Экономическое положение в аграрном секторе в конце XIX – начале XX в. и развитие капитализма в сельском хозяйстве

Развитие производительных сил в сельском хозяйстве шло замедленными темпами. Средний годовой сбор хлебов увеличился за 10 лет на 22%. Посевные площади выросли на 8,5 %, а урожайность повысилась на 13%, но при старой агротехнике Россия продолжала отставать в два-три раза от большинства стран Западной Европы. Росли посевы пшеницы и ячменя, увеличилось значение картофеля и технических культур, особенно льна. Росла переработка картофеля на винокуренных заводах. Резко возросли посевы сахарной свеклы, в 90-е гг. была заложена и база развития хлопководства в Средней Азии. Рост посевных площадей происходил на Северном Кавказе, юге Украины, в Заволжье и Западной Сибири, а в черноземных губерниях посевные площади даже уменьшились.

После реформы 1861 г. в России возникла проблема малоземе­лья, так как бывшие крепостные крестьяне получили свободу с не­достаточными для обеспечения своей семьи земельными наделами. Государственные крестьяне получили, в среднем 6,7 десятины надушу, удельные — 4,8, помещичьи — 3,2, всего по Рос­сии — по 4,8 десятины. В наиболее неблагоприятных условиях ока­зались малороссийские и западные губернии, где надел вышедшего на волю крестьянина определялся в 1,2—1,7 десятины на душу, что было в 2 раза меньше площади, которую они обрабатывали до ре­формы. В дальнейшем среднедушевой надел продолжал умень­шаться под влиянием прироста сельского населения, которое в 1861 — 1906 гг. увеличилось с 54,1 млн. до 86,5 млн. человек (вместе с призванными на военную службу оно составило 100 млн.). В резуль­тате средний размер земельного надела на мужскую душу постоян­но снижался: с 4,7 десятины в 1861 г. до 3,5 десятины в 1880 г. и 2,6 десятины в 1900г.

Таким образом, за полвека средний душевой размер крестьянс­кого землевладения уменьшился на36%. Если принять для Евро­пейской России норму надела, способного удовлетворить элемен­тарные потребности крестьянина, в 5—10 десятин, окажется, что две трети дворов к 1905г. были малоземельными. В «Расписании временных предельных норм», приложенным к Циркуляру Коми­тета по землеустроительным делам от 12 июня 1907 г., земельная норма определялась в 8 1/4 десятины, максимальная — в 21 десяти­ну.

Уровень обложения надельных земель различными сборами был высоким. По данным Л. Зайцевой, в 1903 г. в 50 губерниях Европей­ской России с крестьянских надельных земель причиталось 188 млн. руб. казенных, мирских и страховых сборов, а с частновладельческих земель — всего 23 млн. руб., то есть в 8 раз меньше, хотя тех и других земель было почти поровну (соответственно 120 млн.и 102 млн. десятин). Разница определялась тем, что владельцы надель­ных земель облагались казенными сборами в большей мере, чем ча­стные владельцы. Со всех владельческих земель причиталось всего 2,5 млн. руб. таких сборов, а с надельных — 93 млн. руб., или почти в 40 раз больше. В результате реформы 1861 г. крестьяне вышли на волю не только с совершенно недостаточным для обеспечения наделом, но и с тяжелыми денежными обязательствами, что не позволяло накапливать средства для обустройства на хуторах и отрубах.

Обремененность платежами была одной из главных причин не­возможности вести эффективное хозяйство. По данным П. И. Лященко, в помещичьем хозяйстве платежи составляли 2-10 % дохо­да, тогда как в крестьянском они почти всегда превышали 50 %. Из 208 млн. руб. податных сборов, приходившихся на сельское хозяй­ство страны, крестьяне платили 195 млн. руб., помещики — 13 млн. В некоторых губерниях (особенно для хозяйств малым наделом) выплаты часто превышали годовой доход.

Развитие товарного хозяйства приводило к заметному расслое­нию крестьянства, выделению из него деревенской буржуазии (ку­лачества) и к пролетаризации части крестьян за счет «вымывания» середняка.

Ускорился оборот земли. Для финансовой поддержки дворянского землевладения в 1885 г. был учрежден Дворянский земельный банк, в котором в пер­вые два года было заложено до 3,9 млн. десятин и выдано ссуд на 140 млн. руб.; всего за период 1886—1912 гг.— соответственно 24,7 млн. десятин и 1146 млн. руб. В 1882 г. создается Крестьянский поземельный банк, ставший наиболее выгодным для помещиков посредником при продаже земли крестьянству; через него крестья­нам было продано в течение 30 лет 15,8 млн. десятин преимуще­ственно бывших дворянских земель.

