Враг (но существовал ли в действительности этот враг?), похоже, не отвечал. Все звуки оружейных залпов доносились только с джонки Лай-шо-сан. Теперь вот раздались сухие щелчки выстрелов из ружей.

Что же все-таки происходило наверху?

Репортер спрашивал себя, не наступил ли конец его карьере. Запертый в трюме, он точно пойдет прямиком ко дну, если джонка получит повреждение. У него перехватило горло, и он заерзал на месте, почувствовав себя не в своей тарелке от этой мысли. Лилус застыл, с трудом дыша и пытаясь выстроить в своем воображении различные эпизоды атаки, которые в беспорядке следовали один за другим.

Но ничего… Ничего, кроме невыносимой жары, спазм в горле и… неудержимого желания выкурить сигарету на свежем воздухе.

Через полчаса Лилус вновь находился на палубе.

Первое, что он увидел на палубе, было новое лицо. Затем еще одно. Это, безусловно, были пленные. Они были связаны, руки скручены за спиной; бедняги не могли даже пошевелиться.

Лилусу удалось узнать, что это были капитаны джонок. Но при попытке расспросить, почему они находились здесь, журналист понял, что лучше держать свои вопросы при себе.

Наверху, на своем насесте, Лай-шо-сан, с двумя служанками по бокам, — все трое вооружены с головы до ног, включая патронташ вокруг талии, — поглядывали на репортера с насмешливой улыбкой.

Вдали, вздрогнув в последний раз всем корпусом, большой корабль скрылся под водой и пошел ко дну.

Драма завершилась. Осталось сыграть лишь эпилог, то есть вернуть пленников заинтересованным лицам за выкуп. Пираты знали, куда надо доставить капитанов, и были практически уверены в успехе сделки, так как на вопросы Лилуса помощник Лай-шо-сан ответил с уверенным видом, что речь не идет о каком-нибудь чрезвычайном событии, а только лишь о заслуженном наказании. «Пусть называют это, как хотят, — подумал репортер, — главное, чтобы мне разрешили сфотографировать пленных!»

Лай-шо-сан была в великолепном настроении. Она позволила Лилусу делать все, что он захочет. Обрадованный репортер, поворачиваясь во все стороны и не отнимая фотоаппарат от глаз, начал снимать все подряд, включая женщину-пирата и ее спутниц «в загородной одежде».

Пленники были по очереди препровождены к хозяйке ее капитаном. Отсутствие второго длилось два часа. Когда он вернулся, на его лице читалось полное удовлетворение исходом дела.

Лилус утверждает, что видел, как он предъявлял Лай-шо-сан толстую связку банкнот.

МЕЧТЫ ПИРАТА

Остаток путешествия прошел без происшествий.

Американский журналист, как он и рассчитывал, высадился в бухте Биас. Здесь его встретили враждебно. Кто-то даже показал кулак. Глухие угрозы сопровождали его сзади, пока он шел по берегу. Вероятно, местные жители, у которых что-то было на совести, приняли белого человека за какого-нибудь эмиссара или инспектора, направленного сюда, чтобы принять предварительные меры против новых беспорядков.

Лилусу очень повезло, что его сопровождали пять пиратов из банды Лай-шо-сан, вооруженные до зубов; иначе никто не знает, чем закончился бы этот несвоевременный визит. Когда он возвращался обратно на берег, чтобы снова занять свое место на корабле, привезшим его в эти негостеприимные места, то внезапно в него полетели камни.

Но журналист воздержался от каких-либо проявлений чувств. В конце концов, разве он не искал приключений в далекой загадочной стране!

Обратный путь лежал не в Макао, а в Гонконг. Лай-шо-сан высадила своего пассажира на южном берегу острова, предоставив ему случай совершить длинную пешую прогулку в город.

Появление на рейде около Гонконга было ей «противопоказано», и для нее было бы лучше, объяснил слуга-переводчик, остаться в открытом море. Англичане, которые обосновались здесь, не имеют оснований закрывать глаза на ее деятельность, как это делают португальцы в Макао. К тому же, англичане принимают очень жесткие меры против пиратов.

Когда Лилус расстался с Лай-шо-сан, урегулировав все денежные обязательства, у него возникло ощущение, что он прошел мимо тайны, так и не проникнув в нее. Что он, собственно, узнал о жизни пиратов, которую прибыл изучить и которую хотел разделить с этими людьми любой ценой?

Он пытался получить какие-либо сведения на этот счет у «капитанши». Но никаких признаний от нее он так и не добился; переводчик все время повторял один ответ:

— Она говорить: ты не надо знать.

refamgk.ostref.ru vkl.deutsch-service.ru referattfk.nugaspb.ru tis.deutsch-service.ru Главная Страница