал, что душа может свободно перемещаться из одного мира в другой. Такое предположение радикально противоречило христианской догматике, отводившей для души особое, внемировое пространство "того света", но зато оно было необходимо Бруно для установления принципиально возможной связи с иными мирами, отделенными, по Бруно, от нашего только пространственным барьером. Таким образом,бруновское учение о множественности миров затрагивало святая святых христианской веры. Бруно отказался это сделать, потому что именно такая душа была необходима ему для связи с иными мирами,

В число важнейших составляющих философии Бруно входил гилозоизм - учение, отождествляющее "живое" и "сущее" и, в частности, рассматривающее Космос как живой организм. Понятно, что такой душе уже не нужна прежняя церковь (как посредник между принципиально различными земным и небесным мирами), однако самой церкви вряд ли могла понравиться перспектива лишиться человеческих душ, а вместе с ними и прихожан. Гораздо проще было навсегда расстаться с одним из них.

Фундаментальная новация Бруно состояла во введении в религию идеи прогресса, т. е. представления о том, что с ходом времени происходит не деградация некоего "золотого века", истинной мудрости, подлинной святости и т. Пантеизм, а наоборот, приумножение и совершенствование знаний, включая знание о Боге. "Современная мудрость превосходит мудрость древних", - писал Бруно в книге "Пир на пепле". Тем самым он обнаруживал в истории необратимое развитие и экстраполировал его на иные миры, многие из которых могли уйти в своей эволюции дальше Земли.

Единство и бесконечность мира, его несотворимость и неуничтожимость – таковы исходные посылки философии итальянского мыслителя Джордано Бруно. На этом базируется его космологическое представление. Развивая идеи Кузанского, Бруно доказывал, что любое небесное светило можно рассматривать в качестве центра мироздания потому, что он находится повсюду и - нигде, то есть обосновывал идею бесконечности Вселенной.

Бруно открыто порывает с теоцентрической концепцией устройства мироздания. По его мнению, движущаяся вокруг своей оси и вокруг Солнца Земля – лишь ничтожная пылинка в беспредельном мироздании. Земля не может быть центром Космоса, потому, что в мире вообще нет ни центра, ни границы. Понятие «вверх», «низ» и им подобные применимы лишь к отдельным, ограниченным и временным системам, но не к Космосу, вечному и бесконечному.

« В безмерном лоне бесконечной Вселенной возникают, развиваются, уничтожаются и снова рождаются бесчисленные миры. Наша Солнечная система – лишь одна из бесчисленного множества других, подобных систем.» «Существуют бесчисленные солнца, бесчисленные земли, которые кружатся вокруг своих солнц, подобно тому, как наши семь планет кружатся вокруг Солнца» - писал Джордано Бруно в книге « О бесконечности, вселенных и мирах.» Так идеи Джордано Бруно и его предшественников Николая Кузанского и Коперника заложили основы для развития философии и естествознания Нового времени.

refapjn.ostref.ru referatxgk.nugaspb.ru core.underref.ru referatqcm.nugaspb.ru Главная Страница