Цены на землю в России быстро росли. По подсчетам Центрального статистического комитета, накануне освобождения крестьян средняя цена за 1 десятину земли по 45 губерниям составляла 12 руб. 69 коп., в конце 60-х годов — 20 руб. 44 коп., а в конце 90-х годов — 66 руб. 92 коп. В отдельных районах рост был еще большим: в юж­ном степном — с 11 руб. 34 коп. накануне освобождения до 123 руб. 97 коп. в конце века.

Главным тормозом развития капиталистических отношений в сельском хозяйстве оставалось общинное землепользование. Ос­новные недостатки этой системы были следующими.

1. Коллективное пользование землей мешало крестьянам по-хо­зяйски относиться к ней. Для крестьянина земля не стала «своей», поскольку в результате частых переделов она регулярно меняла хо­зяев. Это сделало бессмысленным улучшение качества земельных участков и побуждало максимально быстро извлекать из них при­быль, что приводило к быстрому истощению земли.

2. Община не признавала гражданских прав личности; все основ­ные решения принимались миром, которому подчинялся каждый крестьянин. Выход крестьянина из общины был крайне затруднен.

3. В общине, как правило, сохранялась устаревшая трехпольная система земледелия. Поскольку наделы крестьянских дворов рас­полагались в каждом поле, в общине существовал принудительный севооборот с необходимостью начинать и завершать полевые рабо­ты одновременно. Трудолюбивый хозяин лишался возможности использовать на своей полосе личный опыт и вести хозяйство так, как он считал наиболее целесообразным.

4. Стремление общины к наделению каждого двора равнокачественным земельным наделом неизбежно приводило к чересполоси­це, раздробленности участков, дальноземелью (удаленности угодий от жилья) и узкополосью, что мешало развитию более интенсивных форм земледелия.

Чересполосица была межселенной, внутриселенной и внутриобщинной.

Внутриселенная чересполосица характеризовалась количеством полос, приходящихся на один крестьянский надел, а также их дли­ной и шириной. По данным П. Н. Першина, 11 % общин Рязанской губернии имели в пашне до 10 полос на одно хозяйство, 43 % — от 11 до 30,26 % — от 31 до 50 полос.

Одной из причин чересполосного расположения земель были также частные переделы, так называемые «скидки-накидки» и «свалки-навалки»; они имели место между общими переделами. При этом происходило дробление полос на более мелкие.

К началу XX в. созрели идеи о полной ликвида­ции общинного землепользования.

Сторонники частной земельной собственности исходили из того, что закрепление ее за крестьянами позволит каждому органи­зовать хозяйство на новых началах, получить определенные гаран­тии и стимулы к улучшению своей деятельности. Эту мысль четко выразил П. А. Столыпин, выступая перед делегатами Государствен­ной Думы 3-го созыва 18 ноября 1907 г. Правительство ставило це­лью не беспорядочную раздачу земель, не успокоение бунта, а при­знание неприкосновенности частной собственности, создание мас­сы мелких землевладельцев, обеспечение реальной возможности выхода из общины.

Хотя остатки феодальных отношений сильно сдерживали разви­тие страны, в пореформенный период в сельском хозяйстве все шире распространялись капиталистические способы организации производства. К. концу XIX в. из 43 губерний Европейской России в 17 преобладала отработочная система, в 19 — капиталистическая, 7 — смешанная. Для развития предпринимательского сельскохозяйственного про­изводства в России существовали благоприятные рыночные условия вплоть до 1912г.: цена на пшеницу возросла на 25%, на продукцию животноводства — на 30—40 %. Это привело к расширению посевных площадей в капиталистических хозяйствах в 2 раза, а в среднем по стране — на 14 %. Благоприятные рыночные условия способствовали техническому совершенствованию производства, внедрению новых орудий и машин. В России назрела необходимость проведения новой аграрной реформы.

