ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ПСИХИАТРИИ КАК НАУКИ

Ознакомление с формированием психиатрии, ее достижениями и крупнейшими учеными, создавшими науку, имеет большое по­знавательное значение. Наряду с этим понимание пути психиат­рии, прошедшей от наказаний и изоляции душевнобольных до гу­манного их лечения и реабилитации, будет способствовать воспи­танию бережного отношения к пациенту, клиенту, ученику и его семье.

Изучение истории психиатрии показывает, что развитие пред­ставлений о психических расстройствах связаны с господствующи­ми в ту или иную эпоху философскими взглядами. В этой связи можно выделить три основные существующие и развивающиеся тенденции.

1. Магигеский подход — рассмотрение необъяснимых явлений в психике как магических. В примитивном обществе ответствен­ными за болезни души и тела считали духов. В Средние века воз­никновение помешательства связывали с кознями дьявола или с добровольным общением с ним. В некоторых культурах и в насто­ящее время все еще психоз считают результатом одержимости бе­совскими силами, вселения в человека дьявола.

2. Органигеский подход — объяснение душевных болезней телес­ными причинами. Греческий философ Гиппократ (IV в. до н. э.), как и некоторые другие его современники, связывал появление психических расстройств с материальными явлениями (смешением соков в организме). Мозг он считал органом познания и приспо­собления человека к среде: «Надо знать, что, с одной, стороны, на­слаждения, радость, смех, игры, а с другой стороны, огорчения, печаль, недовольства и жалобы — происходят от мозга... От него мы становимся безумными, бредим, нас охватывают тревога, стра­хи, либо ночью, либо с наступлением дня». В XIX веке Т. Мейнерт (1833—1892) уже определенно связывал возникновение психозов с болезнями больших полушарий мозга. В. Гризингерг (1814—1868) указывал на то, что многие нервно-психические болезни обязаны своим происхождением соматическим• заболеваниям. В XX веке достигнут такой уровень развития психиатрии, что, например, А. Фёллинг (1934) смог объяснить происхождение фенилкетону-

рии (формы умственной отсталости) отсутствием фермента фени-даланингидроксилазы,

Ъ. Психологигеский подход — обнаружение психологических причин психических нарушений. Возникновение взгляда на психи­ческие расстройства как на последствие людских страстей и поро­ков можно представить как трансформацию средневековых пред­ставлений о влияниях злого духа на душу и поведение людей. В начале XIX веке представители «Психической школы» — И. Гей-нрот (1773—1843), рассматривавший религиозную мораль как причину психических расстройств, В. Иделер (1795—1860), отста­ивавший в этом качестве чистую мораль, Бенеке (1789—1854), ви­девший в крайнем психологизме ответ на вопрос об этиологии психических расстройств, и др. — этиологию психических рас­стройств сводили к психическим факторам. В конце XIX — начале XX века. 3. Фрейд (1856—1939) конкретизировал характер психо­логических воздействий, способных привести к возникновению неврозов и психозов, ими он считал вытесненные из сознания эмоции и побуждения. В течение XX века это направление, связан­ное с изучением глубинных психологических механизмов, которые могут являться, в частности, причиной нервно-психических рас­стройств, разрабатывалось трудами его учеников и последовате­лей: К. Юнга (1875-1961), А. Адлера (1870-1937), Е. Блейле-ра (1857-1939), К. Хорни (1885-1953) и многих других.

4. Интегральный подход — понимание психических рас­стройств как изменение работы сложного физиологического меха­низма (организма) и осознающего себя индивида (личности) под влиянием трудных жизненных обстоятельств и связанных с ними эмоциональных стрессов, тревоги, гнева, страха, безнадежности. Г. Селье (1946) при так называемом адаптационном синдроме вы­явил цикл органических реакций в ответ на внешние раздражите­ли. Его учение наряду с работами И. П. Павлова (1849—1936) и 3. Фрейда легло в основу клинических и экспериментальных исследований взаимодействия между душой и телом. Возникло психо­соматическое направление в медицине (Дойч Ф., 1884—1964, ГроддекГ., 1886-1934, Данбар Ф., 1902-1959, Александер Ф., 1891—1964 и др.), рассматривающее соматические расстройства в неразрывной связи с состоянием психики, а психические болезни неотрывно от телесных изменений По сути, этот подход — отраже­ние признания того, что не существует ни психической, ни сома­тической болезни. Практически у больного человека имеются представленные в разных пропорциях сочетания как психических, так и соматических нарушений. От преобладания одних или дру­гих зависит диагноз душевного или телесного заболевания. Преи­мущество этого подхода в том, что вне зависимости от того, рас­строена психика или возникло соматическое заболевание, он пред­полагает необходимость использования не только лекарственных препаратов, действующих на соматические симптомы, но и на обязательности применения средств психотерапии.

Развитие психиатрии определяется также потребностями об­щества в организации помощи душевнобольным, социальными условиями, связанными как с преобладающими представлениями об этиологии душевных расстройств, так и с материальными воз­можностями государства и его общественных институтов.

В Средние века, когда в рамках феодальных государств стали развиваться города, из-за скученности проживания людей возник­ла необходимость изоляции психических больных. Однако из-за преобладания в это время взгляда на душевные болезни как на одержимость дьяволом больных содержали в монастырях. А в не­которых странах психических больных даже подвергали уничто-, жению на кострах инквизиции.