Подготовка и осуществление аграрной реформы

Подготовка реформы началась в январе 1902 г., когда император Николай II утвердил положение об Особом совещании о нуждах сель­скохозяйственной промышленности. В марте 1903 г. был издан новый манифест — об отмене круговой по­руки. В конце 1904 г. сенат предложил уравнять гражданские права крестьян и других сословий. Наконец 5 октября 1906 г. был издан закон, уравнявший правовое положение крестьян и других сословий, главным образом при поступлении на службу и в учебные заведения; этим же указом отменялись ограничения в части семейных разделов и выдачи паспортов (теперь для этого не требова­лось согласия сельского общества). Были ограничены права земских начальников самовольно арестовывать и штрафовать крестьян; это стало возможным только через волостной суд и волостную админист­рацию.3 ноября 1906 г. был издан указ «Об отмене выкупных платежей», по которому взимание с крестьян выкупных платежей за на­дельные земли прекращалось с 1 января 1907 г. Манифест от 3 нояб­ря 1906 г. требовал установления оснований для определения доли надельной земли, на которую мог претендовать каждый общинник. Этим манифестом правительство и III Государственная Дума упраз­днила право общины распоряжаться надельной землей, предоста­вив отдельным домохозяевам право собственности на находящиеся в их фактическом пользовании участки общинной земли. Основ­ные принципы манифеста конкретизировались в указе от 9 ноября 1906 г. «О крестьянском землевладении и землепользовании», он и положил начало столыпинской аграрной реформе. Имея целью, сохранение помещичьего землевладения и взяв курс на на­сильственное разрушение крестьянской общины и создание хутор­ской и отрубной форм крестьянского землевладения, правитель­ство под руководством премьер-министра П. А. Столыпина решило укрепить, развить и ускорить тенденции капиталистического раз­вития деревни. Особая роль при этом отводилась деятельности Кре­стьянского поземельного банка, землеустройству и новой пересе­ленческой политике. Землеустройство стало центральной осью всей новой аграрной программы правительства. Основной целью реформы было насаждение частной земельной собственности, создание многочисленного и сильного класса зажи­точных крестьян (кулаков), который должен был стать опорой госу­дарственной системы. Содержание нового землеустройства определилось целым рядом законов и положений, основными из которых стали указ от 9 ноября 1906 г., Закон о землеустройстве от 29 мая 1911 г. (дополненный и изданный в качестве Положения о землеус­тройстве в 1912г.) и Наказ землеустроительным комиссиям от 19 июня 1911 г.

Накануне реформы в России существовали два вида крестьянс­ких общин — передельные, в которых переделы земель производи­лись каждые 12 лет, и беспередельные, в которых они не производи­лись 24 года и более. Для роспуска передельных общин требовалось решение не менее двух третей схода. Беспередельные общины рас­пускались автоматически.

Процедура выделения отдельного крестьянина из общины была предельно облегчена. Теперь для этого не требовалось решения схо­да. Сход мог принимать решение о роспуске самой общины или ее сохранении, но был лишен возможности препятствовать выходу от­дельного крестьянина и отказывать в предоставлении надела на правах безусловной собственности.

Выходящий из общины крестьянин взамен многочисленных зе­мельных участков, разбросанных на значительном расстоянии друг от друга, получал право на компактный земельный участок — от­руб, или мог поселиться на хуторе — отдельном земельном участке с жилыми и хозяйственными постройками. Если отвод или выдел земли к одному месту оказывался неудобным или невозможным, обществу предоставлялось право удовлетворить желающего выделиться деньгами по взаимному с ним соглашению, а при недостижении соглашения — по оценке, устанавливаемой во­лостным судом (ст. 13 указа). В большинстве случаев община даже не могла обсуждать вопрос о том, выгодно ли ей откупиться деньга­ми от желающего выделиться. Община была обязана удовлетворить требования вышедших домохозяев в закреплении за ним земли и отводе их к одному месту. Связанные с реформой спорные вопросы решал уже не «мир», не крестьянская община, а государство в лице земских начальников и представителей государственных землеуст­роительных комиссий.

При помощи укрепления правительство нарушало единство крес­тьянского мира; отруба разъединяли крестьянские наделы, а хутора уничтожали деревню и вместе с ней — тысячелетнюю крестьянскую традицию. Община обычно не возражала, если при очередном пере­деле кто-то изъявлял желание основать хутор на краю надела. Но хуторяне, зная о поддержке властей, чаще всего требовали себе зе­мель, ближайших к месту их проживания и лучших по качеству. К тому же землеустроительные комиссии предпочитали не возиться с отдельными домохозяевами, а разбивать на хутора или отруба всю деревню, достигая согласия крестьян нередко путем грубого давления.

Однажды утром в страдную пору в одну из деревень нагрянул член землеустроительной комиссии. Был созван сход, и мужичкам объяснили, что им надо выходить на хутора: общество небольшое, земли достаточно и вода с трех сторон. Посоветовавшись между собой, сходчики ответили отказом. Ни обещания предоставить ссуду, ни угрозы арестовать «бунтовщиков» и привести на постой солдат не возымели действия. Крестьяне твердили: «Как старики жили так и мы будем жить, а на хутора не согласны». Тогда крестьянам запретили расходиться и садиться на землю. Поздно вечером крестьян спросили: «Ну как, согласны?» - «Все согласны!»- дружно отвечал сход. – На хутора, так на хутора, на осину, так на осину, только чтоб всем, значит вместе». Иногда бывал и кровавый исход. В мае 1910г. полицейские расстреляли сход в с.Волотове Тамбовской губ. Конфликт вышел из-за слишком явного покровительства отрубщикам со стороны властей.