/ Позже, в XV—XVII веках, в бывших тюрьмах и казематах ста-лиуОрганизовывать убежища для психических больных, где их со-^.ржали в неприспособленных для существования людей помеще-шх, избивали, не кормили и приковывали цепями. V В конце XVIII — начале XIX века буржуазная революция во Франции провозгласила защиту прав человека. В соответствии с гуманистическими идеалами того времени Ф. Пинель (1745—1826) в Париже начал превращать полутюремные убежища для сума­сшедших в медицинские учреждения для душевнобольных. Одно из важных его нововведений на пути превращения последних из отвергаемых обществом монстров в ранг больных — ликвидация цепей. Все же в обиходе больниц оставались смирительные ру­башки и другие меры стеснения больных. Продолжил борьбу с ограничениями свободы больных британский психиатр Д. Конол-ли (1794—1866). В Англии он ввел режим нестеснения психиче­ских больных, который оказал большое влияние на создание бо­лее гуманного отношения к пациентам психиатрических больниц во всем мире. В других странах также были сделаны первые шаги по организации психиатрических больниц. В США первая психи­атрическая больница была открыта в штате Вирджиния (1773). В этой стране преобразования в психиатрии связывают с именем Б. Раша (1745-1813).

В России никогда не обращались с душевнобольными так же­стоко, как в странах Западной Европы. Обвинения в «бесовской порче» и казни психических больных были единичными. Больных чаще воспринимали как «Богом наказанными» и потому не отно­сились к ним как к враждебной силе. Уже в IX—XI веках органи­зовывалось призрение душевнобольных в монастырях Киева и по­зже в Москве. В царствование Петра Великого было запрещено направлять «сумасбродных» в монастыри и предлагалось поме­щать в специальные больницы. Однако первые психиатрические больницы были открыты в 1876 г. в Новгороде, Риге и Москве, в 1879 г. организовано отделение в Санкт-Петербурге. Гуманистиче­ские преобразования особенно активно проводил главный врач психиатрической больницы в Москве (с 1828 г.) В. Ф. Саблер. При нем были уничтожены цепи, организованы досуг и трудовая тера­пия больных, заведены истории болезни, рецептурные книги, поя­вились врачи примерно с теми же обязанностями, что и в настоя­щее время. В Санкт-Петербурге такие же изменения в судьбе больных произвел И. М. Балинский (1827—1902), первый русский профессор психиатрии (с 1857г.). Отсталое психиатрическое уч­реждение он превратил в передовую клинику. С его участием со­здавались проекты новых психиатрических больниц. Реформы в российских психиатрических учреждениях связаны с именем С. С. Корсакова (1854—1900), одного из основателей российской научной психиатрии и нозологического направления. В его мос­ковской психиатрической клинике были ликвидированы все меры стеснения, упразднены изоляторы, были сняты решетки с окон от­делений, введены постельное содержание острых больных и заня­тия на открытом воздухе для больных с затяжными болезнями.

После 1917 г. осуществлялись попытки превращения медици­ны, задачей которой было только лечение, в здравоохранение, целью которого стало бы еще и предупреждение болезней. В русле этих преобразований в 1919—1923 гг. было начато создание вне-больничной психиатрии. Опережая зарубежные страны, отече­ственные психиатры (Бехтерев В. М., 1857—1927, Ганнушкин П. Б., 1875-1933, Розенштейн Л. М., 1884-1935 и др.) создали научное обоснование психопрофилактики, организовали психоневрологи­ческие институты и диспансеры, предназначив их для оказания медицинской, консультативной и социальной помощи больным, страдающим психозами, неврозами и прочими пограничными пси­хическими заболеваниями. Их функциями стали:

1) активное выявление и учет больных, наблюдение за ними и амбулаторное лечение;

2) восстановление здоровья психических больных и своевре­менное направление в больницу в случае необходимости;

3) проведение психиатрической экспертизы больных;

4) оказание консультативной помощи другим специалистам;

5) правовая, социальная и патронажная помощь сольным, на­ходящимся под наблюдением диспансера;

6) реабилитация психических больных, вовлечение в трудо­вую деятельность и трудоустройство больных с остаточной трудо­способностью.

Дальнейшее развитие психиатрической помощи пошло по пути уменьшения крупных больниц, организации дневных и ночных стационаров, создания профильных лечебных учреждений (дет­ских, подростковых, геронтологических), изменения структуры и назначения старых лечебных учреждений с целью максимального приближения служб к населению и специализации предлагаемых услуг. Эти изменения позволяют проводить реабилитацию боль­ных, используя многоступенчатое их обслуживание. Повышает эф­фективность лечения и реабилитации больных привлечение для этого все большего круга профессионалов: врачей-непсихиатров, медицинских и специальных психологов, логопедов, социальных работников, педагогов, инструкторов по лечебной физкультуре.

В кратком очерке не упомянуты имена таких зарубежных и отечественных психиатров, усилиями которых создавалась психи­атрическая наука (Кандинский В. X., Крафт-Эбинг Р., Крепелин Э., Кречмер Э., Морель Б., Маньян В., Мержеевский И. П., Серб­ский В. П., Эскироль Ж. и др.), разрабатывались новые терапевти­ческие средства (Вагнер-Яурегг И., 1917; Делей Ж., Деникер П., 1952; Закель М., 1933; Каннабих Ю. В., 1974 и др.) и осуществля­лось совершенствование психиатрической помощи населению (Ка­щенко П. П., Маляревский П. П. и др.). В разделе об истории фор­мирования детской психиатрии будут приведены имена многих из •pgx ученых, которые внесли свой вклад как в детскую, так и в об­щую психиатрию.

refalcr.ostref.ru refamvn.ostref.ru uen.deutsch-service.ru referattun.nugaspb.ru Главная Страница