Для устранения имеющихся в законах препятствий к реализации крестьянами их прав на надельные земли в дополнение к ст. 12 Об­щего Положения о крестьянах в указе от 6 ноября 1906 г. были при­няты следующие правила.

1. Каждый домохозяин, владеющий надельной землей на об­щинном праве, мог в любое время требовать закрепления за собой в личную собственность причитающейся ему части.

2. В обществах, где не было общих переделов в течение 24 лет,

предшествующих подаче заявления отдельного домохозяина о вы­ходе из общины, за ним закреплялись в личную собственность (сверх усадебного участка) все участки общинной земли, состоящие в его постоянном (не арендном) пользовании.

3. В обществах, где в течение 24 лет, предшествовавших подаче заявления, были общие переделы, за домохозяином укреплялись в личную собственность (сверх усадебного участка) все участки об­щинной земли, которые были предоставлены ему обществом в по­стоянное, впредь до следующего общего передела, пользование. Но если ко времени такого заявления в постоянном пользовании домо­хозяина находилось земли больше, чем причиталось, то оказавшийся излишек закреплялся в личную собствен­ность крестьянина только при условии уплаты обществу его сто­имости, определяемой по первоначальной средней выкупной цене за десятину предоставленных в надел данному обществу угодий, об­лагавшихся выкупными платежами. В противном случае весь озна­ченный излишек поступал в распоряжение общества.

4. Домохозяева, за которыми были закреплены в личную соб­ственность участки общинной земли, состоящей в постоянном пользовании, сохраняли за собой право пользования в неизменной доле сенокосными, лесными и другими угодьями, а также право участия в пользовании (на принятых в обществе условиях) непере­деляемыми угодьями: мирской усадебной землей, выгонами, паст­бищами, оброчными статьями и др.

5. Постоянные доли в угодьях, переделяемых на особых основа­ниях, определялись в том размере, в каком домохозяева, заявившие о переходе от общинного владения к личному, пользовались ука­занными угодьями ко времени подачи такого заявления.

6. Требования о закреплении в личную собственность части об­щинной земли предъявлялись через сельского старосту обществу. Общество по приговору, постановляемому простым большинством голосов было обязано в месячный срок со дня подачи заявления указать участки, переходящие к личному владению домохозяина. В необходимых случаях определялся также размер причитающейся с крестьянина доплаты. Если в течение указанного срока общество такого приговора не выносило, то все указанные действия исполня­лись на месте земским начальником, который разбирал, по суще­ству, все возникающие при этом споры и объявлял свое постановле­ние.

10. В местностях, где не было введено в действие Положение от 12 июля 1889 г., обязанности земских начальников и уездных судов по данному указу исполнялись соответствующими им должностны­ми лицами и учреждениями.

12. Каждый домохозяин, за которым были закреплены участки надельной земли в указанном выше порядке, имел право во всякое время требовать, чтобы общество выделило ему взамен равноцен­ный участок, по возможности в одном месте.

14 июня 1910 г. был издан Закон «Об изменении и дополнении некоторых постановлений о крестьянском землевладении», допол­нявший указ от 9 ноября 1906 г. Данный закон уже в принудитель­ном порядке признавал личными собственниками всех домохозяев тех общин, где не производились переделы со времени перехода на выкуп: «Общества и имеющие отдельные владения селения, в коих не было общих переделов со времени наделения их землею, призна­ются перешедшими к наследственному участковому или подворно­му владению» (ст. 1). Община при этом теряла право на закреплен­ный участок.

Следующим шагом, направленным на разрушение общины, стал Закон «О землеустройстве» от 29 мая 1911 г. По этому акту крестья­нам, имеющим землю в подворном использовании, было предос­тавлено право, разверстываться по простому большинству голосов (прежде требовалось 2/3 голосов схода). По этому закону укрепив­шиеся домохозяева были лишены права образовывать при пересе­лении на хутора поселок; вышедшие из общины могли обособиться только путем выхода на хутор.

Избавляясь от общинных повинностей и ограничений (перио­дических переделов земли, принудительного севооборота, уплаты сборов), выделившийся крестьянин превращался в полноправного собственника и распоряжался землей по своему усмотрению. За годы реформы из крестьянских общин выделились около 2 млн. хо­зяйств, среди которых было немало зажиточных. Реформа, однако, не решила проблему малоземелья. П. А. Сто­лыпин отверг предложенный кадетами вариант принудительного выкупа помещичьих земель для передачи их крестьянам. Крестьян­ский банк по-прежнему покупал помещичьи имения и продавал их мелкими участками на достаточно выгодных условиях. Помимо этого крестьянам была передана часть государственных и удельных земель.

refaobf.ostref.ru referatxwk.nugaspb.ru referatrew.nugaspb.ru refalda.ostref.ru Главная Страница